Новости

Brexit: «вход – бесплатно, выход – миллиард»

Завтра у Великобритании – день исторического выбора. Парламент должен проголосовать по сделке об условиях развода с ЕС. Что это будет – «мягкий Brexit», «жесткий Brexit», отсрочка до лета или вообще откат назад и новый референдум, остается неясным буквально до последней минуты. Похоже, Англия и ЕС окончательно запутались. Да и на самом Туманном Альбионе нет единства: Шотландия, Уэльс и Северная Ирландия тоже против. 

 

Во вторник, 12 марта, Палата общин проведет второе окончательное голосование по финальному варианту соглашения Великобритании с ЕС. Если голосование провалится, депутатам остается выбор: поддерживать выход из ЕС без всякого соглашения или перенести окончательную дату «развода».

Незадолго до этого, 7 марта, стало известно, что руководители ЕС дают Великобритании всего 48 часов, чтобы выступить с предложением по выходу из тупика. Премьер-министр Тереза Мэй не стала придумывать ничего нового и призвала парламент поддержать сделку по выходу из Евросоюза, предупредив, что иначе Brexit может не состояться вовсе.

Лейбористы (как парламентские оппозиционеры на данный момент) заявили, что в случае провального голосования по «соглашению Мэй», готовы внести на рассмотрение вопрос о проведении нового референдума о Brexit. 

 

Консерваторы во главе с премьером такой вариант отвергают и настаивают, что референдум 23 июня 2016 года, на котором 51,9% британцев проголосовали за выход из ЕС, является «окончательным» и «обжалованию» не подлежит. 

Поэтому 29 марта 2019 года Англия официально покинет Европейский Союз. После чего начнется 21-месячный переходный период – до конца 2020 года. Он может быть продлен только один раз, однако пока неизвестно, какова его максимальная продолжительность.

К исторической дате 12 марта Великобритания и ЕС подошли в условиях полного провала переговоров о «бракоразводном процессе». Они долго не признавали очевидного факта. И только 24 февраля на борту самолета по пути на арабо-европейский саммит в египетском Шарм-эш-Шейхе, Тереза Мэй допустила возможность «очень ограниченной» отсрочки выхода из блока.

Ее слова прокомментировал президент Европарламента Антонио Таяни, сказав в интервью немецкой медиагруппе «Funke», что срок выхода Великобритании из Евросоюза можно перенести максимум на несколько недель, до начала июля. Но британцам придется предоставить веские причины для этого.

Какие еще более веские причины могут быть в условиях, когда соглашение по Brexit банально валится, и процесс перерезания «пуповины» обещает превратиться в «жесткач», он не уточнил. Однако в самом Соединенном Королевстве, несмотря на официальные заявления о желании сохранить дружеские отношения с ЕС, есть немало сторонников именно агрессивного исхода из Евросоюза.

Сразу после референдума правительства Шотландии и Уэльса говорили, что их мнение не учитывалось в планах премьер-министра Великобритании Терезы Мэй вывести Великобританию из ЕС. В Эдинбурге и Кардиффе считают, что завтрашнее голосование не имеет политической силы, потому что соглашение о Brexit должен поддержать не только британский парламент, но и местные парламенты

Их неформальным лидером считают экс-министра иностранных дел Бориса Джонсона и экс-министра по делам Brexit Дэвида Дэвиса, которые выступали за более жесткий план выхода, поэтому и ушли в отставку. Кроме них нынешнее правительство лишилось еще двух министров. 

Преемник Дэвида Дэвиса на посту Brexit-министра Доминик Рааб также подал в отставку в ноябре, когда Тереза Мэй, не посоветовавшись с ним, одобрила проект политической декларации об отношениях после Brexit (документ, названный «мягкой» версией выхода из ЕС). 

А буквально на днях, накануне голосования за вышеупомянутую компромиссную версию, «хлопнул дверью» аграрный министр Джордж Юстэс. Свое решение Юстэс объяснил тем, что хочет быть свободным при участии в критических дебатах, которые будут иметь место в парламенте.

 

Загрузка...

Как писал Шекспир, «неладно что-то в датском (то бишь английском) королевстве». И это неудивительно. За считанные дни до выхода из ЕС не согласованы самые важные аспекты «развода». Прежде всего, это так называемый режим бэкстоп, который позволяет сохранить членство многострадальной Северной Ирландии в таможенном союзе и едином рынке ЕС, чтобы не допустить появления пограничной инфраструктуры на британо-ирландской границе. 

В английском политикуме есть устойчивый страх, что этот механизм станет первым шагом к отделению Северной Ирландии от Великобритании и присоединению ее к «материнской» Ирландии. Не за это они – англичане – десятилетиями сражались в Ольстере. 

