Новости

«Газпром» и «Нафтогаз» – возможен ли компромисс?

На фоне политических и церковных противоречий в российско-украинских отношениях вопросы нефтегазового сотрудничества между странами в последние месяцы отошли на второй план. При этом проблема поставок и транзита через Украину российского голубого топлива не исчезла, продолжая оставаться одной из наиболее чувствительных тем двухстороннего сотрудничества.

О том, что данный вопрос в скором времени снова будет определять повестку дня, свидетельствуют недавнее заявление председателя правления компании «Нафтогаз Украины» Андрея Коболева, в котором он озвучил сумму финансовых претензий к российскому ПАО «Газпром», а также ряд косвенных событий, подтверждающих намерение Киева и дальше придавать политическую окраску существующей проблеме. По словам Коболева, «Нафтогаз» планирует взыскать с российского монополиста $2,1 млрд., попутно наложив арест на его европейские активы, в том числе на акции компаний, участвующих в проектах «Северный поток», «Северный поток – 2» («СП-2») и «Голубой поток».

 

Загрузка...

Проще говоря, в украинской столице вознамерились «убить» двух зайцев сразу – получить компенсации от «Газпрома» и заодно помешать строительству «СП-2». При этом необходимо отметить, что, даже если киевским властям и удастся добиться поставленных перед собою задач, это ничуть не смягчит ситуацию в украинско-российских нефтегазовых отношениях, так как проблема  уже вышла за пределы конфликта двух хозяйствующих субъектов.

Стоит вспомнить, что история газового конфликта между «Газпромом» и Украиной длится уже не первый год, и началась она задолго до событий 2014 года. Нынешние претензии касаются двух газовых контрактов, подписанных в январе 2009 года по итогам переговоров тогдашних премьеров Юлии Тимошенко и Владимира Путина, на поставку российского газа для нужд Украины и на транзит голубого топлива в Европу через украинскую территорию. Договоры, формально за один из которых президент Виктор Янукович отправил в тюрьму Тимошенко, были рассчитаны до конца 2019 года. Согласно договоренностям, «Нафтогаз» обязался с 2010 года закупать 52 млрд. кубометров газа в год, а уменьшить этот показатель можно было лишь по соглашению сторон, но не более чем на 20%.

После государственного переворота отношения между двумя странами стали резко ухудшаться, что отразилось и на газовых отношениях Киева и Москвы. Летом 2014 года «Газпром» и «Нафтогаз» обменялись встречными исками по подписанному ранее контракту о поставках газа, в том числе и потому, что начиная с 2012 года украинская компания перестала полностью выбирать законтрактованный объем, не выплачивая при этом российской компании полагающихся ей по договору сумм оплаты. Украина потребовала ретроактивного изменения цены и взыскания переплаты за газ, а также отмены условия «бери или плати», а «Газпром» – оплаты задолженности за уже поставленный газ, компенсацию за невыбранный с 2012 года объем и пени за просрочку оплаты.

В свою очередь, согласно контракту, российский монополист сначала должен был перекачивать через украинскую газотранспортную систему (ГТС) 120 млрд., а в дальнейшем — ежегодно не менее 110 млрд. кубометров газа. При этом «Газпром» так ни разу и не прокачал заявленного объема (в 2017 году транзит составил около 94 млрд., а 2018 – 86,8 млрд. кубометров), что и было вменено ему в качестве еще одного нарушения достигнутых ранее договоренностей.

После продолжительных переговоров стороны решили продолжить выяснять свои отношения в суде, при этом общий объем требований украинской компании по двум делам (не только требования по компенсации и доплате за прошлые годы, но и доплата по обязательствам, которые возникнут до конца 2019 года) составил около $50 млрд. В результате в декабре 2017 года Стокгольмский арбитраж обязал «Нафтогаз» выплатить «Газпрому» $2 млрд. за уже поставленный в 2014-2015 годах газ и снизил годовой объем закупок по контракту с 52 млрд. до 5 млрд. кубометров в год (с 2015 года Киев официально не закупает газ в России, а получает его реверсом из стран Европы, в первую очередь из Словакии).

