Новости

Европейский союз — сюрреалистическое образование

Автор весьма эмоциональной статьи возмущена антидемократической практикой Евросоюза, лишившего страны, входящие в его состав, экономической, социальной, культурной, сельскохозяйственной и продовольственной независимости. По её мнению, пришло время осознать то, чем на самом деле является Европейский союз, который плюет на нации и их историю и рано или поздно обязательно развалится.

Николь Шеверней (Nicole Cheverney) пишет:

 

В целом, мелькающие в СМИ политики старательно обходят стороной ключевой вопрос: Европейский союз, его реальные преступления, его влияние, его вмешательство в повседневную жизнь европейских граждан. Одна партия ставит на первое место миграционный вопрос, другая — экологию, третья — восстановление национальной промышленности и т.д. У каждой есть четкая тематика, с помощью которой она хочет добиться избрания.

 

 

Разумеется, время вскрывает их обман после избрания или переизбрания, поскольку все их предложения остаются на бумаге до будущих выборов. Каждому свое. Проблема в том, что эти бесталанные политиканы держат в руках судьбу Франции и французов с помощью ярмарочных фокусов.

Принимаем ли мы этот факт? Нет, но мы вынуждены мириться с ним. По предвыборным соображениям они делают вид, что точечно решают проблемы, хотя те на самом деле связаны между собой в настоящую цепь железной рукой Брюсселя и навязываемым вот уже 30 лет дубовым законодательством.

Тем не менее попытки решать каждый социальный, экономический, культурный, сельскохозяйственный или какой-то другой вопрос в отрыве от остальных, представляют собой нравственное мошенничество. Дело в том, что речь идет об общности, у которой есть четкое название: Европейский союз. Разумеется, я не отрицаю, что личность президента Франции может наложиться на проблемы ЕС и способствовать развалу страны.

Если мы придерживаемся более благородных взглядов на политику, чем утвердившиеся в СМИ партийные лидеры, нам нужно общее видение, которое те не могут или не хотят принять.

Эти трусливые подлецы подчинены самым разным группам влияния. Они податливы, как жвачка, и подобно флюгеру следуют за дующими из Брюсселя ветрами.

Но сколько бы мы ни крутили вопрос, он все равно подводит нас к центральной проблематике: все отрасли экономической и общественной жизни европейских стран подчинены указаниям Брюсселя, ЕС. Все больше французов осознают то, что они потеряли с Маастрихтом, Шенгеном и прочими европейскими договорами. Скажем прямо: ЕС ничего нам не дал и ничего не создал, а только лишил нас экономической, социальной, культурной, сельскохозяйственной и продовольственной независимости. Наднациональные законы Еврокомиссии заменяют собой национальные, а европейское право проникло практически во все французское законодательство.

Никто не спрашивал нашего мнения, и когда мы проголосовали в 2005 году против Европейской конституции, это право было отнято у нас подлым решением: несмотря на отказ большинства французов, конституция была принята Национальным собранием, которое теперь представляет собой всего лишь регистрационную палату для написанных в Брюсселе законов. Осталась ли у него еще какая-то роль кроме площадки для громких, но пустых заявлений?

Именно поэтому послушные депутаты голосуют за навязанные ЕС законы. Если же они выступают против, это похвально, но им явно не хватает решимости, чтобы пойти так далеко, как нужно.

Всеобъемлющее экономическое и торговое соглашение (СЕТА) с Канадой стало последним олицетворением ЕС. В скором времени нас ждет кавалькада законов с катастрофическими последствиями для французов и всех стран-членов.

 

Сможет ли Франция однажды полностью вернуть суверенитет?

Большой вопрос. Если да, то какими средствами? Лично мне по душе предложение Франсуа Асселино (François Asselineau), но это только мое мнение, и я понимаю, что его поддерживают не все. Это вопрос личной свободы. Тем не менее эта самая личная свобода оказалась под ударом со стороны пропаганды европеистских СМИ. Они используют все имеющиеся в их распоряжении каналы, чтобы протолкнуть кандидатов, которые не станут ставить под сомнение основы ЕС, как это умело делает Франсуа Асселино, говоря о задействовании статьи 50.

