Новости

Gazeta Wyborcza (Польша): как украинцы работают в Польше?

Рабочий день уборщицы начинается в 5.30 и заканчивается порой в 22. Украинские работницы считает эту работу неплохой, хотя приходится весь день быть на ногах: присесть нельзя ни на минуту, положен только получасовой перерыв, и в какой момент его можно сделать, решает менеджер. «Люди приезжают сюда работать, пахать как лошади, и они пашут до полного изнеможения», — рассказывают украинские девушки о своей работе в Польше.

 

Катерина Семчук (Kateryna Semchuk)

Рабочий день Марины начинается в 5.30 и заканчивается порой в 22. Первая смена в торговом центре, где она работает уборщицей, длится восемь часов, а вторая — восемь с половиной. На Украине Марина учится в вузе и собирается скоро вернуться к учебе, но пока вот уже четыре месяца каждый день без выходных занимается уборкой фуд-корта. Когда есть возможность взять две смены, она с радостью соглашается.

В ее обязанности входит поддержание в идеальной чистоте половины зоны питания, второй половиной занимается ее коллега. Марина смахивает крошки, протирает столы, моет пол. В обычный день две уборщицы еще справляются со своей задачей, но в субботу, как рассказывает Марина, им приходится работать за троих-четверых.

Однако в целом она считает эту работу не такой плохой, хотя, конечно, уборщице приходится весь день быть на ногах: присесть нельзя ни на минуту, работникам положен только получасовой перерыв (в какой момент его можно сделать, решает менеджер). «Люди приезжают сюда работать, пахать как лошади, и они пашут до полного изнеможения», — рассказывает Марина.

 



 

Молодая украинка Алла убирает коридоры того же самого торгового центра. В первый день менеджер отправила ее мыть туалеты. Такую задачу поручают украинцам, которые совсем не владеют польским языком, это самая худшая работа в этом месте. Алла сразу же отказалась и пригрозила, что уйдет, тогда за ней закрепили ресторанный дворик, где она проработала полгода.

Сейчас она выходит на вторую смену, которая начинается в 13.30. Алла проверяет свои орудия труда (тележку со шваброй и тряпками), а потом начинает кружить по коридорам: собирает сор, вытирает пыль, опорожняет мусорные корзины. Когда какая-то из них переполняется, она получает сигнал по рации. Домой Алла возвращается к 23. Принять душ, что-то съесть, сделать уборку — и вот уже глубоко за полночь. Она без сил падает в кровать.

Утром она готовит для себя и мужа, а в полдень отправляется на работу. Так повторяется изо дня в день. «Я вообще света белого не вижу», — жалуется Алла. Получит ли она выходной, зависит от милости работодателя. «Ты ведь сюда работать приехала», — отвечает он. Алла незаменима: на «ее территории» работает еще только одна женщина, которая выходит в первую смену. Уборщицы перегружены, потому что работников слишком мало.

«Они хотят, чтобы везде была идеальная чистота, но один человек на два этажа обеспечить ее не в состоянии», — объясняет украинка.

 

Агентство по трудоустройству — проводник по новому миру

Работодателем и Марины, и Аллы выступает не торговый центр: договор с ними заключило агентство по трудоустройству, направившее их на эту работу. Использование сотрудников сторонних компаний не стало бы в Польше настолько распространенной практикой, если бы к нам не приезжали люди, спокойно соглашающиеся на ненормированный рабочий день, отсутствие выходных, отпуска, оплачиваемого больничного и низкие ставки. Это преимущественно украинцы, которые увидели новые возможности там, где агентства по трудоустройству обнаружили перспективу заработать, а работодатели — сэкономить. На первый взгляд ситуация выглядит привлекательной для всех сторон: компании не приходится заключать трудовой договор, платить за работника налоги и страховые взносы, думать о Трудовом кодексе. Агентство, занимающееся лизингом персонала, получает деньги и тоже не вспоминает о Трудовом кодексе. Украинский работник получает свои минимальные 2 тысячи злотых (около 34 тысяч рублей, — прим.ред.) и счастливым возвращается домой. А что с правами трудящихся? И как долго можно выдержать в таких условиях?

По состоянию на апрель 2019 года в Польше официально существовало 8 616 компаний, предоставляющих услуги по «внешнему трудоустройству».

Ассоциация, в которую входят 60 самых крупных польских компаний этого сектора, указывает, что в 2018 году их оборот составил более 2,6 миллиарда злотых (0,6 миллиарда евро, — прим.ред.). Многие небольшие агентства такого рода основаны украинцами. Им удается привозить в Польшу работников из самых маленьких украинских деревень. Самостоятельно эти люди никогда не решились бы поехать на заработки за границу, но когда им обещают работу и жилье, они охотно соглашаются. Для украинцев, не имеющих опыта, не знающих языка и трудового законодательства, агентства выступают опекунами, первыми проводниками в новом мире.