Но проблема Ирландии – это еще цветочки. По сравнению с более масштабным возможным расколом: 5 марта парламент Шотландии и национальное собрание Уэльса на своих заседаниях официально выступили против соглашения о Brexit, одобренного правительством Великобритании и Европейским союзом. 

Еще сразу после референдума правительства Шотландии и Уэльса говорили, что их мнение не учитывалось в планах премьер-министра Великобритании Терезы Мэй вывести Великобританию из ЕС. В Эдинбурге и Кардиффе считают, что завтрашнее голосование не имеет политической силы, потому что соглашение о Brexit должен поддержать не только британский парламент, но и местные парламенты. Прикол в том, что шотландцы голосовали против выхода страны из ЕС, а валлийцы – за. 

Так в чем же причина конфликта внутри британского содружества, правительства и общества? В чем практическая разница между «жестким» Brexit, когда выход Великобритании из Евросоюза состоится без соглашения с Брюсселем, и «мягким» компромиссом, за который завтра должны проголосовать в Палате общин?

Трактовок очень много, и все они разные. Считается, что при «жестком» варианте выхода из ЕС Великобритания утратит доступ к единому рынку и европейскому таможенному союзу. В этом случае торговые отношения с бывшими партнерами должны строиться по правилам ВТО.

Не исключено, что Великобритания и ЕС не только разведутся, но еще будут судиться. Где? Это пока неясно. Полагаю, Украине стоит подсуетиться и предложить для этого «процесса века» наш Печерский суд – самый справедливый суд в мире. Если шутить дальше, то вспоминается известная поговорка про «вход – рубль, выход – два». Только в нашем случае вход – бесплатный, а выход уже стоит миллиарды

Сторонники такого варианта разрыва считают, что это пойдет на пользу Британии: она избавится от европейской бюрократической детализации и массы формальных процедур, а потому очень быстро вырвется в лидеры мировой торговли. Противники обещают резкое падение котировок фунта стерлингов, удорожание импорта и проблемы для британских граждан, проживающих на континенте. 

В случае «жесткого Brexit» им необходимо будет подать заявку на идентификационную карту иностранца для получения легального статуса на проживание в странах Евросоюза. Процесс будет происходить автоматически только для тех британцев, кто уже имеет вид на жительство, а таких меньшинство. 

Так называемый «мягкий Brexit» означает, что Великобритания хоть и не будет членом ЕС, утратив свое место в Европейском Совете, а также своих евродепутатов и еврокомиссара, однако сохранит беспрепятственный доступ в рамках таможенного союза ЕС на бестарифной основе, а британские финансовые компании сохранят «прописку» («passporting») и действующие филиалы в ЕС. 

Но англичанам не нравится, что это означает сохранение свободного доступа для европейских граждан к работе и жизни в Великобритании. Поскольку сама рекламная кампания сторонников Brexit велась под лозунгом: «Вернуть контроль» (над своей жизнью, границами, миграцией). Кстати, это очень четко показано в одноименном фильме, где «модерновый Шерлок Холмс» Бенедикт Камбербэтч сыграл роль «серого кардинала» референдума 2016 года Доминика Каммингса – советника Джонсона. 

 

Сейчас эта же команда убеждает английское общество, что «мягкий Brexit» ставит Великобританию даже в худшее положение, чем было до референдума по выходу из ЕС: если раньше у страны хотя бы была возможность влиять на общеевропейское законодательство, то теперь она должна ему просто подчиняться. Дескать, если рвать – то рвать! 

Они же утверждают, что истинная причина провала переговоров с ЕС – не в процедурах, а в деньгах. Стороны не смогли согласовать сумму, которую Великобритания должна выплатить в бюджет ЕС прежде, чем покинет Евросоюз. Якобы Брюссель настаивает на уплате Лондоном десятков миллиардов евро, а тот в свою очередь отказывается это делать, понимая, что его население возмутится: британцам рассчитывали, что выход из ЕС сэкономит их деньги, а не наоборот.

Забавно то, что нет единства и в юридической трактовке вопроса, кто кому должен. СМИ не раз писали, что ст. 50 Лиссабонского договора, на основании которой Соединенное Королевство выходит из состава Евросоюза, не упоминает какие бы то ни было выплаты. А вот ст. 70 Венской конвенции о праве международных договоров освобождает Британию от финансовых обязательств, только ПОСЛЕ окончательного оформления выхода из состава ЕС.

Так что не исключено, что Великобритания и ЕС не только разведутся, но еще будут судиться. Где? Это пока неясно. Полагаю, Украине стоит подсуетиться и предложить для этого «процесса века» наш Печерский суд – самый справедливый суд в мире. Если шутить дальше, то вспоминается известная поговорка про «вход – рубль, выход – два». Только в нашем случае вход – бесплатный, а выход уже стоит миллиарды. 

Галина Акимова

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.
Загрузка...
Загрузка...