Новости

Ближний Восток заставляет США нервничать; как Китай может использовать эту возможность и выиграть время (часть 3)



Продолжение первой части, второй

Трудные вопросы для китайской стратегии на Ближнем Востоке

 

После окончания холодной войны США стали властвовать на Ближнем Востоке. Это привело к появлению в регионе антиамериканских сил во главе с Аль-Каидой (запрещена в РФ — прим. ред.), которые совершили теракт 11 сентября 2001 года. США использовали это как предлог для начала войны в Афганистане и Ираке, породив тем самым еще более радикальную организацию — ИГИЛ(запрещена в РФ — прим. ред.). Теперь Ближний Восток полон хаоса, и войны не прекращаются. По мере того, как расширяются интересы Китая за рубежом, ему все больше требуется реальная стабильность на Ближнем Востоке. «Один пояс, один путь» будет и дальше расширять интересы КНР, поэтому «игра» между США и Китаем будет все жестче. Принимая все это во внимание, нужно разъяснить три трудных вопроса, стоящих перед Китаем.

 

Как стать вовлеченным в дела Ближнего Востока

Ближний Восток сейчас — самый неустойчивый регион мира, место столкновения сил ведущих держав мира, «арена», на которой борются различные стили управления. На современном этапе регион является одним из источников нестабильности в мире и будет им в будущем. Переплетение силовых конфликтов, политических интриг и экономических катастроф сделало ситуацию на Ближнем Востоке очень сложной. США властвовали на Ближнем Востоке со времен войны в Заливе, что привело к появлению радикальных организаций. Когда в сентябре 2015 года Россия начала бомбить террористов в Сирии, надежды Америки на свержение сирийского режима повисли в воздухе. В мае 2017 года Россия, Турция и Иран подписали соглашение о создании в Сирии зон безопасности, оставив США за бортом. Таким образом, можно увидеть тенденцию к снижению власти США на Ближнем Востоке.

 

© AP Photo, B.K. Bangash

Фотографии председателя КНР Си Цзиньпина, президента Пакистана Мамнуна Хуссейна и премьер-министра Пакистана Наваза Шарифа



Принимая это во внимание, США надеется укреплять сотрудничество с Китаем по этому вопросу, но при этом опасается вовлечения КНР в дела Ближнего Востока, ведь тогда придется делить ведущее положение в регионе. «США все еще не желают усиления Китая и всеми способами вытесняют его». Ближний Восток испокон веков был театром боевых действий между мировыми державами и одним из трех стратегически важных для США регионов, которые считали его своей «сферой влияния», поэтому для Америки совершенно недопустимо превращение Китая в главного ближневосточного игрока, особенно учитывая противоречие между политическими переговорами, которые предлагает Китай, и силовым решением конфликта, которым пользуются США.

 

Сталкиваясь с хаосом на Ближнем Востоке, Китай наблюдает издалека или вмешивается? Продолжающиеся конфликты в регионе могут угрожать поставкам нефти в Китай, торговле, инвестициям и безопасности китайцев, работающих в регионе. Именно поэтому неустойчивый, полный опасностей Ближний Восток не соответствует государственным интересам КНР (интересам безопасности, а также экономическим и стратегическим). Она не может оставаться в стороне, нужно вмешиваться. Однако сейчас делами в регионе заправляет США, а Россия усиленно пытается вернуться. То, как Китай вмешается, каким способом он это сделает, повлияет на расстановку сил на Ближнем Востоке. 

 

Угроза ИГИЛ

 

ИГИЛ — экстремистская террористическая организация, использующая для своего быстрого возвышения войну в Сирии и военную смуту в Ираке. Она ухудшает и без того плохую ситуацию на Ближнем Востоке, приносит невыносимые бедствия жителям этого региона. ИГИЛ не только представляет собой вызов международному миру и безопасности, но и наносит ущерб интересам и безопасности Китая.

Несмотря на то, что ИГИЛ редко совершал теракты, направленные непосредственно против КНР, его жестокие действия на Ближнем Востоке в Южной и Юго-Восточной Азии усилили политические колебания и социальные потрясения в этих регионах. Из-за этого Китай столкнулся с огромными рисками — ИГИЛ влияет на воплощение инициативы «Один пояс, один путь», интересы КНР за рубежом, безопасность перевозок товаров и энергоносителей, китайских специалистов, работающих там, и активов. В то же время ИГИЛ призывает некоторых радикалов из Восточного Туркестана участвовать в своей деятельности, что представляет серьезный вызов для безопасности, внутренней стабильности пограничных регионов Китая. Поэтому КНР нужно избавиться от угрозы ИГИЛ. Кроме того, так как Китай является Постоянным членом Совета Безопасности ООН, он обязан брать на себя международную ответственность, активно бороться с международным терроризмом, включая ИГИЛ, вместе с другими странами защищать стабильность и безопасность на Ближнем Востоке. Поэтому сталкиваясь со свирепствующим ИГИЛ, Китай не может оставаться безучастным.

