Новости

Ближний Восток заставляет США нервничать; как Китай может использовать эту возможность и выиграть время (часть 2)

 

Продолжение первой части

Стратегии ведущих стран и регионов

 

В условиях спада влияния США, возвышения Китая и следующей за этим тенденции к биполярности мирового порядка и расстановки сил на Ближнем Востоке, внешнеполитические стратегии других ведущих стран также непрерывно меняются. Отношения этих стран к Китаю и США меняется в равной степени.

 

А) Противоречия, волнующие США

 

Международная политика циклична, взлеты и падения стран — это важный фактор, влияющий на развитие международных отношений. Джордж Модельски(George Modelski), профессор Вашингтонского университета, выделил пять периодов гегемонии, каждый в среднем по 100 лет: Португалии, Британии (два периода) и США. Взлет и падение гегемонии — это закономерность, независимая от воли человека, и как показывает история международных отношений, в конце концов все гегемоны неизбежно приходят в упадок и разваливаются. Гегемония США была установлена после Второй мировой войны, и основываясь на теории столетней гегемонии, период главенства США будет длиться до 2045 года (начало в 1945) — система гегемонии США начнет слабеть в первой половине XXI века и распадется в середине века. Фактически реальная мощь США постепенно уменьшается. «События 11 сентября обнажили уязвимость США, а финансовый кризис 2008 года ослабил финансовую и экономическую гегемонию США, в целом в господстве США происходят колебания». Сейчас США находится на последнем этапе своей столетней гегемонии, и проявляются противоречия между стремлением Америки к власти и недостаточностью ее мощи.

 

Обеспокоенность США этим противоречием выражается во внешнеполитической стратегии. В условиях снижения мощи, они хотят сохранить стратегически важное значение Европы, но и попытаться сместить акцент в сторону Восточной Азии, сохранить контроль над Ближним Востоком. Как подчеркивалось в докладе о Стратегии национальной безопасности США, «могучая Европа — это наш незаменимый партнер, с которым мы противодействуем вызовам глобальной безопасности, стимулируем процветание и отстаиваем нормы международных отношений». НАТО жизненно необходима США для воплощения в жизнь государственных интересов и целей безопасности, и отказываться от Европы они не собираются.





Однако, чтобы уцепиться за шанс в Азиатско-тихоокеанском регионе и противостоять возвышающемуся Китаю, США приходится переносить акцент в своей глобальной стратегии с Европы на Тихоокеанский регион. В ноябре 2011 года Барак Обама выдвинул «Стратегию перебалансировки сил в Азиатско-тихоокеанском регионе», ее важность была подчеркнута в январе 2012 года и в 2015 году (докладом о Стратегии национальной безопасности США). Все это показывает, что США вкладывает много сил и средств в Восточную Азию и Тихоокеанский регион путем региональной регулировки своей глобальной стратегии. Тем не менее США беспокоит Россия, особенно то, что она продолжает поддерживать ополченцев на востоке Украины. Власти США заявили, что будут защищать «безопасность в Европе и противодействовать агрессии».

 

Еще более важно то, что хаотичный Ближний Восток сдерживает процесс перенос «центра тяжести» глобальной американской стратегии. США надеется и вызвать хаос на Ближнем Востоке, и торопиться стабилизировать этот регион. Неустойчивый Ближний Восток может сковывать Иран, Турцию и другие крупные государства региона, уменьшать их влияние, не дать им стать угрозой первенству США. Тем не менее в условиях ослабления совокупной мощи, США пытается не увязнуть в ближневосточной «яме», как можно скорее стабилизировать регион, чтобы перенести центр тяжести глобальной стратегии в более важный для США Азиатско-тихоокеанский регион и «сесть в попутку» экономического развития, обеспечить себе преимущество в новом витке борьбы и вырваться вперед. 24 сентября 2013 года, выступая с речью на Генеральной ассамблее ООН, Барак Обама потребовал от мирового сообщества «многостороннего применения силы». Недавно ставший президентом Дональд Трамп нанес авиаракетный удар по Сирии 7 апреля 2017 года, в то же время выбрав Ближний Восток первым местом, куда он отправился с визитом после вступления в должность. Все это намекает на то, что США спешат стабилизировать Ближний Восток.

