Новости

Германия вынудит Польшу признать безопасность Белорусской АЭС?

В ходе своего визита в Вильнюс канцлер ФРГ Ангела Меркель решительно выступила в защиту проекта «Северный поток — 2», заявив, что потребность Германии в энергоресурсах будет только расти. Таким образом глава немецкого правительства дала понять, что Берлин и дальше намерен проводить в Восточной Европе такую политику, которая будет соответствовать его экономическим интересам. Аналитический портал RuBaltic.Ru выяснял, как прагматичная Германия может изменить энергетический ландшафт Балтийского региона.

 

28 июня этого года было принято решение о синхронизации электросетей Прибалтики с энергосистемами континентальной Европы. Реализация этого сценария повлечет за собой выход стран Балтии из состава кольца БРЭЛЛ (Беларусь — Россия — Эстония — Латвия — Литва) посредством двух энергомостов — LitPol Link и NordBalt. Сегодня они соединяют Литву с Польшей и Швецией соответственно. Если верить словам политических руководителей и ряда экспертов из сферы энергетики, то мощностей двух этих смычек вполне достаточно для того, чтобы Литва получила необходимое ей количество электроэнергии и, следовательно, больше не нуждалась в «услугах России и Беларуси». Вот только любая теория подтверждается исключительно экспериментом: в данном случае стоит сверить слова представителей литовской правящей элиты и статистику перетоков в энергетических системах всех стран, которых объединила новая система электропередачи.

Наиболее наглядны статистические показатели Польши — страны, которая в рамках ЕС граничит на северо-востоке с Литвой, а на западе — с мощнейшей в Европе экономикой Германии. В 2017 году польские станции экспортировали 4159 гигаватт-часов электроэнергии, причем больше половины этого объема выкупила как раз Германия. А импортировала Польша в том же году 6753 ГВт·ч, то есть отрицательное сальдо составило 2594 ГВт·ч.

Источник изображения: watahandn.pl

Источник изображения: watahandn.pl

 

Основные поставщики этой электроэнергии — Швеция и Литва. Последняя, будучи энергодефицитной страной, поставляет в Польшу не свою электроэнергию, а шведскую. Сюда она попадает посредством использования как раз тех же смычек NordBalt и LitPol Link, которые литовские политики собираются использовать для выхода из БРЭЛЛ и синхронизации с энергосистемами Евросоюза. Часть общего объема поставок шведской электроэнергии остается в Литве, часть — в Польше, но конечный ее потребитель — Германия.



 

Статистика эта удивительна, но в то же время она такая, какая есть. Приходится мириться с простым и незатейливым обстоятельством: «старой» Европе нет никакого дела до проблем «новой» Европы.

Все эти электрические соединения — NordBalt и LitPol Link — предназначены не для того, чтобы помочь Литве выйти из состава БРЭЛЛ — Швеция и Германия решают, главным образом, свои собственные проблемы.

Швеция энергоизбыточна. При том, что 80% ее генерации обеспечивают атомные и гидроэлектростанции, себестоимость полученной электроэнергии минимальна. В то же время Германия по стоимости этого продукта занимает вторую строчку среди стран ЕС: цены на электричество выше только в Дании. По этой причине немецкое правительство вынуждено выплачивать своим промышленникам компенсацию для поддержания их конкурентоспособности на мировых рынках.

Германия продолжает готовиться к предстоящему закрытию всех своих атомных электростанций. Стоит ли удивляться, что немецкое правительство крайне заинтересовано в развитии крупных энергетических проектов? Швеция уже подстраховала ФРГ и готова поставлять еще больше электроэнергии, а «Северный поток — 2», несмотря ни на что, продолжает реализовываться. Кроме того, вопреки всем политическим трениям Евросоюз и не думает прерывать энергодиалог с Россией.

