Новости

БЖ. Итоги. Вина. Ответственность. Дальше

Вот и кончается отпуск. С момента приезда из России 25 июля и вплоть до сегодняшнего дня я не делала ничего, проведя 20 дней в больном кошмаре аккультурации к собственной Родине, где я родилась и где похоронены мои предки. Я выстояла. Оглянусь теперь. Если в Питере за три недели я провела 11 проектов: выступление на Звенигородской, вечер в университете, уличные чтения на Невском, арт-терапия, дискуссия в библиотеке Маяковского, проект в "Раскольникове", вечер в Интерьерном театре, запись и презентация рок-альбома, жюри в международном конкурсе, литературная дуэль на Васильевском, - и это не считая краеведческих поездок и общений, то в Киеве мне с трудом удалось созвать 20 знакомых, которые пришли мужественно поддержать меня в подвал 3 августа. С тех пор я слегла. Я лежала и понимала, что со мной здесь в принципе кончено. Эта система не допустит никого, кто мыслит не так, как она. Эта система, одурачив население, выдает себя за народ. От интеллигенции я особо ничего не жду, потому что она в большинстве своем занимается самоцензурой и ложится под трэнд. Ее можно понять: людям внушили, что завтра Киев будут бомбить. А любая мания делает из людей предателей. Мания преследования - не исключение. Эта власть знает, как себя заслонить от праведного гнева. Она активно мусолит тему войны. 

Честно скажу: мне советовали взять в охрану бывших регионалов. Я поговорила с в общем-то неплохими ребятами и поняла, почему мы тогда вышли на Майдан. Мы привели этих, ибо невозможно было терпеть тех. По сути, мы одно рагулье сменили на другое. Мы -лузеры. И вот я сижу назло всем бесам в майке с Че и понимаю: мы лузеры, потому что никто не знает о том, что мы были и еще живы. Первые революционеры, которые хотели свободы, а не гражданской войны, диалога, а не русофобии, люстрации, а не коррупции. Да, вина моя велика. Но не перед теми, которые хотят загнать Украину во второй лагерь. А перед самой Украиной. Это наша коллективная вина. Мы не заявили о себе. Мы ушли. Кто домой, кто в окопы, кто учиться в Польшу, кто работать в Питер, кто обслуживать в ресторане, кто в левацкие СМИ. Нас не показал российский агитпроп. Вам, мои друзья, показали безумцев с плакатами: "На ножи!" Нас не показывает украинский агитпроп. Нас просто маргинализировали. В результате мы получили войну двух невменяемых лагерей, каждый из которых считает себя обороняюшимся. Мне очень жаль простых бойцов с обеих сторон. Очень жаль дончан. И жаль мобилизированных ВСУ. И жаль немногочисленных сумевших остаться честными добробатов с нулевки, которые до сих пор играют в хроники Нарнии. Мне не жаль тех, кто сидит в сети. Простите, но диванных патриотов мне не жаль. Я вижу, как они набрасываются стадом. Как формируют мнение. Как используются властью. Это трагикомедия, которая скоро не кончится. И поскольку стенку переломать не удастся, а подчиняться ей я не буду, ибо мы, революционеры такие, мне рано или поздно придется сойти с трассы. Или меня сойдут. Пока я еще немного поработаю, но я это делаю уже ва-банк, с полным осознанием риска и вопреки доводам близких остерегаться. Я понимаю, что потом будет. Вы тоже. Но Бог располагает. И он расположил меня к этому решению. Иначе я не могу. 

Уважаемые противники Майдана! Мы друг друга не видели. То, что вы видели, - ужасное детище нас. Наши гротески и наши убийцы. То поколение, которое не сошло с ума, не желает видеть Украину еще одним Чили в неолиберальной матрице националистического диктата и бандитского капитализма, не желает видеть Украину совдепом по сути в бандеровской форме, но также и не желает ее видеть малороссийской субтерриторией. Я понимаю, что мы сами подвели под это Донбасс, что меж двух крайностей выбирать не из чего. Что третий путь кажется утопией.

Но также я верю в то, что, даже если нас будут убирать по одиночке, мы выживем. Люди мира, которые хотят для своего народа свободной разумной государственности, открытой Европе и России, имеющей свое достоинство на этом пути. Да, открытой, потому что войну надо кончать. Потому что в ней виноваты все, а всех более мы. Так, по Достоевскому, должна думать каждая из сторон, прежде, чем нести свои флаги и грады другой. Нам несли, но и мы несли. И это вина. Страшная и непоправимая. 