Статья 50

Речь идет о предусмотренном европейскими документами процессе. То есть о лечении подобного подобным (зла злом в нашем случае). Это будет непросто, и на этом пути нам будут активно ставить палки в колеса. Я слышу много плохих слов о Франсуа Асселино, причем в первую очередь даже не о его программе, а о нем самом. При этом его обоснованное предложение покончить с ЕС раз и навсегда замалчивается СМИ. С учетом текущей ситуации, когда ЕС после Маастрихта взял Францию в тиски, Брюссель погружает нас в беспрецедентный маразм и устанавливает над нами недопустимый контроль. И мы не прекратим говорить об этом.

Если бы ЕС был основан на принципах уважения к нашему суверенитету, законам и конституции, я бы первой размахивала европейским флагом, но он продемонстрировал с течением лет, что не является демократическим или социальным, а представляет собой постоянную угрозу для наших коллективных и личных свобод.

ЕС является ничем иным как напрочь лишенным этики образованием, которое продвигает свободную торговлю, обладает ультралиберальной природой и не несет в себе ничего по-настоящему европейского, поскольку включает в себя в торговом плане американские страны (СЕТА и Меркосур). Кроме того, он насаждает унификацию 28 стран-членов, жители которых должны против воли стать похожими друг на друга, несмотря на языковые и культурные отличия, отказаться от своей собственной культуры. Дело в том, что ЕС не по душе национальные особенности стран нашего континента. Где в этом Европа? Нигде. Если хорошо поискать, все прописано в великом социал-демократическом проекте ее проповедников: Макрона, Меркель и прочих атлантистских лакеев, которыми наполнена брюссельская комиссия.

Если опоры шаткие, конструкция не может быть прочной, стабильной или даже жизнеспособной. Дело в том, что эта Европа, которая плюет на нации и их историю, рано или поздно развалится по экономическим, валютным, культурным, ведомственным или социальным причинам.

Европеисты же намертво вцепились в ЕС, как моряки в борта качающегося судна.

Статья 50, «кость в супе»

Асселино запустил необратимый процесс размышлений об истинной пользе этого конгломерата паразитных брюссельских ведомств с их активными и пассивными членами, а также лобби, которые решительно нацелены на переустройство человеческого общества с абсолютно туманными и ничуть не обнадеживающими горизонтами.

Самое важное, как мне кажется, заключается не в том, что послушные парламентарии подтверждают решения ЕС, а в том, что они продолжают считать, что для изменения документа или договора им достаточно просто щелкнуть пальцами. В теории это, наверное, возможно, но на практике было сделано все (если не считать прокола в лице статьи 50), чтобы хватка ЕС была жесткой и эффективной. Все 28 государств-членов увязли в этой сети и могут вырваться из нее только через уже упомянутую прореху. Чтобы говорить о ней, нужна отвага. Пока что ее хватило лишь двоим: Борису Джонсону, по непонятным нам причинам, и Франсуа Асселино, по причинам, которыми должны руководствоваться все французы, поскольку именно Франция больше всех других членов (за исключением Греции) страдает от развязанной против нее коррумпированной элитой тотальной войны.

 

Политики, которые говорят о пересмотре соглашений без задействования статьи 50, считают нас за идиотов или сами являются ими, поскольку в таком случае они ничего не поняли в настрое основателей ЕС: тот пропитал собой весь их европейский проект, в который они вложили столько сил и который так стремятся реализовать. Поборники ЕС предусмотрели все, и поэтому не стоит оскорблять их утверждением о том, что они готовы просто так отказаться от своего творения. Кстати говоря, слова Жака Аттали (Jacques Attali), одного из авторов этих договоров, далеко не пустой звук. Они должны были бы навести многих на определенные мысли.

Европеистский проект возник очень давно и активно продвигался интеллектуалами нашей страны после падения Наполеона Бонапарта: в 1815 году Франция совершила трагический и необратимый либеральный поворот к упадку. Она угодила в сети Англии и в частности Сити в результате предательств первой и второй половины XIX века: Карл Х, Луи-Филипп, Наполеон III, Мак-Магон и т.д. Их шаги играли на руку крупным европейским банкам, чей центр уже тогда находился в Лондоне.

В XIX веке Виктор Гюго много говорил о формировании единой федеральной Европы, поскольку он был не только писателем, но и активно продвигавшим идеи политиком. Стоило задуматься, что однажды такой туманный и нереалистичный проект на самом деле увидит свет, причем чем больше в нем тумана и нереалистичного, тем крепче будет решимость его поборников.

