Новости

Бедный Борис, или Танцы в тупике

Представляю, как завидует Борис Джонсон Владимиру Зеленскому, наблюдая дисциплину «зеленых солдатиков» в Верховной Раде. Он-то думал, что проблема в Терезе Мэй: она пожертвовала карьерой ради идеи «мягкого» Brexit. А оказалось – в Палате общин, которой доставляет удовольствие «поедать премьеров», что она успешно делает с ним и его планом теперь уже «жесткого» Brexit. Единственный выход – распустить парламент или прекратить его работу. Но пока королева размышляет, депутаты дают Джонсону очередной бой сегодня...

 

Все думали, что с отставкой Терезы Мэй шансы вырулить из тупика под названием Brexit резко повысятся. Как известно, Бритаия так и не смогла покинуть Европейский Союз 29 марта 2019 года. За три года, которые прошли после референдума, премьеру и парламенту не удалось согласовать условия развода с ЕС. Одна из причин в том, что выбор большинства расколол страну: Шотландия, Уэльс и Северная Ирландия высказались на референдуме «против» и гнули свою линию дальше.

 

Пришлось просить отсрочки. Сначала – до начала июля. Теперь – до конца октября. Но и в октябре может ничего не произойти. Потому что план «жесткого» Brexit, из-за которого нынешний премьер-министр Борис Джонсон в 2018 году ушел в отставку с поста министра иностранных дел и вернулся недавно уже главой правительства (и не он один, еще несколько министров за это время покидали Кабинет, – автор), оказался таким же «непроходным», как и «мягкая» версией выхода из ЕС Терезы Мэй.

После ее отставки рассматривалось несколько вариантов. Новый договор с ЕС, новый референдум о Brexit, референдум, что делать дальше с результатами Brexit и выход из Евросоюза без договоренности с ним. Т.е. «жесткий» Brexit.

Джонсон справедливо думал, что если его выбрали главой партии консерваторов и премьер-министром страны, то он получил карт-бланш на реализацию своего плана «хлопнуть дверью». Но оказалось, что британцы как бы в целом и за агрессивный выход из Евросоюза, но не настолько решительны, как представлял себе Джонсон, затевая референдум.

Клубок противоречий оказался намного серьезнее, чем это представляла себе команда нового премьера. В игру вступила Ирландия, требуя сохранить положение о так называемом бэкстопе: наличие открытой границы между Северной Ирландией и государством Ирландия.

Следует иметь ввиду, что многие международные корпорации в последние годы переместили свои центры прибыли в Ирландию из-за введения низкого налога на прибыль – максимум 12,5% против, например, 35% в США. И если в 2013 году в Ирландии были расквартированы транснациональные корпорации (ТНК) с активами 391 млрд., евро то в 2014 году– уже 523 млрд. евро

А также установление таможенного контроля на административной границе с другими частями Великобритании после ее выхода из ЕС.

Вы понимаете, к чему это может привести? К историческому воссоединению Ирландии и Северной Ирландии. Перекройка границ и все такое. Может ли британская империя согласится на потерю территории, пусть и до недавнего времени мятежной? Вопрос, думаю, риторический. Конечно, нет. А тогда консенсуса в Палате общин не будет. Депутаты от Северной Ирландии об этом позаботятся. И не только они.

 

Тут следует иметь ввиду, что многие международные корпорации в последние годы переместили свои центры прибыли в Ирландию из-за введения низкого налога на прибыль – максимум 12,5% против, например, 35% в США. И если в 2013 году в Ирландии были расквартированы транснациональные корпорации (ТНК) с активами 391 млрд., евро то в 2014 году– уже 523 млрд. евро. А на сегодня эта цифра еще выросла.

ТНК совершенно отчетливо защищают свои интересы и довольно успешно ведут собственную игру. В которой Борис Джонсон оказывается в роли шлюпки в открытом море во время шторма. После очередной мощной “волны” несколько растерянный Джонсон предложил не вводить инфраструктуру проверки или контроля на границе с Ирландией. А ведь раньше он жестко критиковал бэкстоп.

