Новости

БЖ. Мой альтермодерн

Как я поверила в то, что искусство спасет мир? 
В марте-апреле 2009 года известный культуртреггер (модное слово, обозначающее культурного менеджера, куратора и просветителя одновременно) Николя Буррио сделал выставку на Четвертом международном биеннале современного искусства в британском музее "Tate Britain", где простыми кураторскими словами обобщив множество работ по эстетике, политике и психоанализу, попробовал ввести новое наименование грядущей эпохи - АЛЬТЕРМОДЕРН, что означает "современность для Другого". Нечто, что грядет, должно было преодолевать взаимно связанные ужасы одиночества человека третьей волны мультикультурализма, где все - сами себе другие, чужие друг другу и держатся на почтительном расстоянии, и первой волны фундаментализма, где на почве восторжествовавшего пластикового зияния и равнодушия начинаются религиозные реванши, региональные войны и этнические конфликты.Четвертая волна альтермодерна по сути должна была представлять собой возрождение этики Нового Времени, но без свойственного ему иссушающего рационализма и исступленной веры в прогресс. Утопии истории заменялись искусством: вступая в диалог через искусство люди из воюющих зон на краткий миг испытывают катарсис и моральную ответственность друг перед другом, крохотными локальностями разбавляя глобальный мир милитарного бизнеса. Человек искусства должен был следовать правилу непрерывного движения перекрестками культуры, вечного странствия по ее враждебным территориям с целью преодоления ксенофобий. Он должен был пробивать дырки в заборах равнодушия и вражды. Всё это называлось"эстетическое взаимодействие".

В общем, будучи предварительно хорошо подготовленной по этике и психоанализу диалога-конфликта, я поверила Николя Буррио, отправилась по миру и написала вот эту статью, она недавно вышла в информационно-аналитическом урнале "Восток" (Мариуполь), с которым мы уже год успешно сотрудничаем по проблемам неототалитарности и глобальной культуры, за что я благодарна Саше Белокобыльскому и Галине Тимофеевой. Полный текст статьи на украинском здесь, ее можно читать без вреда для психического здоровья, потому что статья - профессиональная, то есть скучная, а здоровье у всех слабое и всем крови хочется, но то такое.

Жизнь очень быстро обломала меня, потому что, чем дальше я двигалась навстречу транскультуре, глобально-локальному миру и кочевому предназначению художника мирить и мириться, чем больше мест пролетала за кратчайшие сроки впихиваясь между парами и спецслужбами, тем сильнее меня ненавидели те, кто мириться ни со мной, ни с собой, ни "с врагом проклятым" своим совершенно не желает, а, наоброт, желает увидеть во мне проект агентуры СБУ, Массада, Кремля и марсианской службы скорой помощи. Самые распространенные вопросы, которые мне задавали специальные люди, были: "Зачем?" и "На что?", потому что представить себе, что у меня джинсы носятся восемнадцатый год (с двадцати лет мои любимые), но при этом я летаю со стихами из дурдома в дурдом, - да, человеку нормальному сложно, а ненормальному - тем более.

Чем это всё у меня кончается видно на примере моего плачевного положения сейчас, а вот сигнал перед тем, как я решила стать всенародным дебилом, я получила от режиссера фильма "Квадрат" Рубена Эстлунда, проктаившего свой шедевр 2017 года по ведущим европейским площадкам: https://www.kinopoisk.ru/film/kvadrat-2017-980367/.

Главный герой фильма - мужская и более благополучная по жизни копия Жени Бильченко - куратор Кристиан - решает воплотить в жизнь теорию Буррио и строит воображаемый квадрат альтруизма и красоты. Начиная с первой презентации экспоната, всё пошло не так. Буржуазная публика нехотя слушала его бредни, а потом кинулась к столу с бутербродами. Ее единственное развлечение - издеваться над человеком-обезьяной, имеющим подчеркнуто славянскую фамилию. Дальше - хуже. Несколько желтых журналистов, желая осмеять Буррио, начали против него кампанию, опубликовав в ютубе рекламный ролик о том, как в центре благонравного квадрата западного общества взаимной помощи и защиты прав мигрантов подрывается, как шахидка... белая шведская девочка. На следующий день вслед Кристиану улюлюкала толпа, он уволился с поста директора, репортеры доклевывали его мозг. Мечта о прекрасном была разрушена. Но режиссер пошел дальше и оставил Кристиану надежду: на руинах эстетики он воскресил достоевскую этику. Герой в конце фильма сидит на урне и копается в мусоре, выискивая адрес мальчика, цветного мальчика, которому он в свое время невольно причинил боль. Сцена в мусоре - одна из самых сильных в фильме. Весь фильм - очень антиглобалистский и очень жесткий, несмотря на отсутствие столь любимых публикой чернушных сцен, коими славится та же "Кроткая".

Если вы не прочтете мою статью (а я уверена, что не прочтете), посмотрите хотя бы фильм. 

Не пожалеете.

Всех со светлым праздником Крещения.

Евгения Бильченко

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.


Загрузка...