История

Свадьба на Руси

В жизни человека брак — исключительное по важности событие, имеющее глубокий духовный смысл и сакральный характер. Христиане должны вступать в брак с главной целью — помочь друг другу спастись и вместе войти в Царствие Небесное.

рис: logoslovo.ru

Обычно свадьбы играли в зимний мясоед (т.е. от Крещения до начала Великого поста). Говаривали: «Лето — для старанья, зима — для гулянья».

Реже свадьбы справлялись в начале лета: на Красную горку (первое воскресенье после Пасхи) засватают, а на Троицу обвенчают. Считалось, что если парень или девушка просидят на Красную горку дома, то неудачно женятся или вовсе останутся без семьи.

Осенью свадьбы играли обычно на Покров. К празднику Покрова оканчивались все сельскохозяйственные работы, и наступало время отдыха. Девушки усердно молились Божией Матери в праздник Ее Покрова, чтобы найти своего суженого: «Пресвятая Богородица, покрой землю снежком, а меня — платком», поэтому сам праздник считался на Руси свадебным днем.

На Руси невест выбирали родители, посоветовавшись с духовником семьи. Самому жениху такой выбор не доверяли, потому что боялись, что он выберет невесту необдуманно, руководствуясь страстями.

Зачастую молодые не видели друг друга до самой свадьбы. Поэтому слово «невеста» произошло от выражения «не весть кто», т.е. неизвестная, неведомая. А «суженый» — от «судьбы», «суда Божия», потому что жениха, по молитвам девушки и ее родителей, посылает Сам Бог. Выходя замуж по воле родителей, девушка отдавала себя на «суд Божий»: что ожидало ее в замужестве, ведал только Бог.

Крестьяне устраивали смотрины невест на играх-­хороводах, где и девушки, и парни показывали свою сноровку. Умение и выносливость узнавали также на полевых работах. Чтобы узнать, хороша ли девушка лицом, парни подглядывали ее возвращение из бани, когда на лице не было ни румян, ни сурьмы. Когда выбирали невесту, то, прежде всего, обращали внимание на то, как она работает, что умеет делать, — в семье жениха она была нужна еще и в качестве работницы. Белоручку могли и не засватать.

Сватовство было делом очень ответственным и почетным. Сват должен был хорошо разбираться в людях, уметь вести разговор, знать обычаи и быть очень благоговейным и набожным человеком — потому что он соединял судьбы людей по Божией воле. «Не выбирай невесту, а выбирай сваху», — говаривали в старину.

Войдя в дом, сваты начинали иносказательный разговор: «Мы сватами к вашей милости. У вас есть стог годовалый, а у нас жеребенок неезжалый. Нельзя ль у вас стог купить, да жеребенка накормить?» Сватов усаживали за стол и, независимо от того, собирались ли отдавать дочь замуж или нет, сытно кормили и оказывали радушие. Этого требовал непреложный закон гостеприимства. Сваты приходили тоже не с пустыми руками. Они приносили с собой хлеб (традиционный каравай) и вино. Иногда шкатулку или берестяной короб с подарками для невесты («девичьими безделицами»). Отказывали тоже не прямо, опасаясь обидеть хороших людей, а посылали их «коряки лупать», «арбуз испечь» или «чайник навесить». Иногда давали, в знак отказа, тыкву. Согласия невесты на брак обычно не спрашивали, последнее слово всегда оставалось за отцом, и девушке приходилось смиряться и говорить родителю: «Из вашей воли не выйду». Сваты и родители невесты «били по рукам», т.е пожимали друг другу руки в знак закрепления договора о браке. Этот обряд назывался «рукобитьем» или «сговором».

После того, как девушка была просватана, отправлялись «смотреть углы» — хозяйство жениха. Особенно ценилось обилие хлеба и скота, затем — посуда и одежда. Так же осматривали приданое невесты. В него обычно входила постель (перина, одеяла, подушки), полный наряд невесты, украшения (особенно ценились янтарные бусы, нитки жемчуга и серебряные цепочки), подарки жениху и свекру (рубаха и кальсоны), подарки свекрови (нижние рубашки, ткань на сарафан, платки) и всем родственникам — полотенца собственного рукоделия. За приданым в дом невесты на второй день свадьбы приезжали свашки жениха и выкупали его у младшего брата или сестры, которые сидели на сундуке с добром и «продавали приданое».

После смотрин наступало время подготовки к свадьбе. А на русском Севере существовал очень интересный обычай «закрыванья невесты». После совместной молитвы перед иконами зажигали свечу, и отец накидывал на голову дочери­невесты платок («фату», «фатку»), натягивал на лицо и после этого говорил: «Просватали!» Невеста пыталась задуть свечу, убегала, пыталась скрыться от отца, избежать закрыванья, но подружки ее догоняли и возвращали. Невесте полагалось причитать до самой свадьбы — то есть несколько дней. Жених приносил невесте подарки, а она долго отказывалась от них, мучая его, но, в конце концов, принимала. И после этого жених получал право поцеловать невесту.

Наконец, наступал главный день — день венчания. На Севере для невесты этот день начинался с бани. В южнорусских губерниях невеста вставала раньше всех и с подружками бежала в дом жениха, чтобы застать его в постели и надеть на него свадебную рубаху. Несколько дней от сватовства до венчания (на Севере — не более одной недели, на Юге — до целого месяца) занимали «посиделки». Девушки­подружки каждый день сходились в доме невесты, помогая ей шить и вышивать приданое и подарки для жениха и новой родни. Иногда устраивались «вечеринки» — гулянья с играми, песнями и плясками, причем на них мог присутствовать жених и его друзья. Затем наряжали невесту и готовили ее к венцу.

