Новости

Фастфуд всемирного креаклиата

Ни один успешный производитель некачественных и вредных товаров не пользуется собственной продукцией.

Торговец наркотиками ни в коем случае не употребляет их сам.

Владелец известнейшей сети фастфудов питается в пятизвёздочных ресторанах.

Идолы рок-групп, убедительно выглядящие на сцене обкуренно-упившимися, на самом деле тщательно следят за своим здоровьем, регулярно поправляя его в клиниках класса “люкс”.

Тот же самый принцип – делайте, как я говорю, но не так как делаю – давно и широко используется и в идеологии, и в политике.

Бывший министр культуры Франции Джак Ланг, на выставке современного искусства, публично восторгался запаянными в плексиглас экскрементами, но собственное жилище украшал произведениями фламандских мастеров. И пел дифирамбы пошлейшим рэпперам, но собственной внучке на совершеннолетие дарил собрание компакт-дисков Вивальди.

Всё тот же принцип очень эффективен в понукании других принять то, что до поры до времени нет необходимости терпеть самому: ни один из видных политических деятелей Европы, страстно убеждающих европейское население потесниться, поделиться нажитым и обогатиться погружением в беcкрайний мультикультурализм, сам не живёт в «мультикультурных» кварталах и не имеет представления о реально существующих там проблемах.

А когда и имеет, то искренне считает, что каждому своё: не вышел в министры, можешь и потерпеть…

И тот же самый принцип, в его самой снисходительной модификации, регулирует явление, которое у меня язык не повернётся причислить к “современному искусству”, поэтому, я назову его скромно “всемирный креаклиат”.

Категория эта не имеет строго очерченной зоны распространения и одинакова для всех стран так называемого «европейского типа».

Это люди, не обладающие никакими художественными талантами, не стремящиеся чему бы то ни было научиться и не способные создавать нечто хоть сколько-нибудь достойное ни в одной из возможных сфер, но настырно желающие доказать миру сему, что они существуют не от мира сего, в мире сем не нуждаются, миру сему их не понять, но принять и кормить необходимо.

А потому, их единственная возможность заставить себя заметить и хоть сколько-нибудь о себе поговорить – это самый разнузданный, по мере возможности, эпатаж.

Но если в западных странах европейского типа «креаклиатный эпатаж» бывает двух типов – псевдо-артистический (“я так вижу”) и псевдо-политический (“я так протестую”), то, например, в России креаклиатный эпатаж всегда прежде всего политический.

Скандальные перформансы “Пусей” и инсталляции на выставках г-на Гельмана, поваленные “феменками” кресты и прибитые “павленками” мошонки прежде всего заявляют политический протест и только им и пытаются прокормиться.

И вот здесь любопытно отметить, что политический креаклиатный эпатаж “кормится” исключительно в России и никоим образом не на западе.

То есть, все “Войны”, “Пуси”, “феменки” и “павленки”, а также галеристы Гельманы очень быстро теряют интерес в глазах даже самой прогрессивной западной публики и лишаются доверия и субсидий, как только попадают в условия «подлинно демократического общества» и начинают, наконец, воистину вкушать его свободы.

Войны, пуси, павленки и феменки очень скоро распадаются на ту самую атомную пыль, из которой их материализовал в зыбком информационном пространстве изначально подвернувшийся протестный повод и начинают “влачить” собственные разлагающиеся “существования”, как подпорченные туши на очередной базар, в тщетной попытке снова сбыть их ещё какому-нибудь доверчивому ценителю “смелой российской оппозиции тоталитарному режиму”.

Тут всё дело в том, что ни один успешный производитель некачественных и вредных товаров не потребляет собственную продукцию (см.начало).

И зародившаяся когда-то на западе мода на “креаклиатный эпатаж” свободно существует только тогда, когда во-первых, не нарушает принятых норм общественного порядка, и, во-вторых, сама добывает себе средства на харчевание.

Швейцарская “художница” Мило Муаре, которая скреаклиактила “голый протест” на улицах Лондона, предложив всем желающим потрогать ее интимные места, потом сутки объясняла в полиции, что смысл этого перформанса заключался в защите прав женщин на сексуальное самоопределение и заплатила достаточно серьёзный штраф, чтобы надолго потерять охоту самоопределяться на публике в чём мать родила.

“Феменки”, которых с позором эвакуировали то из Собора Парижской Богоматери, то с очередной выставки, где присутствовали известные политические деятели и главы государств, отделались лёгким судом и веским штрафом, получили сканадальную публикацию от “засланной” французской журналистки, посмотревшей их “работу” изнутри и подробно рассказавшей об этой интересной организации на страницах известного журнала, очень быстро сникли, заявили о “распаде группы” и ретировались кто куда, не дожидаясь законных репрессий, в случае рецидива.

В каких условиях проживают внезапно утерявшие “таланты” бывшие “войнушки” и “павленки” наверное, лучше не напоминать. Так сказать, чтобы не сыпать соль на пробитую брусчатку…

Здесь, видите ли, уважают ваш эээ… протест и понимают ваше мнэээ… искусство, но держать такое в доме, знаете ли, на самом деле желающих мало.

Здесь, знаете, такое публично поощряют на широкой публике – с Мадонной, Элтоном, Пусями и главами государств на выставках современного искусства. Без особых затрат – поощрили и разошлись.

Но вот чтоб внутри собственного жилища и на каждый день – так это увольте. Здесь всё больше Вивальди, да фламандская какая-нибудь живопись. Поскромнее так.

То есть, это очень хорошо, что вы делаете, это даже благородно.

Но будет ещё лучше, если вы станете это делать у себя дома. И, кстати, на свои шиши, а не на деньги европейского налогоплательщика.

Европейскому налогоплательщику сейчас всё туже и без российского протеста. У европейского налогополательщика свой собственный протест никогда не окупался.

Потому что, настоящая демократия, она за идею, а значит, задаром. Как и настоящее искусство – когда не можешь не творить. A не можешь – не твори.

И все местные креаклиатные эпатажники “творят” исключительно ради собственного удовольствия, на собственные средства и в рамках прописанных законом приличий.

Рты на публике не зашивают, по асфальту голыми в колючей проволоке не катаются, молотком по яйцам не стучат и уж конечно не жгут никаких дверей.

Хотя любое из перечисленных деяний может запросто обеспечить казённый паёк и тёплую постель, а то и хорошие успокоительные, на недолгий, но прочный срок.

Но совсем не в том учреждении, куда сбегаются главы государств, чтобы пожать вашу мозолистую руку и спеть хором с Мадонной и Элтоном.

Потому что торговцы наркотиками всех свобод, убедительно выглядящие на демократической сцене в меру укуренными и долитыми до степени благородного экстаза, сами никогда не употребляют некачественный и вредный продукт собственного производства и тщательно следят за своим здоровьем, регулярно поправляя его в клиниках класса “люкс”.

Фастфуд от пуза всех свобод- пища всемирного креаклиата.

Просто он ещё не знает, чего наглотался и от какого недуга будет умирать.

Елена Кондратьева-Сальгеро