 

КНР нужно обдумать, как вмешаться в процесс устранения этой организации. При малейшей неосторожности это может вызвать неприязнь мусульман к Китаю, и тогда нельзя будет уничтожить ИГИЛ, и КНР выроет себе яму. Учитывая, что США и Россия применяют оружие в отношении террористов, Китай стоит в тупике перед вопросом «как противостоять ИГИЛ?» Так как у России и Соединенных Штатов существуют разногласия по тому, как бороться, перед КНР стоит сложный выбор: сотрудничать с США, сотрудничать с Россией или придерживаться политического разрешения конфликта.

 

Отсутствие «опорного» государства

 

«Опорные» страны имеют решающее значение для воплощения целей государственной стратегии безопасности. Во-первых, они могут поддержать воплощение этой стратегии с позиции силы или геополитики. Во-вторых, стратегически «опорные» государства обладают довольно серьезным региональным влиянием в определенной группе стран и могут играть роль примера для остальных — любое государство может подтолкнуть развитие отношений со странами региона путем развития отношений с «опорным» государством. В-третьих, такие страны обладают политическим, экономическим, культурным влиянием на близлежащие государства и потому могут помешать другим игрокам вступить в регион. «Опорное» государство США на Ближнем Востоке — это Израиль, у России — это Сирия, а вот Китаю недостает такого партнера.

 

Причина, почему Соединенные Штаты всеми силами поддерживали Израиль во время четырех ближневосточных войн, заключается в понимании геополитического положения этой страны и ее противоречий с арабскими государствами. Через всестороннюю поддержку Израиля США добились разделения арабского мира. Таким образом, это государство является главной «пешкой» Америки в регионе. Опора на Израиль способствует сдерживанию исламских государств Ближнего Востока и позволяет полностью контролировать их.

 

Ключевой партнер России в регионе — это Сирия. Ее стратегическое положение очень важно (она находится между Азией, Африкой и Европой) и влияет на воплощение российской ближневосточной стратегии. Сирия тесно связана с палестино-израильским конфликтом, борьбой с терроризмом в регионе и курдским вопросом, поэтому, будучи важной опорой России, она имеет важное значение для восстановления и расширения российского влияния в регионе, играет роль защитника российских интересов. Через борьбу с ИГИЛ и другими экстремистскими организациями Россия может не только сформировать из Сирии, Ирака и Ирана «шиитскую дугу», а затем расширить свое влияние на карте Ближнего Востока и сформировать противовес США с его стратегическим преимуществом, но и смягчить давление запада, связанное с крымским вопросом. В мае 2017 года Россия выдвинула предложение по созданию в Сирии зон безопасности и получила одобрение многих сторон. На четвертом раунде мирных переговоров в Астане было создано соглашение о создании четырех таких зон, что еще больше усилило влияние России в Сирии и на Ближнем Востоке в целом.

 

© AFP 2017, Ahmad Gharabli

Трансляция выступления президента США Дональда Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля в кафе



Учитывая все вышесказанное, становится очевидно, что ближневосточная стратегия Китая стоит перед трудным выбором, а именно перед вопросом: «Нужно ли Китаю найти себе „опорное“ государство, как это сделали США и Россия?» В данный момент партнерские отношения КНР со странами региона в основном движимы экономической составляющей, такие связи сложно углублять, в то время как двусторонние отношения довольно хрупкие. Именно это и является причиной медленного развития отношений между Китаем и Ближним Востоком и частично объясняет пассивность арабских государств по отношению к проводимому в мае 2017 года в Пекине международному форуму «Один пояс, один путь». Если поддерживать нынешние отношения стратегического партнерства, невозможно будет достичь целей ближневосточной стратегии. Если Китай найдет себе «опорное» государство, то обретет более близкого партнера и сможет быть более вовлеченным в дела региона, а продвижение его стратегии получит геополитическую опору.

 

Таким образом, сложности, с которыми сталкивается ближневосточная стратегия Китая, гегемония США в регионе, угроза ИГИЛ и недостатки вышеуказанной стратегии взаимосвязаны. Господство США и их вмешательство в дела Ближнего Востока привели к потрясениям, системному хаосу, разгулу ИГИЛ — с такими трудностями сталкивается стратегия КНР.

Оригинал публикации: 刘胜湘、胡小芬:中东让美国很焦躁,中国该如何抓住机遇赢得时间

Продолжение

Лю Шэнсян ( 刘胜湘, Liu Shengxiang), Ху Сяофэн (胡小芬 , Hu Xiaofen)​



Загрузка...