Новости

БЖ. Моим друзьям евроинтеграторам

Привет, родимые, нервные и отмороженные. Такое сейчас от поэта Евромайдана покатит... Я вас малехо испугала постом о смерти, но состояние такое, что не до аналитики. Я замечаю, что я вообще полное дерьмо как философ оказалась: то, что я могу выразить в поэзии в трех куплетах и с чем все согласны, то, что научное сообщество на ура воспринимает на терминах, на языке блогера выглядит, как мои вчерашние камлания на эфире. Короче, убого.

Поэтому, мамочки мои, начнем с того, где я работаю. Видите это волшебство?

Это, милые, - Киево-Печерская Лавра, сердце гештальта Руси. Справа от меня - кельи киевских монахов. Слева - могила основателя Москвы Юрия Долгорукого. По центру - итальянское барокко колоколенки. А преподаю я европейский постмодерн. Если после этого писатель не выходит на уровень целостного мистического мироощущения, он не писатель, а последняя муха в омуте бытия. Это к вопросу, как бывший либерал стал якобы националистом, потом леваком, а потом об империи да о консерватизме заговорил. Все эти символические сетки - пыль по сравнению с божественным бытием. Но не анализировать их и не проводить классификаций - это закрыть глаза на матрицы, то есть вшиться в одну из них. "Классифицируя, познаешь" (Сыма Цянь). Их сначала надо знать, а потом преодолевать. Доктор не может выписывать лекарства больному без изучения симптоматики: "Какая мне разница, нафиг, что у вас болит, голова или жопа, вот вам универсальное средство от всего - демократию". А больной этот - на предпоследней стадии рака. Я не могу быть таким врачом брату своему. Моя Родина - это раковое тело. Я не хочу брать на себя грех и выписывать ибу-про-фен.

Универсальная либеральность как форма пацифизма мне не близка. Это ибу-про-фен, или "клал я на ваши средства для сушки". Она напоминает мне кружево толерантности, которым спеленывают зияющую рану. Детская наивность в сочетании с острой боязнью конфликта, приводящей в итоге к поддержке его сильной стороны. Попробуйте сказать двум воюющим солдатам: "Пацанчики, вас власти обманывают, войны нет, идите домой". Честно, ответьте, пойдут? Да ни в жисть. Потому что этого мало - разоблачать идеологию как прикрытие для воровства власти.

ОНИ ЗНАЮТ И ВСЕ РАВНО ПОСТУПАЮТ ТАК.

Инфантильная мечта Сократа - рассказать, что это зло и человек не будет его совершать. Нужно нечто более глубокое, нужно проникновение в глубь коллективного психоза. Иначе говоря, нужен экзорцизм, могущий изгнать из нас бесов и с нуля строить себя в любви и в дружбе. Нужно посмотреть в лицо своей бездне. А это больно. Это больнее, чем можно себе представить. Это равносильно смерти и воскресению.

Поэтому мы не должны бояться отличий. Бездумное нивелирование отличий ничем не лучше их агрессивной поляризации. Оно в одинаковой мере подогревает конфликты. Не все в Украине могут жить "по-европейски". Помните мой стих: "Бабушке трудно в новую дверь зайти"? Вы так все боитесь, что вас начнут мракобесами считать, если вы начнете критиковать Запад. Кто вам установил мамону? Не вы ли сами стали рабами, украинцы? Так боялись русских, что не заметили, что сделались винтиками капиталистической матрицы. А вот канадка Наоми Кляйн - топ списка интеллектуалов мира - и звезда мировой мысли француз Ален Бадью критикуют.

Они - "ватники". И они дают полные выкладки того, что происходит в Украине. Признания грузинских/натовских стрелков довершили картинку. Когда США, следуя заданию ослабления России (Фридман, Бжезински - все в открытом доступе), создают по ее бывшим окраинам зоны свободной торговли, они используют в качестве поддержки либерализма правые националистические силы. Чтобы вызвать у населения состояние шока. Шока войны и обнищания. Что дальше? А дальше националистов подставляют. Тигры выходят из-под контроля, они наивно ощущают, что с ними "делают не то", котлы и т.д., и Запад меняет менеджеров. Так происходит непристойная процедура тройного стандарта: Запад, приведший к власти фашню, в лице очередного Байдена объясняет, что стране нужна дефашизация, предлагая в качестве альтернативы себя же. Этой "альтернативой" будет центристский вариант либерализма, который напоминает таблеточку от рака и который вписывается в синдром "общих своих": европейские ценности выдаются за "общие", хотя они кому-то и не очевидны (значит, Донбасс - нафиг, "пусть изолируется, оне ж вата"). Вот как они мыслят. Так же, как и нацики-ортодоксы. Эта та же тотальность. Тотальность "правильного европейского". Львов как воплощение подлинной "Украины". Белые воротнички в офисах. Хипстеры на улицах. Забвение кухоньки Майка Науменко. Да, и мне жалко этих использованных правых пацанов. Если я дебил, и это все можно забыть, так и скажите.

Потому я говорю не о диалоге Украины с Европой, а о диалоге Украины с Европой и с Россией одновременно через транскультурные евроазиатские магистрали. Чтобы в этой стране жилось хорошо всем, а не только львовским хипстерам. Наложение сетки унифицированной либеральности без знания живых отличий вызовет воспаление под бинтами. Рану надо вскрыть, осмотреть и сделать промывку чистой водой культуры, иначе будет длиться зачистка грязной лопатой войны. Нам следует без страха выйти на порог цивилизационных разломов, чтобы прыгнуть навстречу друг другу в том порыве, что у меня лично вышел. Тут абстрактное левачество не канает - это не кафедра, это нулевка, детки. Я преподаю Жижека посреди православной кельи. Именно поэтому мне не нужна Европа. Точнее, мне нужна не только Европа. И европейцы, кстати, это могут нормально принимать. Мне нужна Россия. И многим из вас она нужна, вам просто стыдно губами это произнести: "Я люблю Россию". А мне это сделать легко.

Да, была я на той войне. Считала, что это правильно - быть со своим народом. Пока не поняла, что народ-то один и сам себя убивает. Брат на брата. Львовский хипстер на луганского рабочего, инженера, музыканта. Там есть всякие. И что? Там братья наши по общим питерским кухням Майка Науменко. Поэтому как русский поэт из Украины я не понимаю евроинтеграции в вашей версии. Я не могу вам дать толерантности. Я могу дать только Любовь. Страшно, да?)

Евгения Бильченко