Дело в том, что проект Европейского союза с самого начала содержит в себе немало сюрреализма. Объяснюсь. Для этого обратимся к одному из отцов сюрреализма Адре Бретону (André Breton): «Я верю, что в будущем сон и реальность — эти два столь различных, по видимости, состояния — сольются в некую абсолютную реальность, в сюрреальность, если можно так выразиться. И я отправлюсь на ее завоевание, будучи уверен, что не достигну своей цели; впрочем, я слишком мало озабочен своей смертью, чтобы не заниматься подсчетом всех тех радостей, которые сулит мне подобное обладание».

Так, если проследовать за направлением мысли Бретона, мы видим типичный пример мышления изворотливых утопистов, которые создали Европейский союз в отрицании истории Европы и изобретении сюрреальности. То же самое касается искусственного интеллекта, где все концепции говорят о полностью оторванной от действительности утопии. Бретон опять-таки предупреждает нас о грядущем варварстве. «Довольно безделья, слабости, ребячества и оцепенения… хватит небылиц!» — пишет он в «Манифесте сюрреализма». Он отмечает, что логические цели в конечном итоге ускользают от нас.

Нужно признать, что логика ЕС, если позволить себе параллели с Бретоном, тоже ускользает от нас, поскольку его единственная логика в том, чтобы позволить крошечному меньшинству заполучить как можно большую часть пирога в ущерб остальному человечеству.

Но давайте отойдем от Бретона и внимательно рассмотрим статью 50, изучим то, какие она дает возможности для нашего освобождения. Политики не говорят о ней (очередное доказательство их подчинения ЕС), и даже самым смелым из них тем труднее избавиться от оков, что существуют уже очень давно.

В любом случае, пришло время осознать то, чем на самом деле является Европейский союз. Это вовсе не конфедерация независимых государств, как думают те, кто путают федеральную Европу (в ней мы сегодня барахтаемся) и европейскую конфедерацию. Они ничего не замечают и стремятся к федеральной Европе, которая поглотит и упразднит нации, как этого хотелось бы проевропейским плутократам.

Больше не будет наций, границ, национальностей, национальных валют, независимой конституции, истории… Все это расплавится в европейской магме, утонет в коммерческом построении, где самые амбициозные будут делить гигантские рынки. Пока что они не могут этого добиться, а кризис «желтых жилетов» стал препятствием на пути реализации таких глобалистских планов. Не стоит считать, что элита (ну, или то, что у нас называют элитой, хотя речь идет о плутократах-глобалистах) успокоится на этом. Для нее очень важно ускорить график реализации европеистского хаоса и принятие послушными парламентариями все более грязных и гнусных законов. Речь идет о пенсиях, социальном обеспечении, новых налогах и т.д.

Что такое ЕС? 28 государств, которых Брюссель и договоры лишили экономической, социальной, энергетической, сельскохозяйственной, административной и законодательной независимости, а также поставили под контроль нервного центра ЕС в лице Еврокомиссии. В этом объединении демократия была задвинута в угол или даже уже давно похоронена.

Некоторые готовы мириться с тем, что их страна, Франция, полностью исчезает как нация, как того отчаянно добиваются объединенные федеральным проектом ЕС Макрон и Меркель.

Некоторые готовы отказаться от личной и коллективной судьбы в стране, которая некогда была суверенной, но больше таковой не является.

Некоторые согласны с тем, что французская армия перестала быть французской и влилась в НАТО, в том числе на уровне верховного командования.

Некоторые рады тому, что государственные службы разрушаются по указке Брюсселя, как и трудовой кодекс.

Некоторым нравится, что ЕС навязывает нашей некогда суверенной стране безумную налоговую систему, рушит сформированную в 1945 году образцовую социальную программу.

 

Загрузка...
 
 

Я хочу сказать всем этим европеистам: больше не пойте «Марсельезу». Не присутствуйте при подъеме национального флага 11 ноября. Потому что это означает предательство миллионов людей, которые сражались и гибли за Францию, ее свободу, независимость и суверенитет.

Вы знаете, как разрушить страну за 20 лет. И можете гордиться собой!

 

Источник: AgoraVox