Новости

″Если попадем к ″сепарам″, я подорвусь″ – история 63-летнего тернопольца, который пошел воевать за Украину

Всегда интересна история конкретных людей, так как становится более понятным, что их толкает на совершение тех или иных поступков. Из совокупности таких поступков, в конечном итоге, и состоит людское движение в историческом пространстве. Мы предлагаем вашему вниманию статью с воспоминаниями ″современного бандеровца″ напечатанную на одном из украинских ресурсов. Надеемся, что читателям станут яснее персонажи, для которых главным врагом является ″клятый москаль″ и на какие ″подвиги″ эта ненависть их толкает.

(лубочный стиль статьи сохранен полностью)
 

Всю свою жизнь 63-летний Дмитрий Петрович Кидалюк в душе чувствует что-то непостижимое к своей Родине, такое, чего нельзя передать словами. Еще с первых дней становления независимости Украины принимал самое активное участие в политической жизни Украины и Тернопольской области. На Майдан в Киев прибыл 30 ноября 2013 года и там защищал свободу и свободу неньки каждый день, каждую минуту.

В армию не взяли из-за возраста

С 11 на 12 декабря 2013 года попал, как и много других майдановцев, под дубинки ″беркутовцев″, получил весомые травмы. И это лишь разожгло патриота и его позже можно было видеть лишь на самом острие борьбы. 20 декабря того же года на улице Грушевского 62-летнего борца  ранили в левый глаз, он перенес две операции в Киеве - и дальше в бой. А 20 февраля 2014 года у ног Дмитрия Петровича взорвалась свето-шумовая граната, начиненная гвоздями и другим железом, которые растерзали тело, вызвали контузию. (прямо-таки Терминатор какой-то. Вот только граната явно майдановская – у милиции штатные гранаты – прим.перев.).

Потом была отправка на лечение в Польшу вместе с группой других пострадавших на Майдане. Оттуда вернулся летом 2014 года и уже в августе пошел в военкомат, чтобы снова защищать свой родной край от новых узурпаторов с севера. Тогда его не взяли в армию из-за возраста. И что такое возраст для майдановца?! Для патриотов не существует таких понятий, как возраст, национальность, верования, должности, состояния, болезни. Их может остановить только смерть, да и после нее их слава продолжает защищать родную землю. В то время, как и теперь, господина Дмитрия часто вызывали в прокуратуру Киева для дачи показаний о событиях на Майдане. Поэтому, будучи там, он, по совету товарищей Стаса, Саши, ″Бороды″ и других, обратился к представителям добровольческого батальона ″ОУН″.

Готовили к штурму Донецка

Вскоре группа таких же добровольцев, как Дмитрий, подалась под его руководством к городу Нежину Черниговской области на двухнедельную уплотненную и насыщенную подготовку в учебном центре.

Там добровольцы торжественно приняли присягу на верность Украине возле здания РГА, а дети им вручили рисунки и обереги. О  дне и времени отправки на фронт в те времена не извещали заранее, ибо, как рассказывает Дмитрий, были случаи, когда сепаратисты узнавали о маршрутах и просто расстреливали безоружных добровольцев на марше. И вот пришло время ″Z″, подняли ночью и штурмовую группу″Скорпион″, в которой был и Дмитрий, повезли на Восток, а перед тем тогдашний комбат ″ОУН″ Николай Коханивский пожелал бойцам воинской удачи, бить нещадно врагов и вернуться домой живыми. Группу готовили для взятия Донецка, штурмов укрепленных точек, зданий и тому подобное. Каждый боец подразделения был хорошо обученным и мог заменить в случае чего друг друга во время боя. Они могли залезать в окна, на балконы, брать другие препятствия за несколько секунд. Например, один становился внизу со скрепленными кистями рук, другие по очереди ногами от них отталкивались и так шли вверх. Дмитрию кое-что из того было известно издавна, так как он служил капитаном в органах внутренних дел.

Вскоре воин попал на Саур-могилу под границу с Россией. Там был ранен в правую ногу осколком от ”Града”, пробило насквозь стопу, поломало ее косточки. Осколок застрял в ноге, и Дмитрий сам его вытащил... плоскогубцами, которые всегда, как и некоторые другие инструменты, были при нем. Кроме того, все бойцы из его группы были хорошо обучены оказывать первую доврачебную помощь.

Возраст солдат в подразделении Дмитрия колебался от 20 до более 60 лет, сам он был старшим, поэтому, наверное, и получил позывной ″Дед″. Дмитрий выполнял различные задания и работы, он был механиком, интендантом, снайпером, кашеваром, постовым, ремонтником побитой техники.
Солдат рассказывает, что в начале войны они очень страдали от мобильной связи. Например, в Песках Донецкой области враг часто их неизвестным образом засекал и лупил из всех видов оружия. Со временем пришел опыт, но погибших не вернуть через простую халатность, беспечность и безрассудство.

