Новости

Дробицкий яр: от беспрерывных расстрелов разрывало стволы пулеметов

Вы не были в Дробицком яру? И не надо. Последний раз мы ездили туда с Юрием Апухтиным в 2013 году - там и близко не та атмосфера, чтобы передать происходившее в Харькове в 1941-42 годах. Я же в детстве слышал рассказы родственников (живших на проспекте Сталина (ныне Московском) о том, как гнали на убой евреев. Да и не только. Просто Киев был столицей УССР и городом-героем, а о Харькове старались не рассказывать и не вспоминать просто в силу того, что РККА нечем было хвастаться - город трижды сдавали и освобождали, здесь не дожили до последнего освобождения около миллиона местных жителей и беженцев. Разрушения в городе были аналогичны Сталинграду. Вот только Харьков не носил имя вождя.
http://mistaua.com/filesup/dost_foto/917_2_2.jpg
Но совсем не зря именно в Харькове состоялся первый трибунал и были казнены гитлеровские пособники - украинские националисты зверствовали так, что к 1943 году немцы вывезли тех, кого привезли в обозе из Западной  Украины. Местных оставили.

В конце 1941 – начале 1942 годов в районе Дробицкого Яра осуществлялись массовые убийства гражданского населения города Харькова. «Технология» уничтожения в Дробицком яру была по-немецки «рациональна и проста»: людей собирали у края ямы и расстреливали из пулемёта. Тела «пачками» падали в котлован.

На месте одного из многочисленных захоронений был найден ствол от немецкого пулемёта, этот ствол был разорван: расстрелы велись беспрерывно и так долго, что даже металл не выдерживал, его разорвало…

Сопротивлявшихся и не желавших идти на расстрел к яме волочили туда силой и добивали из пистолетов.  На детей пуль часто не тратили, бросали в котлованы живыми.  Те оставались там лежать или ползать возле убитых родителей, пока их не закапывали вместе с мёртвыми. Ещё несколько дней после акций здесь слышались стоны и буквально шевелилась земля над плохо прикопанным бульдозером страшным погребением…

Из воспоминаний чудом спасшейся (в то время ещё ребёнка) Елены П.:  «Они отбирали из толпы обречённо стоявших полуживых и окаменевших от ужаса людей, понявших, что их сейчас ждёт, по 20–50 человек и вели их туда. Объявляли: «те, у кого есть золото, выйти из строя!». Отставляли их в сторону и расстреливали сначала тех, у кого ничего не было. Потом они отбирали драгоценности у тех, кто стоял в стороне, и убивали их. Потом приводили следующую группу».

«Чистюли-палачи», «чтобы не мараться» после расстрела в окровавленной одежде в поисках спрятанных драгоценностей, перед расстрелом заставляли женщин раздеваться (сперва только до нижнего белья).

Но многие женщины, в надежде спастись, прятали в одежде, интимных местах и часто глотали ценные вещи (золотые кольца, кулоны, часы и т. п.). Поэтому партии обречённых, где было особенно много женщин, расстреливали без верхней одежды, а потом и совсем раздетых донага.

И лишь после «завершения операции» убийцы в погонах обходили и осматривали лежащих кучами вповалку расстрелянных людей и добивали тех, кто подавал ещё признаки жизни…

Потом с истинно немецкой аккуратностью методично рылись в кучах одежды только что убитых людей, ещё раз проверяя её на наличие драгоценностей: тщательно перетряхивали её с целью найти спрятанные ценные вещи.

Помимо немцев из «айнзатцкоманд» в расстрелах и конфискации еврейского имущества участвовала и местная полиция, в которую вербовались различные предатели и подонки из местного населения.

Но кроме самих немцев и полиции «по собственной инициативе» этим занимались ещё и отдельные мародеры, приезжавшие из пригородов и окрестных сёл. Однако оккупанты подобную «самодеятельность» не поощряли и таких «конкурентов», также желавших поживиться добром расстрелянных, не жаловали. Некоторых местных жителей за мародёрство солдаты «айнзатцкоманд» и полицаи иногда тоже убивали — «за компанию».

К середине января все обитатели еврейского гетто были полностью уничтожены — находившиеся в бараках около 16 тысяч человек были вывезены в автомашинах в Дробицкий яр и расстреляны из пулемётов и автоматов…

Это был «первый заход». В дальнейшем сюда свозили и расстреливали дополнительно выявленных спрятавшихся евреев, а также пойманных подпольщиков и партизан, пленных красноармейцев и психически больных людей…

Источник: Бретштейн Ю. Харьков в оккупации, 1941–1943 гг.

Загрузка...
Загрузка...