Новости

Фантазии и реалии учений "Запад-2017"

Военный эксперт, заведующий кафедрой географии, природопользования и пространственного развития БФУ им. И. Канта Юрий ЗВЕРЕВ:

— Г‑н Зверев, каково значение учений «Запад‑2017»? Является ли их проведение показателем обострения взаимоотношений с западными коллегами?

— «Запад‑2017» — это плановые учения. В 2000 году была создана региональная группировка войск Российской Федерации и Республики Беларусь. Естественно, если группировка есть, то она должна тренироваться. С 2009 года каждые два года проводятся совместные военные учения: «Запад‑2009», «Щит Союза — 2011», «Запад‑2013» и «Щит Союза — 2015». Поэтому нынешние учения — это абсолютно плановое мероприятие.

   — Можно ли сказать, что эти учения отличаются чем-либо от предыдущих? По численности военнослужащих, по масштабам?

— Нет. Порядок сил и средств, которые будут задействованы в «Западе‑2017», принципиально не отличается от того, что было на предыдущих учениях. Была озвучена цифра 13 000 человек, в некоторых источниках — 12 700 человек, из которых около 10 200 человек — это белорусские военнослужащие.

— Многие западные СМИ, СМИ Украины и стран Прибалтики говорят о том, что в учениях «Запад‑2017» будет задействовано намного больше военных, чем было заявлено. Бывший министр иностранных дел Дании Уффе Эллеман-Йенсен написал статью, которая называется «Сто тысяч русских солдат отрабатывают нападение на Запад». Откуда взялась цифра «сто тысяч»?

— У меня ощущение, что эту цифру «сто тысяч военнослужащих» СМИ сами придумали, а потом сами же ее и испугались.

Никаких других источников этой цифры, кроме заявлений представителей Запада или Украины, мне найти не удалось.

На Украине, по-моему, кто-то даже до 200 000 договорился, что совершенно нереально.

— Можно ли говорить сегодня о военной активизации стран НАТО на границах России?

— Я бы сказал, что активность НАТО возросла. В этом году только в Прибалтике по планам НАТО пройдет не менее шестнадцати международных и национальных учений. Согласитесь, Россия и Беларусь на этом фоне не так активны.

Масштабы учений НАТО никак не меньше учений «Запад‑2017», а в некоторых случаях намного больше.

К примеру, учения «Анаконда», которые проходят раз в два года. В учениях «Анаконда‑2016», которые проходили в Польше, принимала участие 31 000 военнослужащих. Интересный момент: на 12 000 польских военных пришлось 14 000 американских.

Учения «Запад‑2017» проходят на территории Беларуси: 10 200 белорусских военнослужащих и 3 000 — российских. Разница есть, согласитесь.

— Латвийские, эстонские и украинские СМИ часто говорят, что учения «Запад‑2017» могут перерасти в конфликт, хотя на маневры и приглашены наблюдатели из иностранных государств. Насколько открытыми будут учения для иностранных наблюдателей?

— Насколько мне известно, Беларусь пригласила наблюдателей из всех соседних государств: Украины, Польши, Литвы и Латвии. Также официально сообщалось, что приглашение получили Эстония, Швеция, Норвегия, представители НАТО и ОБСЕ. Я считаю, что это достаточно высокая степень открытости.

— Учения НАТО на территории Восточной Европы проходят столь же открыто? Приглашают ли на них российских специалистов?

— Российские специалисты на учения НАТО приглашаются, поскольку есть соответствующие документы о взаимных инспекциях. Другой вопрос, всё ли показывают наблюдателям. Но тем не менее наши наблюдатели на учениях НАТО тоже бывают.

Что касается учений «Запад‑2017», меня крайне удивляют разговоры о «ста тысячах» и «агрессивных акциях». Еще в прошлом месяце было проведено несколько брифингов. На форуме ОБСЕ в Вене заместитель начальника Генштаба Республики Беларусь подробно рассказывал об учениях. В июле аналогичный брифинг проводился в Брюсселе на встрече Россия — НАТО на уровне послов. Западная сторона и ОБСЕ получили всю необходимую информацию.

— Американский генерал-лейтенант Бен Ходжес заявил, что население Беларуси и близлежащих стран очень обеспокоено активностью России и считает, что введение российских войск на территорию этих стран — это «троянский конь»: «Они [россияне] говорят: “Мы просто проводим учения”. А потом внезапно они передислоцируют куда-то весь этот контингент и свои средства».

— Это довольно странная теория. Опустим на минутку то, что Россия ни на кого нападать не собирается. Давайте будем откровенны, теми силами, которые Россия перемещает в Беларусь, агрессию не устраивают. Я уже называл цифру в 3 000 военнослужащих. Только в составе четырех батальонов усиленного передового присутствия НАТО в Польше и странах Прибалтики дислоцируется 4 500 военнослужащих, что в 1,5 раза больше российских сил.

