Новости

Bloomberg: Трамп оказывает давление на Путина в Сирии, и не думайте, что это хорошо

По мнению Bloomberg, единственным победителем в результате американского ракетного удара по сирийскому аэродрому оказалось ИГИЛ.

Одним ракетным ударом по аэродрому в Сирии президент Трамп продемонстрировал слабость других сторон, но, скорее всего, затруднил достижение провозглашенной им цели в виде победы над "Исламским государством" (организация, запрещенная в России).

Предрассветный удар по аэродрому Шайрат должен сокрушить версию о том, что Кремль каким-то образом контролирует Трампа или имеет на него компрометирующие материалы. Это не тот риск, на который пошел бы человек, находящийся на крючке шантажиста. Поведение России после удара также не подтверждает распространяемую сейчас версию о том, что американская атака являлась всего лишь пиар-ходом, полностью согласованным с Кремлем, который успел эвакуировать с аэродрома российских военных и предупредил Асада. Эта теория заговора утверждает, что подобный сговор призван ослабить давление в связи с расследованием о связях Трампа и России, а также расчистить путь для грандиозной сделки в будущем.

На первый взгляд, Россия, казалось, была готова рассматривать этот удар как изолированный инцидент, особенно с учетом тех мер, которые США приняли для обеспечения безопасности россиян. Этот инцидент гораздо проще простить, чем инцидент со сбитым Турцией российским бомбардировщиком. Пропагандистские источники настаивают на том, что Россия не попыталась защитить Шайрат, потому что российским военным ничего не угрожало. Кроме того, военный потенциал режима Асада тоже пострадал не слишком сильно.

Однако, если отвлечься от вполне предсказуемой антиамериканской риторики и отрицаний того, что режим Асада применил химическое оружие, то заявление, с которым в пятницу, 7 апреля, выступило Министерство иностранных дел России, содержит один очень важный момент. В нем говорится, что Россия приостанавливает действие Меморандума о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе операций в Сирии, заключенного с США в 2015 г. В этом меморандуме содержались протоколы для пилотов, требования к использованию определенных частот для коммуникации в моменты сближений и линии коммуникации на земле. Это конец не только действия конкретного документа, чей охват был расширен с момента прихода Трампа к власти, но и периода укрепления сотрудничества, которое американские и российские военные налаживали в Сирии последние несколько месяцев. Другими словами, Москва выступила с едва прикрытым предупреждением в адрес США: начиная с этого момента ваши самолеты превращаются в потенциальные мишени для атак.

Может ли Путин позволить себе открытый конфликт с США - это другой вопрос. Хотя сейчас военной мощи России недостаточно для того, чтобы вести войну с США, а Путин не настолько жесток и безумен, чтобы выпускать ядерные ракеты, Кремль может счесть, что у него нет другого варианта, позволяющего ему сохранить лицо, кроме как ответить. Однако одной из задач вмешательства Путина в сирийский конфликт была демонстрация оружия для потенциальных ближневосточных покупателей, а также закрепление за Россией образа надежного партнера, готового поддержать в моменты кризиса. Если Россия не поможет Асаду нанести ответный удар, эти цели будут скомпрометированы.

С момента аннексии Крыма в 2014 г. Путин всячески старался показать, что отступать он не намерен. Теперь Трамп форсирует события. Отступление - всего за год до президентских выборов 2018 г. - вряд ли можно назвать приемлемым вариантом действий для Путина. Он уже назвал атаку на Шайрат "нарушением международного права". Сейчас Путин, скорее всего, сочтет необходимым усилить поддержку режима Асада в его попытках отвоевать территории у повстанцев. Ему необходимо провести какую-нибудь успешную военную операцию, чтобы рассеять подозрения о том, что он струсил.

Опасность здесь заключается в том, что Трамп, возможно, не сможет остановиться на достигнутом. Если США не станут еще глубже вмешиваться в сирийский конфликт, настаивая на смене режима, те, кто обвинял Трампа в том, что он является марионеткой Путина, перегруппируются и снова начнут его критиковать. Сейчас опасность непосредственного военного столкновения между Россией и США достигла наивысшего уровня с момента окончания холодной войны. Их лидеры руководствуются внутриполитическими соображениями и своими инстинктами мачо - это довольно опасная комбинация. Единственным победителем в этой ситуации оказалось "Исламское государство". В течение последних нескольких месяцев сирийский режим при поддержке России и США успешно вел наступление на позиции ИГИЛ с разных сторон. Теперь режиму, возможно, придется сосредоточиться на собственном выживании перед лицом американской угрозы, а США необходимо задуматься над вероятными масштабами угрозы со стороны России, с которой они могут столкнуться в Сирии.

