Новости

Американскими нитками по украинским лекалам. Как Казахстан «шьет» свою историю «голодомора»

Прошло уже тридцать лет с тех пор как покинул свой пост 40-й президент США Рональд Рейган, а раскрученный под его руководством самый черный миф XX столетия – о «голодоморе» (не путать с «голодом». – О.Б.) на Украине 1932-1933 годов – продолжает расширять свои географические границы. На очереди – Казахстан, опасающийся открыто предъявлять России исторические претензии, но стремящийся осуществить демонтаж своей исторической памяти, навсегда удалив из нее фреймы «коммунизм» и «русский».

При таких обстоятельствах «сказ о голодоморе» имеет все шансы прижиться в казахстанских степях. Особенно если помогут «профессионалы» – Украина и ее заокеанский патрон.

 


Загрузка...

Казахстанская сенсация

В конце января этого года в одном из престижных алматинских кинотеатров состоялась премьера документального фильма «Зулмат», названного американским информационно-аналитическим порталом Eurasianet сенсацией. Отбывающий условное наказание за отмывание денег БТА-банка оппозиционный журналист Жанболот Мамай, вдруг переквалифицировавшийся в документалисты, показал широкой публике, как «советский режим» в начале 30-х годов XX столетия с помощью голода осуществлял «геноцид казахского народа», «из национального большинства превратившегося в меньшинство на своей собственной земле». По сравнению, конечно, с русскими, которых, по словам режиссера, «в 1926 году на территории современного Казахстана проживало 1 миллион 275 тысяч человек, а в 1939 году – 2 миллиона 636 тысяч».

Этого единственно достоверного факта из десятков выдуманных (гипотетических статистических данных о «нерожденных» в результате «голодомора», «тысяч архивных документов», не имеющих архивных шифров, фотографий периода Великой Отечественной войны с изображением якобы подавлявших народные восстания бойцов Красной армии), а также эмоционального эпизода, повествовавшего о том, как женщина отдала на съедение волкам свою младшую дочь во спасение сына, оказалось достаточно, чтобы зрители аплодировали стоя. Задеты были, как и предполагалось, самые тонкие национальные струны душ потомков «жертв геноцида».

«Лишь некий мужчина славянской наружности ворчал на показе, что в фильме полно “дезинформации”», – иронично подчеркнул американский журналист Eurasianet Крис Риклтон, образно намекнув, кто в этой истории отрицательный герой.

Без художественных прикрас подоплеку показанного фильма описал проживающий в эмиграции казахский политик и общественный деятель Айнур Курманов. По его мнению, «цель данного фильма направлена на возбуждение антирусских настроений. Вместе с Россией, являющейся правопреемником СССР, русский народ также объявляется коллективным и историческим виновником геноцида казахского, украинского и других народов…». Таким образом, по мнению эксперта, в Казахстане фактически осуществляются идеи украинского майдана, но не посредством переворота, а в результате проводимой политики сверху.

Откуда у «голодомора» ноги растут

«Пропаганда не обязана быть объективной. Она не должна заниматься поиском истины… Найдя путь к сердцу широких масс, она должна непрестанно служить только собственным интересам», – размышлял Адольф Гитлер, создавая со своими подручными Геббельсами целый комплекс антисоветских мифов, по сей день эксплуатируемых антисоветчиками и русофобами. В том числе о голоде на Украине в начале 30-х годов XX столетия как этноциде украинцев.

Так, добиваясь раскола СССР и создания зависимого от нацистской Германии псевдогосударственного образования на Украине, рейхсминистр по делам оккупированных восточных территорий Альфред Розенберг использовал эту тему в качестве инструмента для разжигания межнациональной розни и развития сепаратистских движений в союзной республике. Отчет некого профессора Сосновского под названием «Динамика народонаселения на Украине в период с 1917 по 1941 год», обнаруженный в коллекции документов Оперативного штаба рейхсляйтера Розенберга, обнародованных Центральным государственным архивом высших органов власти и управления Украины (ЦГАВОВУ. Ф. 3676. Оп. 1. Д. 36), – тому свидетельство. А вот тема «геноцида казахов», видно, была еще не в тренде.

