Мир

Россия и Сирия ведут переговоры об экономическом сотрудничестве

Россия должна стать для изолированной и разрушенной Сирии основным внешним рынком


Дружба, проверенная огнём

Министр промышленности Сирии Ахмед аль-Хаму заявил, что правительство страны планирует наладить торгово-экономическую кооперацию с Россией. В частности, в настоящее время, официальный Дамаск ведет переговоры с Россией о сотрудничестве по бартеру. Согласно заявления Аль-Хаму, Сирия остро нуждается в нефтепродуктах, товарах химической промышленности, минералах, дереве, удобрениях, оборудовании, трубах, бумаге и кормах. В свою очередь САР готова поставлять на российский рынок товары собственного производства – овощи, фрукты, изделия легкой промышленности, текстиль, пряжу, обувь, хлопок, товары домашнего обихода и мебель.

Со слов министра, уполномоченные представители России и Сирии уже занимаются согласованием двухсторонних договоров, которые призваны урегулировать проблемы сотрудничества в области энергетики, сельского хозяйства, ирригации, промышленности, транспорта, нефти и торговли. Задачей соглашений является упрощение процессуальных проблем связанных со стандартными процедурами административного и контрольного характера.

Однако, проблема гораздо глубже чем кажется на первый взгляд. Все совместные мероприятия будут иметь для России не столько экономический, сколько политический характер. И этому есть несколько причин.

Первая – экономика Сирии практически разрушена гражданской войной, которая продолжается и закончится еще не скоро. Поэтому говорить, что Сирия сможет стабильно обеспечить товарами собственного производства реальные потребности российского рынка, это значит обманывать себя. Вторая – политический режим Башара Асада не признан странами Запада, а также их союзниками на Ближнем Востоке. Вследствие этого рынки этих стран являются недоступными для Сирии – как для продажи, так и для покупки. Не говоря о займе средств.

 

Это все наталкивает на мысль, что речь на переговорах идет не просто о стандартном сотрудничестве, а о вещах более глобальных. Например, о том, что Россия должна стать для Сирии основным внешним рынком и выбирать практически весь производимый в этой стране товар, предназначенный для экспорта. Помимо этого, логично предположить, что по такой схеме Россия, несмотря на неизбежные определенные издержки, должна взять на себя обязательство снабжать Сирию необходимой продукцией. Это и является основной проблемой подобных переговоров. Ведь в России, помимо государственного сектора, существует множество игроков, с которыми нужно будет согласовывать условия и порядок компенсации в случае издержек. Для этого понадобится серьезная работа правительства и выделение определенных бюджетных субсидий.

 

Однако, по мнению политолога, преподавателя ВШЭ Сергея Лукьянова, ставить крест на экономике Сирии еще рано – реальные объемы сирийской экономики, несмотря на войну и разрушения, и сейчас достаточно велики.

 

«Сирийский внутренний рынок товаров народного потребления – очень емкий, поэтому сюда могут войти российские производители. Кроме того, товары, которые производит Сирия, совершенно точно найдут своего потребителя и на национальном рынке России по той причине, что у них невысокая себестоимость и, как следствие, экспортная цена. Все это позволит сирийским товарам быть конкурентоспособными в России», — констатирует Лукьянов.

 

Лукьянов считает, что, вместе с этим, нужно понимать, что сирийский рынок сильно ограничен по размеру находящихся в нем капиталов.«Что касается местного производства, то, например, сирийский текстиль, несмотря на гражданскую войну, продолжает производиться и расходиться по всему ближневосточному региону, поэтому он имеет все возможности для того, чтобы найти свой путь и на российском рынке», — резюмирует Лукьянов.

 

По мнению Лукьянова, одной из проблем при заключении российско-сирийских договоренностей является несоразмерность тех экономических структур, которые будут сотрудничать по плану министра аль-Хаму.«Все предлагаемые товары сирийского производства – это дело небольших компаний и небольших корпораций, т.е. среднего бизнеса, а вот Дамаск хочет в этом обмене сотрудничать с нашими ведущими корпорациями, если брать тот же нефтегазовый сектор российской экономики», — заключает Лукьянов.