 

© AP Photo, Edlib News Network ENN

Боевики организации Фронт ан-Нусра

 

Б) Осмотрительность и нерешительность Китая

 

США стоит перед лицом быстрых изменений в международной ситуации, неустойчивости на Ближнем Востоке, в Центральной и Восточной Азии, но использование силовых методов не только не помогает разрешить проблемы, но и, наоборот, усложняет их. В этот поворотный период Китай выходит в центр международной арены, и сталкиваясь с этими резкими переменами, действует осмотрительно и нерешительно.

 

Это первый раз в новейшей истории, когда Китай начинает играть центральную роль в международных делах. Однако ему не хватает психической подготовки для столь быстрых изменений в мире. Так как Китай сталкивался с массовыми вторжениями запада, а после Второй мировой войны был истощен гражданской войной, его самоощущение как слабого государства еще не изменилось, несмотря на то, что КНР «встала на ноги». После начала периода реформ и открытости китайская экономика развивалась очень быстро, непрерывно росло международное положение, но участие Китая в международных делах все еще было пассивным. Китаю не хватало глубокого стратегического мышления в том, что касалось его собственного возвышения, недоставало ясного стратегического мышления, недостаточно обдумывались внешние и внутренние сдерживающие факторы. В вопросе собственного возвышения на международной арене Китай «переходил реку, нащупывая камни», однако китайская мечта, подразумевающая великое процветание китайской нации, требовала от Китая соответствующего международного положения и права голоса в региональных и международных делах. Из-за нехватки психической подготовки действия Китая в дипломатии выглядели поспешными. К примеру, дипломатический ответ Китая на взрыв его посольства в Югославии в мае 1999 года и скандал с островами Дяоюйдао (Сенкаку) в сентябре 2012 года носили временный характер. После того, как власть оказалась в руках нового поколения китайских руководителей во главе с Си Цзиньпином, дипломатическая стратегия Китая стала более упорядоченной, стратегическое мышление и планирование стали более рациональными.





Сдержанность стратегии сделала оборону центром военных дел Китая. Несмотря на то, что Китай уделяет большое внимание созданию системы национальной обороны, он не склонен к милитаризму. Основными элементами его стратегической культуры являются ценность мира, осторожное применение оружия, целенаправленная оборона и самодисциплина. В древности Китай возвел Великую стену, а сейчас придерживается принципов вроде «не применять ядерное оружие первыми, не применять ядерное оружие против безъядерной страны, нас не тронут — мы не тронем», что выглядит как оборонительная позиция. После окончания холодной войны Китай выдвинул «Новую концепцию безопасности» на основе взаимодоверия, взаимовыгоды, равенства и сотрудничества, теорию «гармоничного мира» и общую концепцию национальной безопасности; он стремится построить честный, справедливый мировой порядок; использует военную стратегию активной обороны, не стремится к региональной или мировой гегемонии. Кроме того, сдержанность стратегии Китая привела к тому, что он участвовал в международных делах пассивно и не проявлял инициативу, а потому редко чем-то руководил. Шестисторонние переговоры по ядерной программе КНДР — один из немногих примеров китайской инициативы в региональных делах, однако он согласился на роль координатора только после неоднократных призывов Южной Кореи и США, а также после одобрения КНДР.

 

Внутренняя ситуация в Китае также не дает ему участвовать в международных делах. Ранжируя внутренние и международные дела, Китай ставит первые выше вторых. Это — развивающаяся страна, мощь которой ограничена из-за множества внутренних проблем, таких, как, например, серьезный разрыв в доходах населения, коррупция бюрократического аппарата, застой системы, застывание социальных классов. Все это можно изменить путем всестороннего углубления реформ, продвижения управления государства с помощью закона, всестороннего строгого соблюдения партийной дисциплины, тем самым выполнения цели построения среднезажиточного общества. Цели этой программы в том, чтобы с помощью системных реформ разрешить проблемы развития социальной справедливости и стабильности. Наличие внутренних социальных проблем накладывает ограничения на роль Китая в международных делах. Это — еще одна причина осторожности и нерешительности Китая.

 

Подобное поведение влияет на внешнеполитическую стратегию Китая, особенно на ближневосточную стратегию. Активность Китая возрастет по мере его возвышения и повышения его международного положения, и в соответствующей степени будет изменена и его ближневосточная стратегия.

