Новости

100-летие латвийской независимости: песни и пляски на похоронах

Латвия отметит столетие своей независимости 18 ноября. Деньги на празднование выделены немалые, но, как ни парадоксально звучит, латвийцев сложно поздравлять с вековым юбилеем. И на то есть несколько причин.

Прежде всего, по большому счету, поздравлять некого. Потому что народа латвийского в природе нет. Эстонцы есть, литовцы есть, латвийцев нет.

И это не фигура речи, а общепризнанный факт, отраженный в основном документе — Конституции страны, где главным достоянием является не рожденный в Латвии человек (гражданин со всеми причитающимися ему правами), а латыш — носитель латышского языка.

То есть не человек, а язык — главная ценность страны, именуемой ныне независимой Латвийской Республикой.

Это важный момент для понимания того, к чему пришла Латвия, с каким багажом, набором ценностей она собирается праздновать свой юбилей.

Есть еще один интересный нюанс. Факт, который лежит на поверхности, но о котором не пишет пресса, который табуирован политиками.

 

 

При искреннем желании поздравить латышей с праздником их независимости невольно возникает вопрос: о каком столетии идет речь? С 1918-го по 2018 год? Считаем на пальцах: с 1918-го по 1940 плюс с 1990-го по 2018 год. Ровно пятьдесят лет. (Декларация о восстановлении независимости Латвийской Республики принята 4 мая 1990 года — прим. RuBaltic.Ru).

Без калькулятора: отнимаем эти годы от цифры 100, получаем еще 50 лет, которые латыши прожили, находясь в составе дружной советской семьи, где их считали «обыкновенными» людьми.

Это не праздный вопрос. Он может быть неприятным, неудобным, но нужно отметить: какая-то хромая эта «латышская логика». Как можно отмечать сто лет, не считая пятидесяти?

Если по официальной версии латыши, находясь в Советском Союзе все эти годы, страдали и вымирали как нация, логично исключить все годы этого ига. Иначе — праздник со слезами на глазах. А подобного рода торжества официальной идеологией в Латвии не приветствуются. Истинным латышам в праздники позволительно петь, танцевать и радоваться.

Отмечать так отмечать! В конце концов, речь идет об общей истории. Еще живо целое поколение, ему есть что вспомнить, чему радоваться, с чем что сравнить. Это правильно, это мудро — не выдергивать из истории целые эпохи, не «половинить» ее. Пусть молодежь знает, какой путь прошла их страна.

А путь Латвии как одной из союзных республик есть превращение маленькой аграрной страны в индустриально развитый регион с сильным сельским хозяйством. Латвия стала «витриной» советского государства.

Рига, 1960-е годы / Фото: transphoto.ru

Рига, 1960-е годы / Фото: transphoto.ru

 

В 1970–1980 гг. в структуре произведенного национального дохода около 42% составляла промышленность (машиностроительная, электротехническая, радиоэлектронная и другая); около 24% — сельское хозяйство, 7% — транспорт и связь, 8% — строительство. Производство электроэнергии — 5 млрд кВт/ч (1985 год).

Эксплуатационная длина железнодорожных линий — 2384 км (1984 год), автомобильных дорог — 27,6 тысяч км (1984 год). Латвийская ССР осуществляла около 1/6 всех морских перевозок CCCP. Ее главные порты — Рига, Вентспилс, Лиепая — до сих пор на слуху и работают на экономику Латвии.

Это просто факты. Вкладывалась в развитие Латвии вся огромная страна. Даже в официальных латвийских источниках отмечается, что в рамках индустриализации были созданы крупнейшие в Советском Союзе промышленные предприятия: ВЭФ«Радиотехника»РАФРВЗ и другие. Марки духов фабрики «Дзинтарс», рижский бальзам, трикотаж мы помним и сегодня.

Латвия кормила и себя, и крупные российские города. Многие заводы работали на оборонное ведомство. Были построены Рижская и Плявиньская ГЭС, ряд ТЭЦ. Развивалась туристическая инфраструктура: сеть домов отдыха, Юрмала — одна из культурных столиц и самых известных и любимых курортов в СССР.