Венчальная одежда была особенной. На Юге — это платье белого, розового или голубого цвета, на Севере — красный сарафан. Невеста снимала свой девичий головной убор (обычно, ленту) и отдавала младшей сестре. На голову ей надевали венок — символ чистоты и целомудрия, поэтому если женщина вторично выходила замуж, венок уже не надевала. Фата или покрывало — непременная часть свадебного наряда, символ замужества и подчиненности женщины — мужчине. Снаряженную к венцу невесту благословляли родители. Жених также получал родительское благословение. Затем жених со своими друзьями, на празднично украшенных телегах (летом) или санях (зимой) — это был «свадебный поезд» — отправлялся за невестой, которую ему еще предстояло выкупить. У ворот дома невесты стояли ее родня и подружки, не давая жениху и его свите прохода, пока он не заплатит выкуп. Войдя в дом, жених видел невесту сидящей под образами, а около нее — младших братьев и сестер, которые «продавали ее косу». Выкупив косу, жених занимал место рядом с невестой. Родители благословляли молодых, которые кланялись на все четыре стороны и отправлялись на Венчание.

На Венчание родители жениха и невесты не ездили, молодых сопровождали крестные, родственники и друзья. Чаще всего именно крестные держали венцы либо лучшие друзья. Под ноги молодым постилали то самое вышитое венчальное полотенце, которое было получено от невесты на сватовстве. Венчальные свечи, большие и украшенные лентами и цветами, по благочестивому обычаю, зажигались от богоявленской (крещенской) свечи. Кольца перед началом таинства освящались священником в алтаре. Причем, по исконному обычаю, кольцо жениха было золотым, а невесты — серебряным.

После возвращения из церкви у дома жениха молодых встречали родители молодого супруга: отец — с иконой, мать — с караваем. Солонка с солью, венчавшая каравай, символизировала будущее благосостояние супругов. На Руси соль была редким, и потому дорогим продуктом. Молодых осыпали хмелем, деньгами, орехами и хлебными зернами. Хлебные зерна символизировали плодородие, поэтому осыпать пшеницей жену и мужа означало желать им многочадия.

Итак, в доме жениха начинался свадебный пир. Прежде всего, на столе присутствовала традиционная еда — большой, круглый свадебный каравай (курник), украшенный веточками «девьей красоты», а также «птичками» и «шишками» из теста, «лежень» — продолговатый хлеб и булочки — «шишки» и «витушки». Каравай всегда разрезала сама невеста и раздавала гостям, его нужно было съесть полностью. Благочестивой традицией было угощать бедных и сирых, подавать милостыню. Так на молодых призывалось Божие благословение. В старину на княжеских свадьбах жениха и невесту потчевали жареными лебедями. Считалось, что лебедей могли есть только на свадьбе.

Главными действующими лицами свадебного пира, как, впрочем, и всей свадьбы, кроме жениха и невесты, были дружко («старший боярин», «шафер») и сваха («свашка», «сватка»). Дружко — главный распорядитель свадебной церемонии, должен состоять впервые в браке Помогала дружке свашка — тоже состоящая «в браке судьбы», бойкая и острая на язык женщина. Дружко и свашка исполняли обязанности, как бы теперь сказали, тамады. Они вели свадьбу «по обычаю», занимали и развлекали гостей, следили за порядком. Молодожены почти ничего не ели, перед ними стоял один прибор, и муж кормил молодую жену.

Непременно на столе стоял бочонок (или чашка) с медом, символизирующим сладкую супружескую жизнь. Объем бочонка доходил до нескольких литров, весь мед молодые должны были съесть после свадьбы. Отсюда и пошло название — «медовый месяц». Спиртного молодожены не пили совсем, хотя перед ними на столе стояли бутылки вина, перевязанные красной лентой. Красный цвет — традиционный свадебный цвет, на Руси он считался праздничным.

В южнорусских краях, у казаков соблюдался красивый и мудрый обычай «повивания невесты». В укромной комнате или прямо за свадебным столом две свашки (со стороны жениха и невесты) снимали с нее венок (или это делал молодой муж), заплетали волосы в две косы, укладывали их вокруг головы, повязывая сверху белым платком. Девушки носили только одну косу — символ непорочности и одиночества, замужние женщины — две косы — знак того, что теперь она не одна, что она нашла свою вторую половинку.

Молодые раньше всех покидали свадебный пир. В первый раз их укладывали спать в нежилом, нетопленном покое, как бы холодно в нем ни было. Постель обычно стелила свекровь. По старинному обычаю невесте полагалось разуть молодого мужа — этим она показывала свою покорность и признавала его власть над собой. На второй день свадебный пир справлялся в доме невесты, и все гости приносили в подарок курицу или петуха, украшенных лентами и цветами. В последующие дни вся свадебная процессия поочередно обходила всех родственников жениха и невесты, пируя в каждом доме.

Свадьба была незабываемым событием для супругов не только потому, что случалась только раз в жизни, но и потому, что в этот день стирались все сословные и имущественные различия. Жениха и невесту величали «князем» и «княгиней», потому что вступление в брак имело подобие с возведением древних князей в достоинство их власти. Какими бы бедными ни были новобрачные, на свадьбе они считались «княжеской четой», а их друзья и ближайшие родственники именовались «боярами».

В браке, освященном Божиим и родительским благословением и соответствующем традициям благочестивых предков, человек обретал полноту своего существования. Недаром говорили, что «не женат — не человек» или «холостой — полчеловека». Жизнь обретала новый смысл.

Татьяна Грудкина

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.
Загрузка...
Загрузка...