Новости

Газ за Донбасс: Европа толкает Украину и Россию друг к другу

Суд ЕС ограничил доступ «Газпрома» к мощностям трубопровода Opal — сухопутного отвода от первой нитки «Северного потока». На Украине эту новость восприняли с воодушевлением. Официальный Киев полагает, что Евросоюз решил укрепить его позиции в преддверии переговоров о заключении нового транзитного контракта. Впрочем, «перемога» может, как обычно, обернуться «зрадой». ЕС добивается мира между Россией и Украиной, в том числе и в газовой сфере, чтобы устранить главную преграду на пути нормализации собственных отношений с Москвой.

 

 

Мировые СМИ продолжают обсуждать решение суда ЕС, который удовлетворил иск польской компании PGNiG и ограничил права «Газпрома» на использование газопровода Opal. Подобный запрет уже действовал с 2013 по 2016 год, но в итоге Россия практически в полной мере вернула себе доступ к сухопутному отводу «Северного потока»: Еврокомиссия разрешила проводить аукционы на 40% его транзитных мощностей. Единственным участником и постоянным победителем этих аукционов был «Газпром».

Варшава добивалась восстановления ограничений. По мнению польских властей, вердикт ЕК противоречил принципу «диверсификации источников, путей снабжения и управления рисками сбоев или прекращения поставок газа». Дескать, слишком опасно отдавать Москве контроль над Opal — нужно зарезервировать определенные мощности для других поставщиков «голубого топлива».

Понятно, что в случае с «Северным потоком» это стандартное для Евросоюза правило превращается в фикцию. По трубе течет исключительно российский газ — альтернативных поставщиков газа нет и не будет. То есть речь идет не о «диверсификации источников», а об ограничении пропускной способности газопровода.

В иске польской стороны об Украине ничего не говорилось, но после его удовлетворения Варшава поспешила записать эту победу еще и в актив Киева.

По подсчетам главы концерна PGNiG Петра Возняка, поставки по трубопроводам-отводам Opal и Nel снизятся с 60 до 43 миллиардов кубометров в год. Из них 12,5 уже мысленно можно перекинуть на украинское направление. «Это меняет переговорную позицию Украины, которая значительно улучшится», — уверен Возняк.

С этим утверждением трудно не согласиться.

«Блокада» газопровода Opal началась буквально за несколько дней до старта трехсторонних переговоров по газу между Киевом, Москвой и Брюсселем.

До сих пор неясно, удастся ли сторонам заключить новый транзитный договор (старый перестанет действовать к 1 января 2020 года).

 

 

 

Предложения украинской стороны хорошо известны, недавно их снова озвучил исполнительный директор «Нафтогаза» Юрий Витренко. Во-первых, Киев настаивает на долгосрочном соглашении — желательно на 10 лет. Во-вторых, требует солидных объемов транзита. Ожидается, что «Газпром» забронирует 60 миллиардов кубометров в год, а еще 30 будут доступны для бронирования по краткосрочным контрактам.

В Еврокомиссии эти предложения поддерживают, но для Москвы они неприемлемы. С учетом запуска обходных трубопроводов «Газпром» хочет оставить украинской ГТС значительно более скромные объемы и заключить договор всего на один год. В этом случае после запуска на полную мощность «Северного потока — 2» и второй нитки «Турецкого потока» у российской компании будет возможность снова отрегулировать объемы транзита на украинском направлении.

Решение по Opal ставит «Газпром» в ситуацию, когда энные объемы газа по «Северному потоку» доставить в Европу нельзя. В этом случае их нужно прокачивать либо через Украину, либо по газопроводу «Ямал — Европа».

Добавим к этому шаманские пляски вокруг второй нитки «Северного потока», на которую в Европе хотят распространить нормы так называемой Газовой директивы ЕС. В этом случае «Газпром» тоже будет обязан отдать 50% мощности трубы несуществующим альтернативным поставщикам.

В принципе, переговорная стратегия Киева и Брюсселя понятна. «Газпром» будут убеждать в том, что альтернативы украинскому транзиту нет: пропускная способность «Северного потока» ограничена, загрузить вторую нитку тоже не получится. В лучшем случае на обходные трубопроводы получится перекинуть 50% от тех объемов, на которые изначально ориентировалась Москва. Остальное — Украине!

Примечательно, что в Федеральном сетевом агентстве Германии уже призвали «Газпром» выполнить решение суда и сократить транспортировку газа по Opal до половины его транзитной мощности. На фоне отчаянных попыток Берлина завершить строительство «Северного потока — 2» это заявление может показаться странным. Почему и Германия поддерживает эти политические игры?

 

 

 

Прежде всего, у Германии (да и у всей Европы) есть возможность без опаски «поиграть» с Россией.

В силу различных причин газ на европейском рынке недавно подешевел до десятилетнего минимума. В результате европейцы поспешили запастись им впрок и под завязку забили свои подземные хранилища. К примеру, по сообщению Bloomberg, к концу лета в Италии, Австрии и Северо-Западной Европе накопилось 62 миллиарда кубометров газа, или почти 94% от общей вместимости их ПХГ.

То есть даже если с 1 января 2020 года транзит через Украину прекратится, Евросоюзу не грозит газовый «голод». По крайней мере, этой зимой. Так почему бы не поторговаться? В случае крайней необходимости ситуацию всегда можно переиграть: снять все ограничения и с Opal, и с «Северного потока — 2».

Но Европа все же рассчитывает, что транзитный договор будет заключен, причем на выгодных для Киева условиях. Очевидно, Берлин и Париж рассматривают этот вопрос с точки зрения своих долгосрочных политических интересов.

Об ощутимом потеплении в российско-европейских отношениях сегодня не говорит только ленивый. Президент Франции Эммануэль Макрон без стеснений берет курс на стратегическое партнерство с Москвой, а смена власти на Украине открывает возможность для реализации Минских соглашений, окончания конфликта в Донбассе и поэтапной отмены антироссийских санкций.

Аналитический портал RuBaltic.Ru уже писал, что Европа будет «продавливать» именно этот сценарий. И здесь многое будет зависеть от переговоров по газу.

Сохранение больших объемов украинского транзита создаст благоприятный фон для продолжения диалога между Киевом и Москвой, без которого невозможно решить проблему Донбасса. У Зеленского будут все основания сказать соотечественникам, что хоть Россия и «агрессор», но с ней можно и нужно сотрудничать.

Если же новый договор не будет заключен (либо будет заключен на «предательских» условиях), украинская власть останется без одного из главных источников пополнения госбюджета и будет винить в этом Москву.

С другой стороны, в треугольнике ЕС — РФ — Украина вопрос газа всегда был камнем преткновения. Макрон и компания прекрасно понимают, что противники нормализации российско-европейских отношений будут продолжать спекулировать на этой теме. Если не закрыть ее на ближайшие десять лет.

 

Загрузка...

 

Для Европы принципиально важно, чтобы между Россией и Украиной установился прочный газовый мир (последняя при этом не должна остаться обиженной). Поэтому историю с газопроводом Opal лишь отчасти можно назвать попыткой давления на «Газпром». Конечная цель этого давления — устранить одну из главных преград на пути сближения Берлина, Парижа и Москвы. Закрыть гештальт, так сказать. 

Не исключено, что Россия согласится пойти на уступки. Но за транзитный «презент» потребует от Киева того, чего так долго добивается — конкретных шагов по имплементации Минских соглашений.

А Берлин и Париж выступят в роли гарантов этой негласной сделки. Так не поспешили ли украинские политики петь дифирамбы своим друзьям-европейцам?

 

Алексей Ильяшевич