Пляж советской Юрмалы / Фото: thematicnews.com

Пляж советской Юрмалы / Фото: thematicnews.com

 



 

В отличие от нынешней «Латвии для латышей», той стране и в голову не могло прийти ущемлять в правах «латышских товарищей».

Как тут не вспомнить яркого русского публициста и философа-славянофила XIX века Юрия Федоровича Самарина, попавшего в немилость к царю Николаю I после посещения им, членом комиссии, Риги с ревизией «местного городского устройства». Именно он, кстати, первым ввел в оборот термин «неграждане», узнав о разделении жителей Риги на бюргеров и небюргеров.

А писал Самарин в своих «Письмах из Риги» о том, что «большинство граждан состоит из немцев, которые считают себя в городе полными хозяевами», и о том, как немецкие бюргеры угнетают «неграждан» — латышей и русских, «лишенных права на многие виды работ».

Юрий Самарин / Фото: domgogolya.ru

Юрий Самарин / Фото: domgogolya.ru

 

Лучший друг Юрия Самарина, публицист Иван Аксаков, писал позже своему отцу: «Дела идут плохо: немцы торжествуют, а Самарин сидит». Чем не общая история?

Русским не откажешь в последовательности. Перефразируем: что немцу хорошо, то русскому и латышу смерть.

Латыши были братьями. Их именами назывались проспекты и улицы. Вся страна зачитывалась книгами латышских писателей, на фильмах, снятых на Рижской киностудии, взрастали целые поколения. Бесплатное образование на родном языке, доступная для всех медицина: пусть в рамках системы, но системы для всех.

Человек мог планировать свое будущее. Дикой мыслью, отголосками времен язычества показались бы запрет на конкретные профессии и отказ по этническому принципу в праве выбирать и быть избранным.

Все номенклатурные и партийные должности в республике занимали как раз латыши. Многие партийные руководители советской Латвии были выдвинуты на руководящие посты в Москву (А. Я. Пельше, Б. К. Пуго и другие).

Итог: население Латвии на 1986 год — 2 623 000 человек. Заменим первую цифру на единицу — примерно столько проживает в независимой стране Латвии сегодня. И это по официальной статистике.

За период с 1990 по 2018 год Латвия потеряла населения больше, чем за годы Первой мировой войны. Молодежь буквально бежит из страны, и процесс этот, судя по всему, необратим.

Своими же руками латыши не просто уничтожили всю свою промышленность, сельское хозяйство, уникальную науку и культуру; они исхитрились искоренить в себе ценности предков, свою самобытность. Отказавшись от роли мостика между ЕС и Россией, Латвия превратилась в маленькое буферное русофобское государство, умудрившееся стать окончательно зависимым еще и от США.

Единственное, чего не удалось сделать за эти годы национально озабоченной власти, — привить ненависть к русским на бытовом уровне.

А ведь как все начиналось?

Из программы «Народного фронта Латвии», 1989-й год: «Независимое Латвийское государство должно гарантировать равноправное развитие всех национальных групп, не ограничивая их политические и социальные права... Кодексу межнациональных отношений надо отвергнуть любую идеологию, которая поддерживает национальное высокомерие одного народа по отношению к другим народам, в нем не должно быть места шовинизму, антисемитизму, русофобии, национальному протекционизму, национальному нигилизму, имперскому образу мышления».

Русских предали, но они переживут. Уже пережили. Другое дело, что выросло новое поколение. У него есть повод за страну порадоваться? Что думают об этом сами латыши?

Артур Приедитис / Фото: mixnews.lv Артур Приедитис / Фото: mixnews.lv

Все просто. Если ты не при власти, если используешь мозг по его природному назначению, если ты любишь свою Родину и тебя уже берет отчаяние от проводимой в стране политики — ты не можешь не понимать, что недавние выборы в Сейм способны только «оптимизировать трагедию», но не более того.