 

В) Неоднозначное отношение других стран и регионов

 

Китай и США и их формирующиеся стратегические отношения оказывают серьезное влияние на остальные страны и регионы. Однако отношение Великобритании, Франции, Германии, Австралии, Японии, Южной Кореи, Индии, России и стран АСЕАН к КНР и США весьма неоднозначно. Пока две сверхдержавы «играют в шахматы», всем вышеупомянутым странам придется сделать трудный стратегический выбор, исходя из соображений собственной безопасности, стратегии и экономики.

Между Великобританий, Францией, Германией и США существует очень глубокая экономическая зависимость, также они являются военными союзниками. Если добавить к этому сравнительно одинаковые ценности, то мы увидим, что эти страны в случае чего сблизятся с США. Однако каждая страна демонстрирует свое отличное от других отношение. Великобритания и США уже долгое поддерживают «особенные отношения», первая страна считает, что такого рода взаимодействие является эффективным способом отстаивания положения Великобритании. Тем не менее Великобритания также обеспокоена тем, что может потерять автономию и независимость из-за этих отношений — она выборочно участвует в международных операциях, проводимых США, больше не следует за ними во всем. Франция относится к США двойственно: с одной стороны, она хочет использовать союз с ними для борьбы с терроризмом и военного сотрудничества, хочет повысить свое международное влияние и положение в ЕС, чтобы подвинуть лидера — Германию; с другой стороны, она беспокоится, что проамериканская политика может сковать ее по рукам и ногам. Германия также стремится использовать США для увеличения собственного влияния и права голоса, стать «мировой политической державой», имея при этом опасения по поводу господства США в Европе. Когда в конце мая 2017 года Дональд Трамп участвовал в саммите «Большой семерки» (G7), и между Великобританией, Францией, Германией и США существовали разногласия по вопросам военных расходов, торгово-экономической сферы и климата. Канцлер Германии Ангела Меркель открыта заявила, что «эра полной взаимозависимости Европы и США закончилась, европейцы будут полагаться на себя».

 

Разногласия могут побудить эти три государства отдалиться от США и укрепить отношения с Китаем, используя быстрый рост КНР для усиления сотрудничества и уравновешивая силы в мире. Это — одна их важных причин, почему Великобритания, Франция и Германия присоединились к Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций, возглавляемому Китаем (что изо всех сил стремилась предотвратить Америка). Однако КНР и три вышеописанных страны отличаются по общественному строю и системе ценностей, ранее они вторгались на территорию Китая, поэтому их беспокоит возвышение Китая — в политическом плане они держатся от КНР на расстоянии.

 

У стран АТР: Австралии, Японии и Южной Кореи глубокие экономические, военные связи с США, а также схожая система ценностей, но в то же время не менее сильные геополитические и экономические связи с Китаем, поэтому место этих трех государств в отношениях США и КНР чрезвычайно важно. Австралия видит связи с США как гарант собственной безопасности. В Белой книге по обороне Австралии 2016 года снова подчеркивалось, что партнерские отношения с Америкой — это «ядро безопасности и обороны Австралии». Тем не менее, начиная с 2010 года, Китай является крупнейшим торговым партнером этой страны. Углубило экономическую зависимость и подписанное в ноябре 2014 года соглашение о свободной торговле. Из-за подобной двойственности (зависимость от США в сфере безопасности и от Китая в экономике) Австралия стоит перед очень сложным выбором. «С одной стороны, она должна выполнить свои обязательства перед Америкой, с другой стороны, нельзя, чтобы что-то повлияло на нормальное развитие экономических отношений с КНР».

 

Япония полагается на свой союз с США в вопросах безопасности и увеличения международного влияния. Через этот альянс она борется с неопределенностью в Восточной Азии, использует для расширения стратегического «пространства» американскую стратегию перебалансировки сил в АТР, пытается вытеснить Китай, укрепляя партнерские отношения с США, а именно смягчить давление, связанное с возвышением КНР. В то же время Япония обеспокоена продвижением американцами идеи «большой двойки» (теория «большой двойки — в основе лежит представление о невозможности решения мировых проблем без сотрудничества США и КНР — прим. переводчика) — США как бы «бросают» японцев, пока те сталкиваются с враждебностью со стороны КНР.