С ногой господин Дмитрий отлеживался дома, и, походив в гипсе с месяц, не выдержал и отправился вновь к своим ребятам, как он говорит, на фронт. Приехал в с. Тоненькое, что у Песков, был ответственным за технику на складе, организовывал быт солдат. На вопрос: ″А как же здоровье?″ Кидалюк дмитрий ответил: ″А что здоровье? Я за Украину, как надо, не задумываясь, и жизнь отдам!″

За время войны Дмитрий в отпуске был 4 раза (большинство из них – вынужденные, из-за ранения), на судьбу не жалуется, наоборот, сам ее формирует и направляет.

Второе ранение в зоне АТО господин Дмитрий получил, когда ехали в сторону Донецкого аэропорта из Песков. Говорит, была такая себе незначительная царапина по сравнению с ранами других боевых побратимов.

″Журналист″ стал креститься...

А еще Дмитрий Петрович рассказал о необычном и будничном,, по его мнению, случае, который произошел с ним и его товарищем.

– Однажды получил задание от командира ″перегнать″ авто из Константиновки в Тоненькое. Дело было под вечер, а дорога не близкая (до 100 км). Надвигались сумерки, в последний момент меня Бог надоумил попросить у командира сопровождение. Получил моего давнего знакомого и товарища еще с Майдана - Володю с позывным ″Журналист″. Мы взяли по АК, ″Муху″, гранаты, вдоволь зарядов и патронов. По прибытию на место сели в подаренный джип и подались назад. Я тогда еще сказал товарищу: если попадем к сепарам, то ты как хочешь, а я подорвуцсь, и так, чтобы тех нелюдей побольше забрать на тот свет. В плен не сдамся, не собираюсь и никогда не буду терпеть унижения. Я был за рулем, выжимал из джипа все, на что он был способен. Подъехали к Орловке и Семеновке и тут началось: сепаратисты били ″Градами″, минометами и другим оружием. Вся эта ″беда″ летела в нашу сторону. Порой взрывы были так близко, что машина становилась дыбом, наклонялись в сторону на два колеса. Двое мы проскочили, – рассказал Дмитрий Кидалюк.
Но интересное в этой истории то (и разве может быть война интересна?), что товарищ нашего героя, который был ярым атеистом, поверил в Бога.

– И я лично, и все окружающие убеждали его приобщиться к Богу - ничего не помогало, и, наверное, все же наши слова ему откладывались где-то глубоко внутри. Потому что в самый трудный момент, когда небо грохотало тысячами громов и молний, а земля поднималась вверх и наш джип вилял среди того ада, ″Журналист″ стал... креститься. А я уже давно про себя читал ″Отче наш″ и очень удивился Володи. Тогда мы таки доставили машину и комбат утром пришел взглянуть, в каком состоянии аппарат. Вот он посмотрел на него, потом на нас и спрашивает, как добрались. Володя сказал, что может быть, нормально. А я ему: ″Ты лучше расскажи комбату, как ты крестился″. Тот лишь скривился. Я и все друзья Володи про тот случай никогда и слова не проронили. С того времени мы еще сильнее сдружились, Володя еще больше стал меня уважать, и мы теперь, как братья, – вспоминает опытный воин.

Рассказал господин Дмитрий и что такое ″не страшно″: ″на Дворе у нас был туалет, так вот одной ночью в 2.00 ушел туда. И как гупнуло неподалеку... Потом два дня организм оказывал сопротивление на естественную потребность... А как бежал и как оказался в помещении, до сегодня не помню. Кажется, что когда сейчас рассказываю об этом, то смешно, а там было ой как страшно, страх охватил все естество, будто мозг выключился...″

Сейчас Дмитрий Петрович находится в областной физиотерапевтической больнице реабилитации в Бильче-Золотецке Борщевского района. Говорит, что это уже второй раз здесь. В больнице недавно открыли отдел для воинов АТО, в нем и находится господин Дмитрий, долечивает последствия контузий от вражеских артобстрелов. Также лучшими словами господин Дмитрий отмечает весь медперсонал, подчеркивает, что это просто замечательные люди, что он еще не видел до сих пор такого человеческого отношения. Слова благодарности бывалый воин  изложил письменно и в тетради благодарностей и предложений учреждения...”.

 

Вот и вся коротенькая повесть о бесстрашном пане Дмитрии, который все же порой пугался до физиологических проблем. А ведь мужику 63 года. Воистину, если кто дураком родился, тот дураком и умрет. Этому пока везет, в смысле, жив еще… пока. 

mikle1

Загрузка...
Загрузка...