Поэтому, как полагает Лукьянов, в контексте этих российско-сирийских переговоров мы говорим о неравном экономическом сотрудничестве.

 

«Кроме того, с точки зрения российских компаний работа в Сирии сопряжена с очень большим количеством рисков – это проблемы безопасности, страхования, а также многие другие, которые могут быть покрыты только при участии нашего государства. Москва здесь должна будет выступить гарантом наряду с Дамаском », — констатирует Лукьянов. Только подобные гарантии российского правительства и Дамаска позволят, если не минимизировать издержки, то, как утверждает Лукьянов, по крайней мере, удержать их в рамках определенной нормы.

 

«Также ключевой проблемой здесь является проблема доверия. У Москвы с Дамаском есть полное взаимопонимание интересов и доверие между собой на уровне правительств, но на российский бизнес эти настроения, естественно, не распространяются. В России очень скептически относятся к сирийскому национальному рынку и тем условиям, которые он может нам предложить», — резюмирует Лукьянов.

 

Однако, как считает Лукьянов, Москва должна поощрять такие проекты, не забывая при этом о политической целесообразности. «Та политика, которую Россия проводит на Ближнем Востоке, требует более диверсифицированного подхода в отношении Сирии, и не только в проблемах безопасности и сопутствующих вопросов, но и экономического присутствия российских компаний в этой ближневосточной стране», — констатирует Лукьянов.

 

Более того, Лукьянова считает, что, Сирия является той площадкой, которая больше всех готова к принятию российского бизнеса у себя, и именно это может стать залогом нашего присутствия в этой стране и во всем ближневосточном регионе на протяжении десятилетий.

 

Говоря о материальной базе экономики САР, нужно принимать во внимание, что под контролем Асада остались провинции Латакия и Тартус, из которых ранее шла большая часть товарообмена Сирии с внешним рынком. И сохранение в неприкосновенности этих территорий должно стать одной из первоочередных задач сирийского правительства. «Надо понимать, что территории, которые в настоящее время продолжает контролировать правительство Сирии и на которые оно наступает, являются наиболее ресурсоемкими провинциями этого государства. Именно здесь было сконцентрировано практически все промышленное производство довоенной Сирии, что, кстати говоря, является причиной выдавливания исламистских групп из Дамаска и Алеппо в провинцию Идлиб. Она в экономическом отношении вообще не развита. Что касается нефти, то большинство мощностей довоенной Сирии, как замечает Лукьянов, сейчас находится в районе провинции Дейр-эз-Зор, поэтому неудивительно, что Дамаск продолжает с огромным упорством удерживать в этой провинции военный анклав и планирует освободить этот регион от боевиков запрещенной России террористической организации «Исламское государство» уже в этом году.

 

«В остальном главными секторами сирийской экономики являются провинции Латакия, Тартус и Дамаск – здесь сконцентрировано промышленное производство и сельское хозяйство. Война, конечно, дала о себе знать, но уровень сохраняемого производства позволил правительству Асада практически полностью обеспечивать себя продовольствием на протяжении пяти лет войны», — заключает Лукьянов.

 

orig-1486025612559d19bb5dff80bc60e81f904d650ef6-1486025613

 

Все это, по словам эксперта, говорит о том, что государственный аппарат в Сирии опирается на вполне развитый бизнес, причем все эти коммерческие структуры сохранили свою лояльность к Дамаску, сосуществуют с правительством Асада, а также обеспечивают его деятельность в экономическом плане.

 

«Кроме того, такие структуры финансируют деятельность своих военизированных отрядов, которые защищают бизнес и помогают правительственным войскам в борьбе с боевиками и террористами», — констатирует Лукьянов.