Новости

Германизация Литвы

Довольно часто у нас принято идиализировать отношение гитлеровцев к прибалтам. Считается, что раз Литва, Латвия и Эстония дали Гитлеру десятки тысяч полицаев и не меньшее количество штыков в СС, то отношение фюрера к ним было соответствующим. На самом деле это ложь - значительно больше прибалтов воевали против нацистов и в рядах РККА, и в других армиях стран антигитлеровской коалиции. А политика нацистской Германии к тем же литовцам вовсе не состояла в идее сохранять и приумножать "дружественный литовский народ".

http://www.yadvashem.org/yv/ru/education/gallery/big/war/3782_31.jpg 

Рижане встречают гитлеровцев.

Здесь проводилась планомерная германизация. Насильно внедряя немецкий язык, нацисты старались заглушить национальное самосознание и онемечить край.  Преподавание истории Германии должно было вытеснить преподавание истории Литвы. Собственно, точно теми же методами действуют сегодня (и все четверть века до того) украинские неонацисты.

Оккупационная власть запрещала печатать новые учебники истории, разрешая пользоваться только цензурированными нацистскими чиновниками пособиями.

20 мая 1942 г. появился приказ об изъятии из всех школьных учебников (по разным периодам истории) не лояльных немцам статьей.

«Один из вопросов, очень взволновавший литовский народ, это вопрос высшего образования в Литве, — писали «Великому Вождю Адольфу Гитлеру» собравшиеся в Каунасе лидеры литовской общественности. — В высших школах Литвы учится около 5000 молодых людей. Литва никогда так не нуждалась в новых дополнительных кадрах врачей, учителей, правоведов и т. д., как после трудных большевистских оккупационных лет.

Но в то же время, когда вся Литва ждет интенсивной работы высших школ, немецкая гражданская власть в Литве не только не разрешает прием новых студентов в высшие школы, но и останавливает деятельность высших семестров (курсов), исключая последние.

В Литве никто не понимает этих действий немецкой гражданской власти иначе, как действие по остановке культуры и экономического развития литовского народа. Литовцам трудно подумать, что органы немецкой администрации в Литве добиваются подавления литовского народа, но должны констатировать факт, что культурная и народная жизнь литовцев теперь всячески подавляется:

а) литовцам в Литве в настоящее время нельзя иметь ни одной газеты на литовском языке, потому что приказано в литовских еженедельниках помещать статьи на немецком языке;

б) с начала войны немецкая цензура не разрешила выпуск ни одной литовской книги в Литве (даже научный словарь литовского языка, отпечатанный перед войной, не мог показаться на книжном рынке);

в) в радиофонах Литвы все более вытесняется литовский язык или его разрешается употреблять только рядом с немецким языком;

г) в радиофонах Литвы не разрешается исполнять национальный гимн Литвы;

д) в одном из самых почитаемых мест Литвы, в каунасском Военном музее, колокола звонили перед Большой Войной властью русского царя запрещенную песню «Литовцами мы родились, литовцами хотим и быть». Музыку для этой песне написал известный литовский композитор Стасис Шимкус, а слова песни написаны в конце XIX в. большим другом литовцев немецким ученым Зауэрвейном. Администрацию Военного музея попросили эту песню больше не исполнять;

е) в самом святом месте для всех литовцев на горе Гедемина в Вильнюсе снят литовский национальный флаг;

ж) не разрешается праздновать литовские народные праздники».

Но, разумеется, в отлаженном военно-политическом механизме Третьего рейха не было случайностей и «самодеятельности»: работа в генеральном округе Литва рейхскомиссариата «Остланд» шла по плану. И этот губительный план выполнялся.

3 ноября 1942 г чиновники министерства Розенберга создали план «Регулирования молодежи в Литве в 1942/1943 г.».

В нем предусматривалось разрешить учиться в высших школах лишь 12–15% (т. е. около 5 тыс.) 14–15-летних подростков, а остальных 29 тыс. отправить работать в сельском хозяйстве и промышленности.

В начале 1943 г. для всех 18-летних учащихся была введена трудовая повинность — они должны были заготавливать топливо. Ученики и учителя обязаны были отработать 8 недель на добыче торфа и рубке леса. Кроме того, все достигшие 14 лет ученики были обязаны выполнять сельскохозяйственные повинности.

Разумеется, отношение к жителям Украины (исключая Галицию), Белоруссии и России было мягко говоря, несколько иным. Но даже более "расово близкие к  великой германской нации" прибалты оставались неполноценными народами, которые задействовались лишь как слуги "высшей расы".

Поэтому забавно сегодня наблюдать за прибалтийскими политиками, пытающимися сделать национальными героями тех, кто всего лишь был половой тряпкой и расходным материалом для немцев. И в этом они могут смотреть на остатки Украины - именно подобным заканчивается героизация гитлеровских пособников.

Исторический экскурс из книги Кантор Ю. Прибалтика: война без правил (1939–1945). – СПб: журнал «Звезда», 2011.

Загрузка...
Загрузка...