Прохудившиеся кастрюльки, нацпредатели, каюшиеся магдалины, коллаборанты, люди со Стокгольмским синдромом, агенты, пацифисты, космополиты, идиоты... нас много. И мы ничего не можем, потому что мы лузеры. Но надо хотя бы сказать это и работать. Работать, не изменяя своей идентичности, не ложась ни под один из политических лагерей с отчаяния или со страха, но принимая в сердце адекватных людей отовсюду. Я буду. На отведенный мне Господом срок. Всем, кто меня терпит, - удачи и любви в сердце.

Евгения Бильченко

Комментарии

Покаяние Иуды.
В русской культурной традиции покаяние - акт открытого действия, которое приглашает к прощению и замирению. И русский поэт украинской национальности, даже отдавая себе отчет в том, что она кается - кается перед всеми, кроме тех, кого предала. Она предала русских. В русских в широком смысле, не граждан РФ, а именно русских - носителей культуры, образа мыслей, образа действий. Но именно перед ними она повиниться не хочет и не будет. А посему покаяние это только чтобы заглушить очередной приступ мук совести, от осознания того, что "старшая сестра оказалась права". И каждый момент из череды ее прозрений сопровождается подобным покаянием.
Ее пустая надежда, что убирать их будут по одному просто смешна. Убирают тех, кто опасен, либо тех, кто просто оказался не тогда и не там. Кающиеся слепцы вполне безопасны, поскольку все время, которое не уходит на зарабатывание денег - уходит на покаяние. Даже Бузина погиб не потому, что был пророком, а потому что мелькал по российским каналам. И хотя истинные арий... ой, простите, украинцы не смотрят российское ТВ, но все равно, он их там позорил.
Не скажу, что гражданская война и это вина этих людей (по выражению Бильченко - первых революционеров). Это не так. Майданы, русофобия, война - просто закономерный результат развития исторического процесса. Вина "первых революционеров" в том, что 25 лет они успокаивали себя тем, что у них этого не случится, потому что они умнее, не принимая во внимание статистику - более чем в половине республик бСССР были гражданские конфликты, построенные на противопоставлении одной части общества к другой. А на Украине с этим играли очень долго. И никакая "европейскость" страховкой от такого конфликта не была - молдаване знают.
Что же предлагает нам Евгения в качестве выхода? Третий глаз.. тьфу, простите, третий путь. Сесть на попку ровно между Европой и Азией и снова стать Кучмой. "Вернись, Данилыч!" И конечно же - "газ по пиисят". А что? Экономика из той ж@пы, куда ее загнали, сама не выберется. И желание жить "как в европах" никуда не денется.
Госпожа Бильченко высвечивает свою поразительную, для человека занимающегося трудом размышлений, неспособность поставить себя на место других. Эта детская наивность, что Украина может быть независимой, нейтральной и мирной одновременно. А это как раз тот случай, когда можно выбрать максимум только любые два из трех, и это в лучшем случае. Этот упрек младшей сестры к старшей - "оставь меня в покое и просто уйди." Не хотите быть младшими? Ведите себя соответственно и ни у кого не будет возникать ассоциаций. Казахстан тому пример. Куда можно уйти, если есть общая граница, население с тем же языком, а так же время подлета ядерных ракет и расположение баз НАТО? Уйти - значит оставить место другому. И это не русское высокомерие и не великорусский шовинизм - это реальность. И реальность эта диктует, что для окупаемости товаров нужен рынок определенной ёмкости, и счет идет на десятки и сотни миллионов человек. И чем большую ёмкость вы можете себе обеспечить - тем лучше. Тем более технически сложные товары вы сможете успешно разработать и произвести. Вот так, чисто за бабло, за экономику, за выживание. И никакой анекдотичной "любви одной соцреспублики к другой соцреспублике".
Я не лелею себя надеждой, что кого-то возможно поправить или переделать. Совсем нет. Моя надежда только в том, что на примере вот таких мыслителей своего времени, моя страна, ее мыслители останутся глухи, когда кто-то в толпе крикнет "оставьте нас в покое". И не важно будет это обращено к федеральному правительству или к другим республикам бСССР и их народам.