В этот же период в украинской эмигрантской среде второй волны в качестве альтернативного нейтральному термину «голод» возник оценочный – «голодомор», концептуализированный и введенный в научный оборот в начале 80-х годов XX века американским политологом и историком Джеймсом Мейсом при поддержке президента США Р. Рейгана. Последний озаботился в самый разгар холодной войны тем, чтобы «обеспечить американское общество лучшим пониманием советской системы посредством разоблачения роли Советов в украинском голоде». Тогда, как грибы после дождя, во всех крупных городах США и Канады, где обосновались крупные общины украинцев, стали вырастать памятники «Українцям – жертвам російського комунізму, жертвам голодомору», а со всех американских трибун – как мантра повторяться зады фашистской пропаганды времен Второй мировой войны.

В 90-е идеологические наработки Дяди Сэма прочно вошли в украинскую политику в качестве «нациотворческого элемента». Как признался бывший предстоятель Украинской грекокатолической церкви Любомир Гузар – один из главных пропагандистов войны в Донбассе и покровитель праворадикальной украинской националистической организации «Тризуб» им. Степана Бандеры (запрещена в РФ. – Ред.), память о «голодоморе» представляет сегодня собой «фундаментальную ценность, объединяющую общество, связывающую его с прошлым, без которого не может сформироваться единый государственный организм ни сейчас, ни в будущем».

Огромную лепту в культивирование этой «ценности» продолжает вносить истеблишмент США, обостренное «чувство сострадания и справедливости» которого заставило в 2003 году признать «”голодомор” на Украине актом террора и массового убийства, направленного против украинского народа», в 2017 году – «осудить попытки отрицать голодомор как исторический факт», а в 2018 году – квалифицировать его как «геноцид», который якобы продолжается по сей день «в результате попыток России разрушить идентичность и прозападные настроения народа Украины».

Может быть, пора вспомнить о 7 миллионах американцев, погибших от голода в период «великой депрессии» тех же злополучных 30-х годов XX века, и признать геноцидом, к примеру, уничтожение американцами 100 миллионов индейцев? Нет, такая мысль американской элите в голову не приходит.



Была дана команда «фас»

Сегодня уже никто не сомневается в том, что тема «голодомора» в Казахстане – своего рода неформальный идеологический проект, ставший одним из фрагментов официальной государственной кампании по оголтелой декоммунизации и дерусификации страны, обещающий принести куда больше плодов, нежели демонтаж памятников деятелям советской эпохи, переименование географических объектов, латинизация и курс на американизацию образовательной системы. И даже близкая дружба нынешних руководителей Казахстана и РФ, мешавшая, по мнению американского историка Сары Кэмерон, все эти годы включить казахскую трагедию под названием «голодомор» в «ядро национальной памяти казахов» и вынести ее на международную повестку, сегодня, как видно, не помеха.

Официальный старт широкомасштабной «голодоморной эпопее», увы, дал лично Нурсултан Назарбаев во время открытия 31 мая 2012 года в Астане (ныне ­ Нур-Султан) монумента жертвам голода в Казахстане в 1932-1933 годах.

 

Назвав причиной трагических страниц в истории казахов «жестокие эксперименты» большевистской системы и призвав хранить в памяти эту «непреходящую, незабываемую боль», искушенный в политических делах Елбасы, безусловно, просчитал последствия своих слов, прозвучавших как команда «фас» для прорыва историков и экспертов, жаждущих вбить клин в его же детище – евразийскую интеграцию. Но даже ею приходится жертвовать, когда на кону территориальная целостность страны, оказывающаяся под угрозой от одной лишь мысли о присутствии в ней русского духа.

Речь идет о появлении в апреле 2018 года на зачищенном от оппозиционных организаций партийно-политическом пространстве Казахстана якобы альтернативной общественно-политической организации – форума «Жана Казахстан» («Новый Казахстан»), заявившего о себе как инспекторе по транзиту власти в стране. Провозгласив в своей политической программе «достижение казахским языком статуса государственного во всех сферах жизни», «реализацию курса на последовательную деколонизацию, десоветизацию и декоммунизацию общественного сознания» и «денонсацию всех международных договоров и соглашений, ущемляющих суверенитет государства и достоинство народа Казахстана, в первую очередь Евразийского экономического союза», оппозиционное объединение стало еще и рупором «казахского геноцида». Причем не только у себя на родине, но и за океаном, куда «жана казахстанцы» уже успели съездить за благословением.

