Новости

Киевская хунта и военная пропаганда

На Украине уже второй год идет гражданская война, как продолжение киевского майдана, приведшего к государственному перевороту и установлению незаконной власти небольшой группы людей. В основу развернувшихся трагических событий изначально была заложена ложь, цель которой состоит в обеспечении общественной поддержки хунте. Установив полный контроль над средствами массовой информации, власть имущие преступили к нагнетанию пропагандистской истерии. В результате ″промывки мозгов″ сегодня  определенная часть населения Украины готова не только поддержать братоубийственную войну, но и принять в ней активное участие.  При этом люди находятся в полной уверенности, что против их страны осуществляет агрессию соседнее государство.

В этом плане киевская хунта не изобрела ничего нового, лишь проявила себя прилежным учеником.

 Один из лидеров нацистской Германии Герман Геринг, выступая на Нюрнбергском процессе, заявлял: ″Разумеется, народу не нужна война... Однако, политику всегда определяют лидеры, а им втянуть страну в войну проще простого: демократия ли это, парламентская республика, фашистская или коммунистическая диктатура. С голосованием или без него, народ всегда можно заставить делать то, что выгодно властителям. Это дело нехитрое. Все, что нужно сделать — так это сказать людям, что на них напали и обличить пацифистов в отсутствии патриотизма, а также в том, что они подвергают страну опасности и предают ее интересы...″.

 Говоря об этом, Геринг исходил из практического опыта III Рейха, который основывался на принципах военной пропаганды, применяемых еще в ходе Первой мировой войны. Эти принципы окончательно были сформулированы британским дипломатом лордом Артуром Понсонби (1871-1946) в 1929 году в книге ″Ложь во время войны″. http://www.vlib.us/wwi/resources/archives/texts/t050824i/ponsonby.pdf

Суть этих принципов сводится к следующему:

″Мы не хотели войны″.

Понсонби разъяснил, что для ведения военной пропаганды первым делом необходимо убедить собственный народ в том, что ″мы″ не хотели войны. Это ″другие″, ″они″ начали войну, или мечтают ее начать со дня на день. ″Мы″ же вынуждены защищаться. Использование этого принципа прослеживается практически в каждой войне. Главное — убедить людей, что ″плохие парни″ ненавидят ″нас″ и уже начали (или готовы начать) первыми. В качестве доказательства может подсовываться подходящее политическое убийство, нападение, террористический акт, проч. Чувство мести — простой и эффективный способ направить ярость граждан в нужное русло.

Враг воплощается в конкретной личности.

″Не обязательно заставлять ненавидеть весь народ, — писал Понсонби. — Надо персонифицировать образ врага, показать своему населению, что глава, руководитель ″других″ — это душевнобольной, свихнувшийся, продажный человек″.

 Наши действия мотивируются принципами человеколюбия.

″Следует умалчивать, что в каждой войне в первую очередь преследуются экономические цели, подчеркивая лишь гуманитарные причины. Так это было во времена Первой мировой войны: мы не воевали за контроль над Суэцким каналом или за новые колонии... Ни в коем случае! Мы сражались, руководствуясь принципами высочайшего благородства. В Первую мировую войну это были: ″раздавить милитаризм″, ″защитить малые народы″, ″подготовить мир к демократии…″, - пишет Понсонби.

Действия врага отличаются особой жестокостью и вызывают ужас.

″Нужно максимально оперативно распространять сведения о жестокостях, совершенных противником, разъясняя, что именно ему свойственны подобные поступки″. Мы сами или наш народ всегда невинны, а вот наши враги — звери и садисты. В действительности, все армии мира на войне действуют с жестокостью. Но принцип военной пропаганды состоит в том, чтобы доказать, что именно у другой армии жестокость является обычным делом, тогда как у ″нас″ она — ″вынужденная необходимость″ или «досадная случайность″.

Использовать принцип легитимности.

Всегда нужно действовать от имени народа.

Всегда нужно преувеличивать свои успехи и потери противника.

Во время войны потери в живой силе и технике называют не фактические, а руководствуясь своей выгодой. Изо всех сил создается позитивный имидж ″нашей″ сильной и подготовленной военной силы, и, соответственно, подчеркивается слабость противоположной стороны. Это необходимо как для деморализации врага, так и для поднятия боевого духа своего населения. Делается это, в частности, всяческим акцентированием в СМИ того, как хорошо подготовлена наша армия, какое мощное и высокоточное у нее вооружение и т.д.

Распространять дезинформацию и слухи.

Цели все те же: уменьшить боевой дух и желание сражаться у противоположной стороны, ослабить и деморализовать вражеское население. Другие задачи: подрыв международного авторитета государства, его сотрудничества с другими странами, провокация конфликтов, разжигание недоверия, подозрительности, обострение политической борьбы, отторжение руководство противника от его населения, провоцирование репрессий против оппозиции и др.

Основную роль в распространении дезинформации и слухов в современной войне играют масс-медиа. Готовятся специальные статьи, интервью, ″горячие новости″, документальные фильмы и прочий фактаж, который целенаправленно разносится СМИ под видом объективного и непредвзятого освещения событий.

Использовать ″черную″ пропаганду.

Более выгодным, чем ведение военной пропаганды из внешнего источника, является введение информации якобы от внутреннего источника (т.н. ″черная″ пропаганда). Население страны нередко воспринимает пропаганду противника с большим предубеждением. Чтобы вызвать доверие, пропагандистский источник должен прикинуться ″своим″. ″За несколько месяцев до вторжения немецких войск во Францию (1940) пропагандисты Геббельса стали активно использовать так называемые ″черные″ передатчики, которые выдавали себя за французские радиостанции. Они распространяли всевозможные слухи, подвергали ожесточенной критике правительство Франции, сеяли неуверенность и панические настроения среди населения и военнослужащих. В результате к моменту решительного наступления немецких войск моральный дух личного состава французской армии оказался настолько подорван, что она была не в состоянии оказать серьезное сопротивление оккупантам″. http://www.evartist.narod.ru/text19/012.htm

Как мы можем убедиться, киевская хунта в своей лжи следует тем же старым образцам, но стала еще наглее и изощреннее. Любой ознакомившийся с принципами военной пропаганды с легкостью может обнаружить их проявление в нынешних украинских реалиях.  

Иван Сашенко