Проасадовский новостной портал Al-Masdar уже сообщает, основываясь на неназванных источниках, что ИГИЛ начало наступление в районе Шайрата. В таком сложном конфликте, которые имеет место в Сирии, удар по одной стороне, независимо от ее собственной жестокости, обязательно ведет к увеличению активности других агрессивных сторон. Трамп не победит ИГИЛ, атакуя Асада, он может только поставить в неудобное положение свою внутреннюю оппозицию и, в какой-то мере, Путина. Ничего из этого не отвечает интересам США.

ЦИТАТЫ:

With one missile strike on a Syrian airfield, President Donald Trump called two bluffs at once but likely set back his proclaimed goal of defeating Islamic State.

The pre-dawn strike on Shayrat Airfield should deal a crushing blow to the narrative that the Kremlin somehow controls Trump or has compromising material about him. This is not the kind of risk a man on a blackmailer's hook would take. Nor does Russia's behavior after the strike give credence to the idea now circulating that the strike was a mere PR exercise, fully signed off by the Kremlin, who evacuated Russian personnel (and warned Assad). This conspiracy theory holds that the collusion would take the pressure off investigations into Trump's Russia connections and clear the way for a grand bargain down the road.

On the surface, Russia appeared to be willing to treat the attack as an isolated incident, especially since the U.S. has made sure no Russians would be hurt. That's easier today than forgiving Turkey for shooting down a Russian warplane in 2015. The propaganda line on Friday's strike is that Russia didn't move in to protect Shayrat because Russian servicemen weren't at risk there. The Assad regime's military capability hasn't been greatly affected, either.

And yet apart from the predictable anti-American rhetoric and denials that Assad had used chemical weapons, Friday's statement from the Russian foreign ministry contains one serious bit of new information. It says Russia has suspended the 2015 memorandum of understanding with the U.S. on air safety in Syria. The memorandum contained safety protocols for pilots, the use of certain frequencies for communication during close encounters and a line of communication on the ground. This spells the end not just of this particular document, whose scope has been expanded since Trump came to power, but also of the growing cooperation that has developed between U.S. and Russian forces in Syria in recent months. In other words, Moscow has issued a thinly veiled warning to the U.S.: "From now on, your aircraft are fair game."

Whether Putin can afford an open conflict with the U.S. is another matter. Though Russia hardly has the military might for a war with the U.S., and Putin lacks the fiendish mindset needed to launch nuclear missiles, the Kremlin may feel it has no face-saving alternative but to respond.

Since annexing Crimea in 2014, Putin has been at pains to show he doesn't have a reverse gear. Now Trump is forcing his hand; retreating, just a year ahead of presidential elections in 2018, is hardly an acceptable choice for Putin. He has already denounced the Shayrat attack as a "breach of international law." Putin will now be compelled to double down on helping Assad recover territory from rebels. He needs military success to remove any suspicion that he might be getting cold feet.

The danger here is that Trump may not be able to stop at this. If the U.S. doesn't get further involved in Syria to push for regime change, those who accused Trump of being a Putin puppet will regroup and go after him again. Russia and the U.S. now are in greater danger of a direct military clash than at any time since the end of the Cold War. Their leaders are driven by domestic political considerations and macho instincts -- a dangerous combination. The only clear winner in this fraught situation is Islamic State. In recent months, the Russian-aided Syrian regime and the U.S. have been successfully chipping away at it from different sides. Now, the regime may need to concentrate on its immediate survival in the face of an increased U.S. threat, and the U.S. has to wonder how much of a Russian threat its continued operations in Syria might face. 

The somewhat pro-Assad news aggregator Al-Masdar is already reporting, based on unnamed sources, that IS has launched an offensive in the area near Shayrat. In a conflict as complicated as the Syrian one, hitting one of the parties, no matter how evil, necessarily encourages other bad actors. Trump won't beat IS by attacking Assad -- he can only embarrass his domestic opposition and, to some extent, Putin. Neither is necessarily in the U.S. interest.

Загрузка...
Загрузка...