И Китай, и США играют важную роль во внешней политике Южной Кореи. Союз с Америкой — краеугольный камень корейской дипломатии, обе стороны добились высокой степени взаимного доверия. После того, как в августе 1992 года Южная Корея установила отношения с КНР, эти отношения постоянно развиваются — из партнерских они превратились в отношения стратегического партнерства (автор считает, что, хотя вопрос THAAD и является помехой развитию отношений двух стран, с точки зрения долгосрочной перспективы, он не может повлиять на них). Южная Корея «находится в поисках баланса, и это может вызвать недоверие: сближение с США вызовет непонимание Китая, а сближение с Китаем вызовет недовольство США». Это государство всеми силами сохраняет безопасную дистанцию, пытаясь не раздражать ни США, ни КНР. Внешне кажется, что она не выбирает сторону и очень осторожно делает стратегический выбор, сотрудничая со обоими партнерами проводит в жизнь сбалансированную стратегию союза с Китаем и США.

 

© AP Photo, Saul Loeb/Pool Photo

Встреча Дональда Трампа и Си Цзиньпина на полях саммита G20

 

Индия и Россия — соседи КНР с юга и севера соответственно. Исходя из ряда соображений, а именно желания изменить нынешнюю ситуацию (где Индия — слаба, а Китай — силен), а также стремясь укрепить лидерство в Южной Азии, а затем стать мировой державой, Индия стремится развить тесные отношения с США. Тем не менее, если исходить из национальных интересов, чувства гордости за свою историю и культуру и идеи сохранения этой культуры, мы увидим, что Индия не желает быть разменной фигурой в руках США. Она «очень дорожит своим суверенитетом и независимостью и не будет участвовать в операциях, из-за которых может их потерять». Индия не пойдет на союз с Китаем, чтобы сдержать США, и не сблизится с США, чтобы досадить Китаю — она будет бороться на одновременное развитие стратегических отношений с обоими государствами.

 

Китай и Россия являются естественными стратегическими партнерами друг друга, так как оба испытывают давление со стороны США. Россия активно развивает отношения с КНР, чтобы выйти из дипломатического тупика и получить больше пространства для маневра. Ей необходимо воспользоваться тем, что Китай сдерживает гегемонию Америки. Однако, развивая отношения с Китаем, РФ сохраняет бдительность. Ее беспокоит то, что быстро растущее влияние Китая в Центральной Азии и на Дальнем Востоке может ослабить ее влияние в этих регионах, поэтому, чтобы сдержать КНР, она продолжает развивать партнерские отношения в военной сфере с Индией и Вьетнамом. Россия совместно с Турцией и Ираном создала зоны безопасности в Сирии, вытеснив оттуда Китай — это тоже отражает настроения русских.





У стран АСЕАН противоречивое отношение как к КНР, так и к США. С одной стороны, они надеются стимулировать собственное развитие через торгово-экономический диалог с Китаем, но видят угрозу в его возвышении. С другой стороны, они надеются, что США предотвратит возвышение КНР в сфере безопасности, но боятся быть зажатыми Америкой. Исходя из соображений экономики и геополитики, страны АСЕАН сохраняют нейтралитет, пытаясь использовать существующие между сверхдержавами противоречия для уравновешивания их сил. АСЕАН ищет баланс между ними, приводит АТР в порядок своими силами. Однако страны, у которых территориальные претензии к КНР, такие как Вьетнам, хотят, чтобы уравновешивали Китай именно США.

 

Резюмируя вышесказанное, можно сказать, что разные страны мира по-разному относятся к появлению двух полюсов, Китая и Соединенных Штатов, как в мире, так и на Ближнем Востоке. Существует яркий контраст между «нервозностью» США, связанной с падением влияния, и нерешительностью возвышающейся КНР. Разница в мощи двух стран постепенно уменьшается, игра становится все жестче, и остальным ведущим странам и регионам в разной степени придется сделать выбор. Великобритания, Франция, Германия, Япония, Южная Корея и Австралия могут выбрать сближение с США из-за своих союзных отношений, Россия выберет Китай, Индия сохранит нейтралитет, страны АСЕАН разойдутся во мнениях по этому вопросу, возможно, даже произойдет раскол на разные лагеря. Вследствие этого мир может разделиться. Дальнейшее разделение, возможно, произойдет и на Ближнем Востоке: Саудовская Аравия, Бахрейн, ОАЭ и другие суннитские государства могут пойти на сближение с США, в то время как Иран, Сирия будут больше полагаться на Китай и Россию.

Оригинал публикации: 刘胜湘、胡小芬:中东让美国很焦躁,中国该如何抓住机遇赢得时间

Лю Шэнсян ( 刘胜湘, Liu Shengxiang), Ху Сяофэн (胡小芬 , Hu Xiaofen)

Продолжение



Загрузка...