 

 

При этом условие «бери или плати» было сохранено для 80% этого объема, то есть не менее 4 млрд. кубометров в год до истечения срока контракта в конце 2019 года. Более того, суд отклонил большую часть претензий «Нафтогаза» по переплате, снизив лишь цену на газ, полученный украинской компанией во втором квартале 2014 года с $485 до $352 за тысячу кубометров (в Киеве рассчитывали на изменение цены, начиная с мая 2011 года).

Позже тот же Стокгольмский арбитраж путем взаимозачетов обязал уже «Газпром» уплатить $2,56 млрд. по транзитному контракту с «Нафтогазом Украины», на что российский монополист отреагировал началом процедуры расторжения контрактов на поставку и транзит газа и апелляцией. Посчитав, что дело уже выиграно, Украина 30 мая заявила о начале принудительного взыскания средств и поддержке судом ее ходатайства об аресте в Швейцарии акций NordStream AG и NordStream 2 AG, а 5 июня – об аналогичном решении суда по активам «Газпрома» в Нидерландах. Однако в июне Апелляционный суд Швеции приостановил взыскание средств, что было обжаловано украинской стороной, и уже в сентябре стало известно, что суд приостановку  все же отменил.

Несмотря на это, оказалось, что все попытки «Нафтогаза» с начала лета принудительно взыскать с «Газпрома» $2,56 млрд. в Швейцарии, Великобритании и Нидерландах фактически провалились, в том числе и там, где украинские претензии касались компаний, принимающих участие в строительстве «СП-2». Как отметил в начале декабря 2018 года зампред правления российской компании Александр Медведев, «никакого права распоряжения активами «Газпрома» «Нафтогаз» не получал, не получил и, надеюсь, не получит». Единственное, чего смогли добиться в Киеве на практике, так это взыскать с российской компании за последние три месяца $22 млн. переплаты за транзит газа, а также окончательно политизировать данный конфликт.

В конечном счете оказалось, что российская и украинская стороны попали в ловушку юридических и политических нюансов, которые, по мнению большинства аналитиков, не позволят сторонам прийти к какому-либо консенсусу в ближайшее время. Этим можно объяснить анонсированную коммерческим директором «Нафтогаза» Юрием Витренко новую серию исков против «Газпрома» в январе-феврале 2019 года. Так, в начале января состоится судебное заседание в Нидерландах, а в феврале пройдет суд в Великобритании. Кроме того, руководство украинской компании ожидает решения суда в Техасе (США), которое позволит получить необходимую информацию об активах российского монополиста.

И это не последнее судебное разбирательство, так как в «Нафтогазе» из-за невозможности остановить строительство «СП-2» объявили о переходе на план Б. Согласно ему, воодушевленный своей победой над «Газпромом» в Стокгольме Киев хочет пересмотра тарифов на транзит газа и требует с российского монополиста еще около $12 млрд. «Да, мы подали соответствующий иск в арбитраж – это 12 млрд. долларов. Это как раз та сумма, которая соответствует компенсации ущерба Украины, если будет построен «Северный поток - 2» и мощности украинской ГТС не будут применяться», – отмечал в свое время Витренко.

При этом большинство специалистов считают, что каждый из поданных «Нафтогазом» исков будет оспариваться «Газпромом» до конца, в том числе и за счет ряда юридических тонкостей западноевропейского права. Например, сегодня российская компания сделал упор на то, что в составлении текста решения Стокгольмского арбитража, помимо трех арбитров (два шведа и один датчанин в возрасте около 60 лет), принимал участие не включенный в состав суда и не имеющий опыта подобных дел секретарь. На первый взгляд, такие мелочи вряд ли могут изменить решение, однако рассмотрение такой и подобной ей апелляций как минимум затянут окончательное решение вопроса на годы, что позволит «Газпрому» дожидаться более благоприятной для себя экономической и политической обстановки. То есть в Москве, похоже, уже приготовились к затяжной тяжбе и не видят пока реальной возможности решить все вопросы с Киевом в обозримом будущем.