Под давлением движения «зеленых» Германия выводит из эксплуатации свои АЭС. Фото: n-tv.de

Под давлением движения «зеленых» Германия выводит из эксплуатации свои АЭС. Фото: n-tv.de

 

Какими окажутся результаты энергодиалога, зависит в том числе и от Польши, причем в значительно большей степени, чем от Литвы.

И тут у поляков, пытающихся воспрепятствовать строительству «Северного потока — 2», есть собственный интерес.

За что сейчас борется Польша, известно: ее совершенно не устраивает размер штрафов за выбросы углекислого газа, объем которых у польских угольных электростанций один из самых высоких в Европе. Способен ли Евросоюз учесть особую ситуацию, сложившуюся в Польше? Разумеется, ведь польские шахтеры — это традиция и европейская ценность.

На снижение штрафов для польских угольных станций готова пойти даже Германия. Является ли это уступкой для того, чтобы снять возражения Польши против «Северного потока — 2»? Вряд ли, ведь ФРГ не уступает в этом вопросе даже нажиму США, а уж мнение Польши волнует правительство Меркель меньше всего.

Скорее всего, Германия заинтересована в том, чтобы Польша «поверила» результатам многочисленных проверок строящейся в Беларуси АЭС.

В конце концов, если внезапно в Варшаве осознают, что БелАЭС безопасна, то станет очевидно и то, что транзит электроэнергии, которую будут генерировать в Островце, не нарушит мест гнездования серых чаек на балтийском берегу.

Нет, это не утрирование, а напоминание об еще одном политическом анекдоте — по-другому эту ситуацию и не назовешь. Литва вот уже несколько лет настаивает на том, что ей жизненно необходима еще одна смычка с энергетической системой Польши, а та в ответ уверяет, что пройти она может только по местам гнездования редкого вида чаек. Естественно, пойти на такое преступление Польша никак не может.

Настоящая причина, разумеется, с чайками никак не связана: как обычно, все дело в экономических интересах, а у Варшавы они упираются в общеевропейские правила функционирования рынка электроэнергии. В соответствии с ними Польша обязана закупать электроэнергию по минимальной цене предложения. Сейчас объем поставок электроэнергии из Швеции ограничен мощностью LitPol Link в 500 МВт, и Польша спокойно перепродает объем, который позволяет ей не снижать выработку электроэнергии на своих угольных электростанциях. Взяли столько, сколько нужно, а остальное отправили в Германию.

Построй Польша еще одну линию с Литвой, и шведской электроэнергии станет столько, что Германия может и не закупить, а это будет прямым ударом по угольной и энергетической отраслям Польши.

Так что — извините, гнезда чаек…

Угольная электростанция вблизи города Богатыня, Польша. Фото: prsa.pl

Угольная электростанция вблизи города Богатыня, Польша. Фото: prsa.pl

 

Поставки электроэнергии из-за пределов ЕС — совсем другое дело. В этом случае Германия имеет право на подписание долгосрочных контрактов, нужно только договориться с Польшей об условиях транзита. Нам остается следить за этими торгами, по возможности не раздражаясь русофобскими заявлениями польских правителей.

Знаком того, что прения закончены к обоюдному согласию сторон, будет признание Польшей безопасности Белорусской АЭС. Следующий шаг тоже очевиден: раз уж Балтийскую АЭС строят по такому же проекту, то придется смириться и с ее надежностью и экологичностью.

Конечно, возможно это только в том случае, если штрафы за выброс углекислого газа для Польши будут заморожены на нынешнем уровне. Если их еще и снизят, не исключено, что Польша начнет переговоры с Росатомом о строительстве АЭС на своей территории. Ведь в той же Германии на сегодняшний день работают восемь атомных электростанций, суммарная мощность которых составляет 15 ГВт, и все их предстоит закрыть по мере выработки ресурса. Ни природный газ, ни растущая заинтересованность шведских производителей электроэнергии не смогут восполнить такие потери. Тем более, экономика Германии продолжает расти, а значит, энергопотребление будет только увеличиваться.

Борис Марцинкевич

Загрузка...
Загрузка...