Представив в Вашингтоне «Меморандум о признании геноцида в отношении казахов», казахская делегация призвала американских политиков квалифицировать «шовинистическую политику “русского мира”, которая прежде была тщательно закамуфлирована под советско-коммунистическую идеологию», «геноцидом против казахского народа», предложив для начала «поднять на мировой уровень казахстанский Ашаршылық («голодомор». – О.Б.)». На очереди, согласно меморандуму, – «российская экспансия XIX века», «вытеснение казахского языка “советским”» и «Желтоксан 1986-го».

 



 

Ты – мне, я – тебе

В то время как «Жана Казахстан» пишет новую историю Казахстана, а конгрессмен США Энди Харрис, инициировавший законопроект «О признании украинского голодомора в США», делится с его представителями «стратегиями» (одна из них – создание псевдодокументальных фильмов), все более регулярную основу обретают контакты представителей украинских организаций в Казахстане с представителями казахстанской общественности.

Распираемый богатым опытом создания антироссийских исторических профанаций украинский режим, отрабатывая долг перед США, практически полстолетия финансирующими раскрутку мифа о «голодоморе», навязчиво подталкивает Казахстан встать на протоптанную ею «кривую». Об этом во время акции в Астане «Зажги свечу памяти», посвященной «85-летию голодомора», заявил посол Украины в Казахстане Иван Кулеба. Призвав казахстанцев присоединиться к 20 странам, «признавшим голодомор актом геноцида украинского народа», политик предложил сделать этот акт «взаимным».

Без лукавства тут, правда, не обошлось – Украина уже давно все за Казахстан решила, о чем свидетельствует опубликованный в 2017 году на сайте ее посольства в РК пост о состоявшемся «почтении памяти жертв насильственного голода в Украине и Казахстане у Монумента жертвам казахского голодомора». Как, впрочем, и режиссер нашумевшего фильма «Зулмат», привлекший в качестве консультантов исключительно украинских специалистов, решившихся на «беспрецедентную справедливость» – признание того, что «больше всего от голодомора в 30-е годы ХХ века пострадал Казахстан. Украина на втором месте».

«Еще пару-тройку таких мероприятий и у нас в Казахстане начнут скакать, как четыре года назад в Киеве», – выразил свои опасения директор ИАЦ «Институт евразийской политики» Максим Крамаренко.

* * *

«С мифом про “голодомор” – то же самое, что и с мифом про “репрессии,” и с мифом про бога, – заметил автор книги «Разоблачение клеветы против СССР» публицист Устин Чащихин. – Никто вам никогда не покажет ни бога, ни миллионы скелетов-жертв “голодомора”». И чем дальше мы от тех трагических событий, тем стремительнее растет количество жертв, тем резче и провокационней оценки, появление которых в современном Казахстане все чаще объясняется «стремлением к всенародному примирению и покаянию за прошлое». Объясняется, но в реальности подменяется отнюдь не примирением, а растравливанием исторических язв.

А вот Россия без всякого лукавства решительно осудила в 2008 году режим, пренебрегший жизнью людей ради достижения экономических и политических целей, и подтвердила свою приверженность положениям совместного заявления делегаций ряда государств – членов ООН, принятого на 59-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 2003 году, в котором выражено сочувствие миллионам жертв трагедии, независимо от их национальной принадлежности.

МИД РФ регулярно вводит в научный и информационный оборот новые архивные документы, «проливающие объективный свет на тему голода в 30-х годах XX века», надеясь на то, что «подтасовками исторических фактов с использованием “националистической карты” не получится сбить с толку братские россиянам народы Центральной Азии».

Эта надежда оправдается при одном условии: если ориентация на поиск исторической правды не будет подменена установкой на достижение «политической целесообразности»

фото: e-history.kz​

Ольга Богданович

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.
Загрузка...
Загрузка...