Новости

БЖ. Егор

Он очень известный медийщик, журналист на взлете. Потому мне посоветовали не говорить о нашей встрече открыто. Конечно, не либерал. Скажут: "имперец". Скажут еще много чего. И все равно его программы смотрят тысячи. Дикая обаятельная смесь жесткости и доброты, профессионализма и духовности, снобизма и свойскости, монархизма и постмодерна. Сегодняшняя встреча меня очень вдохновила, тем более, что отдельные его черты я запечатлела в цикле "Сестра", где образ русского мужика - Егора - простого, честного и яростного - стал почти собирательным и не имеющим ничего общего с ужасными газетными штампами обеих пропаганд. Кто для меня этот человек? Я не знаю, как до вас донести. Он приходит на помощь, когда не просят. Он угощает, не считая деньги. Он богат и успешен, но похож на простого работягу с нашего двора. Он говорит четко и не скрывает своих взглядов. За спиной - не одна война. Раннее утро этого длинного дня началось со случайной встречи в аэропорту - попалась у гейта украинская журнашлюха в штанах, которая за двойной гонорар от обеих странах разыгрывает перед глазами умных почвенников вроде Егора анти-имидж Украины в глазах России в лице упоротого патриота. Разыгрыаает откровенно и цинично, называя таксу. А вечером - второй полюс. Для меня Егор - такой далекий с первого взгляда, - стал просто человеком, любящим Летова и мои стихи про двух Степанов. Просто - человеком, с которым весело говорить фамильярно, без подтекста, но с вторым метафизическим планом. Когда мы разучимся зреть людей в корень, мы превратимся в слепых котят.

Егор, спасибо за вечер и отличное место встречи. И еще: я не умею быть правильной и мне ничего от тебя не надо, кроме подтверждения своего умения интуитивно искать своих по метафизике.



БЖ. Потерянное поколение

Начинались, как дети. Взрослели, как демократы. 
Умирали, как консерваторы. 
Мечтали улучшить землю: от полюса до экватора. 
Верили в Бога, в своих несчастных, в то, что пройдёт само. 
Земля противилась, извергая то материнство, а то дерьмо.

Молчали, когда поучали: "Гоша, иди воруй". 
И пока одноклассники пёрлись от Анжелики Варум 
И жевали в макдаках хлебцы с котлетами, - 
Мы давились Егором Летовым.

И даже потом, когда разбросало по городам, 
По окопам и баррикадам, по прокуренным поездам, 
По таким местам, о которых... идите к ляду! 
Рассказывать - лить помои на вентилятор.

Даже потом, невзирая на кровь и флаги, 
Мы искали друг друга по впадинам на бумаге, 
А когда находили, никто не прощал нам этого: 
Так работала школа Егора Летова.

Рождались, как будды. Взрослели, как "пидорасы". 
Умирали, как серафимы. 
Верили сказкам графа на дне графина. 
Искали Бога, одолевали моря и горы.

А Бог был внутри, и Он говорил с Егором.

Фото Евгении Бильченко.

Евгения Бильченко

Загрузка...
Загрузка...