 



 

Пакет услуг, который они предлагают, выглядит привлекательно: в него входит работа, проживание и услуги, связанные с легализацией пребывания. Однако все это не бесплатно. За койку в многоместной комнате, допустим, в варшавском районе Таргувек, придется заплатить 450 злотых (7 600 рублей, — прим. ред.), эти деньги вычитают из зарплаты. Другие выдержки из прейскуранта: предоставление вакансии — 30 злотых (510 рублей), медицинское обследование и оформление медицинской книжки — 120 злотых (2 тысячи рублей), заполнение налоговой декларации — от 25 до 40 злотых (340 — 680 рублей), открытие банковского счета, которым управляет агентство, — 25 злотых (425 рублей). «Даром никто ничего делать не хочет», — говорит предприниматель Миша. Он зарабатывает, возя людей по маршруту Львов — Варшава — Львов, и руководит небольшим кадровым агентством. По меньшей мере часть сборов, которые компании берут за устройство на работу, незаконны, но развитию бизнеса это не мешает.

Сначала агентство отправляет приглашение, на основании которого клиент подает документы на рабочую визу. Приехав в Польшу, он может обнаружить, что работа есть, но не совсем та, которую ему обещали, хотя обычно к ней можно приступить незамедлительно. Документы, связанные с трудоустройством, работник чаще всего подписывает только через некоторое время. О трудовом договоре с агентством речи не идет, рассчитывать можно только на гражданско-правовой договор поручения. Он подписывается на весь срок до окончания действия визы или каждый месяц. В документе указывается почасовая ставка, минимальная зарплата (обычно 2 тысячи злотых «грязными») и минимальное количество часов, которые нужно отработать. О максимальном ничего не говорится, поскольку фактически можно трудиться хоть 16 часов в сутки. Украинцы сами просят дать им как можно больше работы, в том числе в выходные и праздничные дни: проведя в Польше три месяца (столько обладатели биометрического паспорта могут пробыть в нашей стране без визы), они возвращаются на Украину или остаются, оформляя разрешение на временное пребывание. От работы, на которой нельзя провести больше восьми часов в день, они часто отказываются, ведь главное для них — заработать как можно лучше в как можно более короткий срок.

Сколько кто получает

Марина получает «на руки» за час работы примерно 11 злотых (190 рублей, — прим. ред.), Алла тоже. «До декабря 2016 я больше года работала в таком агентстве, которое платило 9 злотых, потом я, не уходя из торгового центра, перешла в другое, которое предложило 10 злотых. В 2018 году это агентство подняло ставку до 11, то же самое сделало первое. Все это благодаря конкуренции здесь, на месте. На других объектах платят 10,25 злотых», — объясняет Алла.

Украинки рассказывают, что среди персонала, занимающегося уборкой в польских торговых центрах, практически нет поляков, а те граждане Польши, которые там работают (в том числе охранники) тоже нанимаются при посредничестве сторонней фирмы. Один из них, Миколай, получает 12 злотых в час, однако, он не знает, платят ли его коллегам-украинцам столько же: работникам запрещено делиться сведениями о своем заработке.

Агентства (вычтя плату за аренду комнаты) переводят зарплату на банковские счета работников, опираясь на переданные дирекцией торгового центра данные о количестве отработанных ими часов. «Иногда бывает, что приходит гораздо меньше денег, чем ты ожидал, потому что, например, на тебя наложили штраф в 50 злотых (850 рублей, — прим. ред.) за отсутствие галстука, хотя о таких мерах никто не предупреждал», — подчеркивает охранник Миколай.

 


Загрузка...

 

За работниками торгового центра ведется постоянное наблюдение. Если уборщица на минуту присядет, сразу же появится менеджер с вопросом, почему она не работает. «Некоторые уже знают, где можно спрятаться от камер. Иногда нужно передохнуть или сделать срочный звонок. Но менеджеры в целом относятся к нам по-человечески», — говорит Марина. Она вспоминает, что вначале с польскими коллегами отношения не складывались. Они относились к приехавшим украинцам с открытой неприязнью. Кто-то писал на стенах коридоров и лифтов «Украинцы проваливайте!», «УПА (запрещенная в РФ организация, — прим. ред.) — вон», «Бандера — ***».

Алла на вопрос, почему она не откажется от услуг агентства и не займется поиском работы самостоятельно, раз она уже так долго находится в Польше, отвечает, что ждет получения разрешения на временное пребывание, и менять что-то сейчас было бы слишком сложно. «Я не хочу рисковать. Я не знаю польских законов, не разбираюсь в документах. Я соглашаюсь на то, что мне предлагают. Хорошо, что хоть это есть, — объясняет она и добавляет — Возможно, на сборе малины лучше, там меньше контролируют. Там, где занимаются потрошением птицы, холодно, и еще нужно рубить этих кур, обработка рыбы — это тоже холод, а еще зловоние. Так что моя работа в принципе не так плоха».

Оригинал публикации: Jak Ukraińcy pracują w Polsce?

«Orzą jak woły. Przecież przyjechali tu zarabiać!»

Загрузка...
Загрузка...