Новости

БЖ. Самоанализ творческого кризиса

Ребята, любимые, важный спокойный пост, к которому я долго шла. Девчонки исповедовались позавчера на концерте. И мне так хочется - в первый раз сделать это в уверенном состоянии, без оправданий, жалоб и соплей. Я готова. Я мечтаю, чтобы мой психоанализ меня самой помог кому-то, кому плохо. Ну, с Богом.

В первую очередь, пост обращен к моим коллегам - хорошим украинским поэтам. Я хочу сделать жесткий разбор своей депрессии. И сделать его публично и нехайпово. Я подчеркиваю: не скандала ради. Это психотерапия. Я долго думала, стоит ли это писать, но - да, я не лишена тщеславия. Состояние уже придвинулось к такому, в котором Башлачев прыгал с окна, когда кончилась его реализация. Состояние Ники Турбиной. В общем, то, что я предсказала в тексте о падении вождя. Я была всем для украинской поэзии и стала - никем. Вот как это происходит.

 

Поэту на самом деле необходимы сцена и признание. Ну, он так создан. Всем это надо, и все лоснятся, распащивая свои формальные дипломчики, лоснясь от удовольствия, если их поиски похвалят. Года четыре, с 2008 по 2014 годы Бильченко в рокерском тряпье прыгала по всем профессиональным и любительским фестам, собирая первые места. Это стало привычкой. Потом случился майдан, который мной переживался как трагедия, ибо я в него верила. На следующий день после конца 21 февраля Бильченко просыпается утром знаменитостью - я была буквально на всех телеканалах страны. Как же: "гимн майдана", "Я мальчик". Если до 2013 года я собирала 50, 100 человек, столько же меня читало в сетях, то теперь мне стало мало 200, 300, 1000. Это реально был пик. Потребность в конкурсах отвалилась: кто только ни искал. Гастроли по несколько - в месяц, соло. Самый большой успех был в России: либералы таскали на руках, патриоты... молчали.

В разгар войны, когда были непрерывные волонтерские концерты, полное признание, я вышла на Горловку через днепропетровских посредников. Человек из Горловки знает, как это было. Да. Я больше не смогла. Подкат тошноты от этой блистательной карьеры достиг пика. Я могла это делать, пока я верила. Но если я поняла всё и больше не верю, если мне противно все, что я делала, я должна была сказать: я им сказала. Всем. Коллегам, друзьям, атошникам, цивилам. Всем. Ребята, мы ошиблись, я поняла это слишком поздно. Я говорила честно, я пыталась достучаться до окружения, друзей, близких... Они не услышали. Я в свое время тоже Восток не услышала. Наказание глухотой принимаю. И тут началось.

 

Помимо задержаний с допросами и т.п. Это мелочь для поэта: поэт не боится потерять жизнь. Но... Меня не стало для сцены. Украинские друзья-патриоты, украинские друзья-приспособленцы, тихие, потерянные, демонстративно аполитичные, высоко эстетские и т.п. - их шугануло ветром ехидства и отчуждения. Ребята, это просто надо было видеть. Приглашения кончились, медиа прикрылись, дипломы испарились. Меня не стало - нигде. 

По России, где я продолжала делать встречи для 15 человек, за мной начали бегать спецгруппы "Не забудем! Не простим!", - хотя до покаяния в роли врага я их устраивала. Момент. Важный. Я не держу зла ни на кого, кто меня не прощает. Я никогда не использовала Россию для заработка и, что самое главное, не собиралась и не собираюсь. Разница в моей России до покаяния и после: до - слава, причем официозная, после - закрытые посиделки. Меня вполне устраивают и такие посиделки: я люблю их участников, я внутри спокойна, а кара - она должна у меня быть. Никто из украинских поэтов, лояльных к курсу, больше этого делать не хочет. Я хочу. Я и наказана.

Вопрос? Почему больно? Синдром Башлачева. Я сижу на грани, листаю ленты с моими улыбчивыми знакомыми на официальных летних фестах, я знаю, как они приспосабливаются. Меня берет слабость: я четыре года пишу стихи просто так, их никто из "профессионалов" не оценил. Меня не приглашают никуда. Я сомневаюсь: может, я деградирую как литератор? Может, я исчерпала силы?

 

Но тут я обижу читателей. Я сижу, брошенная и забаненная, но простые люди, не имеющие отношения к тусовке, читают меня такую. Новую. Да, это чудо. Люблю вас, люди, люди разных национальностей, русские, украинцы. Только вы ко мне на концерты ходите. Представляете? У них на концертах сидят свои же, коллеги по цеху, смакуют, хвалят... А у меня - просто люди. Врачи, механики, солдаты... Ни одного статусного литератора. Это круто или полный отстой, а? Это смерть меня как поэта или какое-то новое рождение? Но сцена, сцена... Слом полный случился, когда патритический поэтический Херсон 14 июля выдавил меня на фото из собственного сольника в репортаже. Это был край. 

Вывод. Какой вывод? Вот следующий. Чтобы вы не думали, что я прям вот сильная или вредная вся такая. Давит жаба. Давит маргинализация. Больно просыпаться. Но. И тут... бабам! Главное. Я не могу говорить ни о чем другом, когда на Донбассе гибнут люди. Я согласна: пусть Донбасс меня не простит. Принято. Есть прошлое мое плохое. Но. Вот я удивляюсь вам, правильные украинские поэты. Все вы мне приводили примеры: протест Евтушенко против танков в Чехии, письма в защиту Пастернака, хиппи и анти-Вьетнам... Кто из вас сказал про донбасских детей? Вы спокойно тусите на своих фестах, а я не могу, пока читаю про обстреливаемые детсады и больницы. Вот вы меня пригласите, - а я про то же буду говорить. Потому половину любого научного или литературного зала воротит, когда я захожу. Я вижу эти ваши взгляды исподлобья: как будто вам страшно. И меня не зовут: знают. Особенно воротит старых украинских поэтов, росших при СССР. Смешно, да? Потому: да, жалко, но, если надо повторить это, я повторю. Я больше не скажу по-другому. Никогда. Я не предам Восток, даже если он не простит меня никогда-никогда. Это мое решение. 

А так жалко. Быть выплюнутым литературой своей страны - неприятно.

 

Загрузка...

PS. Упоротым моим недругам в России: не ищу там карьеры и не искала. Тех, кого люблю, встречаю по кафе и умираю от счастья. И дай всем Бог не знать их имена. Иначе у вас потекут мозги от ломки стереотипов. Когда-нибудь вы узнаете, и это взорвет мир. Всем любви. Всем-всем, врагам и друзьям. Очень люблю я бытие это безумное, грешное, несчастное...

 

 

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.