Новости

Альтернативная история Крыма

Санкции, введенные Западом против России и Крыма, стали неожиданностью для Владимира Константинова. Это было, «как будто завистливый сосед, которого ты, тем не менее, считал в общем-то нормальным человеком, узнал, что ты дома отмечаешь какое-то событие, и изо всей силы начал колотить по батарее и распевать грязные песни», — пишет он в своей книге To Go One's Own Way (Идти своим путем).

 

«Если крымчане имели какие-то иллюзии относительно объективности Запада, то они их потеряли в тот день, когда были введены санкции», — продолжает он.

Политический триллер. Константинов — инженер и президент парламента Автономной республики Крым с 2010 года. Он был центральной фигурой во время выхода Крыма из Украины в связи с государственным переворотом в Киеве в феврале 2014 года. Эта книга — личный и искренний политический триллер о внутренней жизни Крыма в то время, когда решалась судьба края, она богато иллюстрирована, в нее включены также тексты договоров. Читатель попал в хорошую компанию.

Крым был русским в течение почти 200 лет, когда украинец Никита Хрущев в 1954 году через голову народа передал полуостров Украине. Время под властью Украины было недобрым. Русский и крымско-татарский языки и культура были в угнетенном положении по сравнению с украинским языком. Согласно Константинову, мысли большинства о выходе и возвращении к «матери России» высказывались все чаще.

Конституция 1998 года давала Крыму право принимать участие в формировании внешней политики Украины, но это право саботировалось. Крым был исключен из дискуссий о вступлении Украины в НАТО, и никто не спрашивал Крым тогда, когда 21 февраля 2014 года Янукович подписал с заговорщиками договор, получивший гарантии европейских политиков.

На неформальной встрече в Москве в январе того же года Константинов спросил о том, что, с точки зрения Москвы, может предпринять Крым, если заговорщики скинут законно избранную власть на Украине. Для Крыма было важно не упустить момент, когда он имел бы законную возможность вернуться в Россию. Участники беседы считали, что Янукович устоит.

Выход. Конституция Крыма также давала право проводить референдум. Вопрос обсуждался в президиуме Крыма 4 февраля 2014 года. Должны ли они обратиться к России и просить Кремль гарантировать статус Крыма как автономной республики?

Полицейские Крыма защищали конституцию на Майдане, трое из них отдали за это свои жизни. 20 февраля колонна автобусов с крымчанами, возвращавшимися из Киева, где они защищали конституцию, подверглась нападению вооруженных бунтовщиков. Все были выведены из автобусов и подверглись жестокому избиению. Тех, кто пытался бежать, травили собаками. 7 человек погибли, 20 до сих пор считаются пропавшими. Это показало жителям Крыма, чего им следует ожидать.

Государственный переворот и бегство президента означали конец той Украины, которая была сформирована после распада Советского Союза в 1991 году, пишет Константинов. Захватившие власть не скрывали своих намерений. Он пишет далее: «Москалей вешать. Республика [Крым] должна быть ликвидирована. Все это высказывалось открыто. Они хотели уничтожить нас. Эта ситуация угрожала Крыму хаосом и войной. С другой стороны, она дала нам определенную возможность отплыть от украинского берега и нацистского мятежа и вернуться в Россию». Но гарантий России все еще не было. «Для нас пришло время бороться — с непредсказуемым результатом этой борьбы».

Судьбоносные дни. Бунтовщики грозились убить депутатов и их семьи. Константинов получил сообщение о том, что его должны были доставить в Киев в гробу. 23 февраля весь Симферополь был на ногах. Полиция Крыма объявила себя частью Партии русского единства, руководителем которой был Сергей Аксенов. Было создано много различных подразделений обороны, в том числе и крымско-татарских. Одновременно террористическая организация меджлис( запрещена в России — прим. пер.) организовала митинг, в котором приняли участие примерно 10 тысяч человек. Константинов пишет, что меджлис в течение 23 лет использовался Киевом, чтобы поддерживать межэтнические конфликты в Крыму. Пришли также люди из киевского Правого сектора (организация запрещена в России — прим. ред.). Правые экстремисты заблокировали здание парламента.

После нескольких драматических дней парламент Крыма избрал новое правительство во главе с премьер-министром Аксеновым. Было принято решение провести референдум. Константинов опасался раскола среди политиков. Если бы они не сохранили единство, то, по его мнению, было бы невозможно получить гарантии России, от которых они зависели. Константинов подчеркивает в книге, что решение просить Путина о помощи было принято в Крыму после массовых призывов простых людей. 1 марта заговорщики в Киеве получили сообщение о том, что Россия готова защищать закон и порядок и право народа на проведение референдума о будущем Крыма. Украинские военные оставались в своих частях. В качестве символа российских гарантий перед зданием парламента стояли 12 «зеленых человечков» без знаков различия на униформе. Их было немного, но в политике важны символы, пишет Константинов. В октябре этого года, когда я был там, один из них стоял по-прежнему — в парке, отлитый в бронзе.

Народное ополчение гарантировало, что историческое голосование 16 марта 2014 года проходило правильно. Из 83,1% пришедших с правом голоса к избирательным урнам, 95,6% выразили желание, чтобы Крым вернулся в Россию.

Реакция Запада. Константинов пишет, что один из тех, кого ныне чествуют в Киеве — «фашистский палач Второй мировой войны Бандера». В то же время западные политики возлагают цветы у памятника жертвам Бабьего Яра. «Все выглядит так, будто властители в Киеве хотят разрушить свою собственную страну», — замечает писатель. «Может быть, западная стратегия состоит в том, чтобы использовать целую страну как живую бомбу — так террористы используют зомбированных смертников, чтобы затем воспользоваться результатами».

Жители Крыма избежали резни. Они гордятся проведенным референдумом. Они не понимают реакции Запада. Русские — народ, который помнит свою историю. Вторая мировая война нанесла раны всем. Флиртовать с нацизмом неприемлемо для большинства русских. Это не хотят принимать западные политики, вводя эти бессмысленные санкции.

Что сказал бы норвежский народ, если бы однажды правительство Норвегии при поддержке извне решило бы воздвигнуть памятник Квислингу?

Источник: NY TID
 

Ане Хоель (Ane Hoel)