Ситуацию осложняет и тот факт, что в конфликт тем или иным способом сегодня оказались втянуты не только «Газпром» и «Нафтогаз», но и политические круги как самой Украины, так и стран ЕС и США. При этом в отличие от Брюсселя, где понимают необходимость поиска компромисса между Киевом и Москвой из-за своей зависимости от бесперебойных поставок российского газа, в Вашингтоне стремятся разжечь существующий конфликт любыми способами, прикрываясь словами о необходимости защиты независимости Украины и Европы от России.

Стоит напомнить, что США неоднократно заявляли о том, что поддерживают борьбу Киева против «Газпрома», а вместе с ним и России, и стремятся помешать строительству газопровода «СП-2». При этом оба этих направления в американской политике в последнее время стали неотделимы друг от друга, особенно на фоне проявившейся возможности взять под свой контроль всю газотранспортную систему Украины. Еще в августе 2014 года Верховная рада приняла закон, в соответствии с которым допускается привлечение иностранного партнера в капитал системного оператора ГТС на условиях приобретения доли до 49% («Нафтогаз» оценивает газотранспортную систему страны в $14 млрд.). Правда, по официальным данным, на конец 2018 года никто не изъявил желания покупать украинскую ГТС по заявленной цене.

Однако это не говорит о том, что в случае снижения цены в Киеве  не появится покупатель из-за океана и именно ему будет передана половина ГТС. К тому же необходимо помнить, что сегодня в украинской столице все больше зреет недовольство позицией ЕС, где главную скрипку играет Германия, и все чаще стали слышны открытые призывы помочь в сложившейся ситуации, обращенные к США, где официально готовы поддерживать любые инициативы Украины, направленные против России. Например, в декабре прошлого года помощник американского госсекретаря по энергоресурсам Фрэнсис Фэннон заявил, что Белый дом плотно обсуждает с Киевом процесс реформирования компании «Нафтогаз», а вместе с ней и всей ГТС, и готов в помощь украинским коллегам ввести санкции против проекта «СП-2», «в соответствии со статьей 232 закона «О противодействии противникам Америки через санкции»».

Нынешняя поддержка со стороны Вашингтона только придает украинским властям уверенности в продолжающемся противостоянии с «Газпромом», что не способствует нахождению компромисса между сторонами. Более того, привлечение на сторону «Нафтогаза» Вашингтона еще больше политизирует конфликт, что сегодня только на руку украинским властям, стремящимся снять с себя ответственность за происходящее в стране. Неслучайно в Киеве предпочитают не отвечать на злободневные вопросы, которые никак не связаны с Россией, а являются прямым следствием проводимой на протяжении последних лет руководством страны политики.

Например, почему в ноябре средняя цена импорта природного газа для страны составила рекордные за последние годы $339 за тысячу кубометров, когда соседи платят намного меньше? Или почему тысяча кубометров газа для украинской промышленности стоит около $526? Почему цена на голубое топливо для населения с 2013 года повысилась в 12 раз, что повлекло за собой рост стоимости отопления (в 11,3 раза), горячего водоснабжения (почти в 6 раз) и электроэнергии (в 3,2 раза)? Почему повышение тарифов все равно не покрывает затраты «Нафтогаза», где дефицит бюджета на 2019 год оказывается более $1,6 млрд.?

Вместо ответов на эти, казалось бы, крайне важные с экономической точки зрения вопросы киевские политики не перестают винить во всем Москву, попутно призывая граждан своей страны «держаться» и потреблять «поменьше газа, чтобы не пришлось покупать его у России». Кроме того, сегодня все больше становится разговоров о том, что нынешние действия «Газпрома», который не планирует уступать «Нафтогазу», это, мол, попытка Кремля организовать новый газовый конфликт, целью которого является подрыв авторитета нынешней украинской власти, особенно накануне президентских выборов в стране.

Все это, а также непрекращающиеся нападки сторон друг на друга как в области экономики, так и политики, по мнению наблюдателей, сводят к минимуму перспективы нахождения компромисса в существующем конфликте. По крайней мере, при нынешней украинской власти, которая изначально использовала газовый вопрос как один из ключевых моментов своей программы, в центре которой лежит неприкрытая ненависть к России и ее руководству.

фото: ritmeurasia.org

Юрий Павловец

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.
Загрузка...
Загрузка...