Потеря национального суверенитета, демографический кризис, крах системы образования и здравоохранения — факты уже свершившиеся. И если сегодня мы на бытовом уровне еще говорим о дружбе народов без кавычек, то последствия этой трагедии уже «проникают в мораль последующих поколений и полностью меняют менталитет народа», что есть окончательное дно. Так считает профессор и доктор наук латыш Артур Приедитис.

Говоря о 100-летии Латвии, профессор так описывает ситуацию аналитическому порталу RuBaltic.Ru: «Я являюсь автором первой книги по истории латышской культуры с древнейших времен до наших дней. Она вышла в 2000-м году.

В книге я пишу, что кульминация развития латышской культуры достигла своего пика во второй половине XX века. Проще говоря — в советские времена. Это время расцвета исторической науки, искусства и литературы.

Неолиберализм и постмодернизм за эти годы окончательно подорвали латышскую культуру в нашей "свободной стране". Мы собрались отмечать юбилейную дату при демографической катастрофе: упадке рождения, небывалой смертности и космической эмиграции будущего нации — наших детей — в другие страны».

Возможность для молодых людей учиться и работать в западных странах есть одно из немногих достижений в постсоветский период. Почему нет? Только когда уезжают лучшие и с билетом в один конец, вопрос должен стоять иначе: кто виноват, что они не возвращаются?

В Латвии сегодня заправляет национально-реакционная и криминально-олигархическая верхушка, которую не интересует будущее ее страны. Этой власти, говорит Артур Приедитис, нет дела ни до пенсионеров, ни до образования, ни до создания рабочих мест, ни до понятия о человеческом достоинстве как таковом.

Судя по тому, что нагородил Сейм Латвии только в этом году и только по части того же образования, совсем неуютно становится от предположений Артура Приедитиса:

«Латвийское общество ждут совсем мрачные перспективы от нового 13-го Сейма и новой, совершенно неадекватной власти, от молодых, бесцеремонных и просто морально и психически неуравновешенных "приматов", не имеющих ни опыта управления, ни какой-либо социальной ответственности».

Каждые четыре года становится только хуже, говорит профессор. На смену приходят молодые люди с купленными учебными документами, без минимального интеллекта и настоящего национального патриотизма. Какую хорошую жизнь может предоставить людям 13-й Сейм, если его будущие обещания касаются только защиты интересов олигархов?

Увы, это не единичная точка зрения. Таковы общие настроения и простых людей в стране, в которой некие политики решили отмечать им одним понятную независимость. Меж тем более зависимую страну, чем Латвия, сложно найти даже среди ее ближайших соседей.

Результаты внутренней политики каждый житель Латвии способен оценить сам. Молодежь, как уже говорилось, голосует за такую политику, покупая билет на самолет.

Александр Васильев / Фото: newsbalt.ruАлександр Васильев / Фото: newsbalt.ru

Как заявил аналитическому порталу RuBaltic.Ru директор Балтийского форума экономист Александр Васильев, нынешняя система налогообложения крайне недружественна по отношению к вновь создаваемым предприятиям. Это особенно заметно на фоне соседней Эстонии.

Коррекция налогового законодательства, предпринятая последним латвийским Кабинетом министров, носит «косметический» характер и существенного влияния на стимулирование роста латвийской экономики не окажет.

«Проводимая в последние годы внешняя политика латвийского руководства практически привела Латвию к созданию и укоренению за пределами Латвии образа страны из "прифронтовой зоны", на территории которой в любой момент может начаться вооруженных конфликт», — отмечает Васильев.

Вот, пожалуй, и все достижения.

Можно спорить, что там было в 1940-м году, с цветами встречали латыши советские танки или нет, но факт остается фактом: выйдя из одного Союза, Латвия сама тут же «прыгнула» в другой. В Европейский — за новыми ценностями.

На сегодня имеем данность: страна вымирает. Сама, без агрессора. Впервые за сто лет.

 

Загрузка...

 

Как заявил на прощание нашему порталу профессор Артур Приедитис, Латвия живет при криминальном капитализме, а это худшая его разновидность. 18 ноября Латвия отмечает это «достижение».

 

Роман Самарин

Загрузка...
Загрузка...