Но Ирландия – это только один повод блокировать ратификацию соглашения с ЕС о Brexit. Все остальные связаны с интригами в парламенте. Мэй пыталась добиться положительного результата по Brexit с договором («мягкому» варианту) в Палате общин трижды. И ей это не удалось. Сейчас оппозиция, объединенная угрозой Brexit без договора, приняла законопроект, который запрещает выход Великобритании из Евросоюза без сделки в назначенный срок 31 октября. И давит этим Джонсона.

Законопроект обязывает премьера до 19 октября получить одобрение парламента на Соглашение с ЕС. В противном случае глава кабинета должен просить ЕС о продлении срока Brexit до 31 января 2020 года. Если Брюссель предложит другую дату – уже парламент, а не правительство примет это решение.

К тому же лейбористы разработали альтернативный план сохранения экономического сотрудничества Великобритании и ЕС после выхода оттуда. И это еще более «нежный» Brexit, чем предлагала Мэй.

Не удивительно, что ситуация вокруг Brexit зашла в окончательный тупик: Великобритания должна покинуть ЕС до 31 октября, но не может этого сделать, поскольку парламент страны выступает против соглашения с ЕС в его нынешнем виде, но и настроен категорически против Brexit без соглашения. Ни «мягкий», ни «жесткий» вариант их не устраивает.

Что делать с таким «придурковатым» парламентом? Либо «отключить» его, либо переизбрать. Борис Джонсон попытался задействовать оба механизма. Он обратился к королеве с просьбой о пророгации парламента. Это странное слово означает временный запрет на заседания органов законодательной власти.

Так, может, Brexit на самом деле никому не нужен? И никто всерьез не собирался уходить? Думали пошутить с референдумом – и попали. А теперь три года танцуют в тупике, рассуждая о европейских демократических ценностях, чтобы не принимать эпохальное решение

Конституция Британии предусматривает такую просьбу премьера о приостановке деятельности парламента. Джонсон рассчитывал, что сможет приостановить работу парламента до 14 октября, и тем самым депутаты не смогут помешать выходу страны из ЕС без соглашения.

 

 

Но королева задумалась. И думает до сих пор. Время идет. Джонсон, нервничая, включает второй план – досрочные выборы парламента. Однако, парадокс в том, что решение о своем переизбрании должен принять... опять-таки парламент. Представляете, как бы это выглядело у нас, если бы указ Владимира Зеленского о роспуске Верховной Рады голосовался бы прошлым созывом? То-то и оно!

Не удивительно, что Палата общин Великобритании в среду, 4 сентября, не поддержала предложение премьер-министра Бориса Джонсона о проведении внеочередных парламентских выборов 15 октября. И, подозреваю, не поддержит и сегодня – во время повторного голосования 9 сентября.

К тому же Палата общин уже одобрила, как мы сказали выше, законопроект, обязывающий правительство отсрочить выход Соединенного Королевства из состава Европейского союза, запланированный на 31 октября. А некоторые влиятельные юристы доказывают, что работа парламента не может быть приостановлена, пока законопроект о блокировании «жесткого» Brexit не станет законом.

В общем, Джонсон в сложных раздумьях о демократии и начинает потихоньку сочувствовать Терезе Мэй, которую он считал своим политическим антагонистом. Все складывается таким образом, что его отставка может произойти намного быстрее, чем это случилось у нее. Парламент продолжает спорить между собой и откровенно издеваться над премьером. И все это может длиться неопределенно долго, а Великобритания все это время будет оставаться в составе ЕС.

Так, может, Brexit на самом деле никому не нужен? И никто всерьез не собирался уходить? Думали пошутить с референдумом – и попали. А теперь три года танцуют в тупике, рассуждая о европейских демократических ценностях, чтобы не принимать эпохальное решение.

 

Загрузка...

 

Галина Акимова

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.