— В украинских СМИ учения «Запад‑2017» освещаются как важнейшее внешнеполитическое событие осени 2017 года и элемент демонстрации силы в отношении Украины. Можно ли сказать, что учения «Запад‑2017» угрожают Украинскому государству?

— Я так не думаю.

Мне кажется, что Украина нагнетает напряженность и пытается показать, что ей угрожает Россия. Цель Украины в этом вопросе абсолютно понятна: получить дополнительную военную помощь с Запада, желательно — летальное оружие, например «Джавелины» (американский переносной противотанковый ракетный комплекс — прим. RuBaltic.Ru).

Однако даже формальных поводов для передачи Украине вооружений нет. Столкновения на линии соприкосновения сил ЛНР/ДНР и украинской армии носят сейчас локальный характер, масштабных боевых действий, которые велись в 2014–2015 годах, нет. Это значит, что нужен информационный повод. И повод представился: «Нас окружают с севера. На нас хотят напасть». Какими силами? Непонятно. Для чего? Тоже совершенно не ясно.

— С территории Беларуси, наверное, вступить в боевые действия на границах ДНР и ЛНР довольно сложно…

— Украинская сторона говорит о «марше на Киев», естественно. Такая военная акция технически возможна.

Но зачем это нужно России, совершенно непонятно.

Не говоря уже о том, что у Беларуси достаточно ровные отношения с нынешним киевским режимом. И я с трудом представляю, что Беларусь выступит в роли плацдарма для наступления на Украину.

— Министр обороны Украины Степан Полторак недавно встречался с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом. В числе прочего обсуждались российско-белорусские учения «Запад‑2017». Полторак сказал, что со стороны Украины будет адекватный ответ на проведение этих учений. Что имеется в виду под «адекватным ответом»?

— Будем надеяться, что горячим головам в Киеве не придет мысль устроить массированное наступление на Донецк и Луганск и дело ограничится приведением украинских вооруженных сил в повышенную боеготовность. Посмотрим.

— Регулярно поднимается вопрос о том, что Украина будет продолжать развивать свои взаимоотношения с НАТО. В связи с нарастающей истерией по поводу «российской агрессии» есть ли вероятность того, что Украина вступит в НАТО? Может ли это случиться в ближайшем будущем?

— Никогда не говори «никогда». Я считаю, в ближайшем будущем Украина не вступит в НАТО, потому что Альянс старается не принимать в свои ряды государства с неурегулированными территориальными конфликтами и внутренними проблемами (отделившимися или стремящимися отделиться территориями). Мне непонятно, что может приобрести НАТО, приняв в свой состав Украину.

Получить военные базы рядом с границей России? Этого можно добиться и без формального принятия Украины в НАТО.

Чем ближе база НАТО к российским границам, тем меньше дистанция удара (в том числе время подлета ракет), но и дистанция для ответного удара тоже меньше.

— Но ведь базы НАТО и так находятся на границе с Россией, в той же Прибалтике.

— Формально речь идет о ротационном размещении войск: батальон пришел, батальон ушел. Но если учитывать, что эти батальоны сменяют друг друга непрерывно, то фактически можно говорить и о базах. Хотя формально это не базы и НАТО не нарушает данных в 1997 году обязательств.

— Есть ли перспективы создания военных баз на территории Украины?

— В ближайшие пять лет перспектив нет. Но я не готов прогнозировать, что произойдет к 2025 или 2030 году.

— Этим летом президент Беларуси Лукашенко заявил о том, что учения «Запад‑2017» будут проходить несмотря на то, что с Россией отношения ухудшаются. «У нас есть большая перед обществом задолженность по договору о Союзном государстве. Мы многое потеряли на многих направлениях», — сказал Лукашенко. Это разочарование в развитии взаимоотношений с Россией или очередная политическая игра со стороны белорусского лидера?

— Разумеется, у нас есть определенные проблемы в отношениях, и это не секрет. Но есть достаточно много общих интересов. Мне кажется, так или иначе имеющиеся проблемы надо решать.

Другое дело, хотелось бы, чтобы существующие между Москвой и Минском проблемы разрешились без каких-то шумных деклараций с обеих сторон. Ведь иногда дело доходит почти что до информационных войн. Наверное, надо решать эти вопросы за столом переговоров. Может быть, иногда без широкой публичной огласки.

http://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/21082017-ucheniya-zapad-2017-ukrainskie-fantazii-o-dvukhstakh-tysyachakh-troyanskiy-kon-khodzhesa-i-reaktsiya/

Тэги: 
Загрузка...
Загрузка...