Новости

The Globe and Mail: Не обращайте внимания на соцопросы, выборы во Франции непредсказуемы и далеки от завершения

Итоги французских президентских выборов способны преподнести множество сюрпризов, полагает The Globe and Mail.

Предсказать, как именно избиратели проголосуют на президентских выборах во Франции, стало тяжелее, чем когда-либо раньше. Обычно французы активно идут на избирательные участки. Но менее чем за две недели до первого тура выборов, назначенного на 23 апреля, одна треть французских избирателей заявила, что они вообще не собираются голосовать. А среди тех, кто говорит, что они будут голосовать, треть утверждают, что до сих пор не знают, за кого отдадут свой голос.

Это означает, что опросы общественного мнения, согласно которым Марин Ле Пен уступит во втором туре, 7 мая, Эммануэлю Макрону или Франсуа Фийону, могут ввести в заблуждение. Появление так называемого "Республиканского фронта", в который объединялись на прошлых президентских и парламентских выборах все настроенные против Ле Пен политические силы с целью не дать победить ее крайне правому "Национальному фронту", в этот раз просто невозможно.

Презрение к политическому классу в целом и к некоторым кандидатам в частности находится на рекордно высоком уровне во Франции. Будут ли сторонники радикально-левого кандидата Жан-Люка Меланшона, который в настоящее время занимает третьем месте в опросах, голосовать во втором туре за Макрона просто, чтобы заблокировать ксенофобскую кандидатуру Ле Пен, даже если они предпочитают ее экономическую программу платформе бывшего инвестиционного банкира? Существует большая вероятность того, что многие из них, особенно самые молодые, останутся дома.

Это первые французские выборы, на которых противостояние идет не между левыми и правыми, а между националистами и глобалистами. За исключением ее антииммиграционной и антимусульманской риторики, Ле Пен очень похожа на Меланшона. Они оба хотят пересмотреть членство Франции в Европейском союзе, в случае своей победы они намерены провести референдум о полном выходе из ЕС. Оба кандидата выступают за выход Франции из Организации Североатлантического договора и обещают больше государственных расходов и более короткие рабочие недели. И Ле Пен и Меланшон являются популистами, кандидатами против истеблишмента, которые используют недовольство рабочих избирателей.

Повстанческая избирательная кампания Меланшона подорвала позиции официального кандидата от Социалистической партии Бенуа Амона. Умеренные социалисты, в том числе бывший премьер-министр Мануэль Вальс открыто поддержали Макрона, проевропейского экс-министра экономики, который проводил реформы в интересах бизнеса. Этот раскол в Социалистической партии - а Амон назвал решение Вальса поддержать Макрона "ударом ножа в спину" - может затруднить для сторонников Амона их решение проголосовать 7 мая за Макрона.

Избиратели Ле Пен гораздо более преданы ей, чем избиратели Макрона. Опросы показывают, что 85% сторонников Ле Пен наверняка проголосуют за нее, в то время как треть французов, поддерживающих Макрона, говорят, что они все еще могут голосовать за кого-то другого.

К 23 апреля многое может измениться. Фийон, кандидат от Республиканской партии, чья избирательная кампания пережила настоящую катастрофу в связи с финансовыми скандалами, похоже, справился с ситуацией. Мало кто готов поставить на него, учитывая собственную склонность Фийона говорить глупые вещи, такие как недавнее упоминание им Французской Гвианы в качестве острова. У Ле Пен были свои оплошности. 24 марта она встретилась с президентом России Владимиром Путиным, сторонником Башара Асада, что, по реакции французских СМИ, выглядит просчетом.

Весенний финал выборов во Франции может преподнести много сюрпризов.

ЦИТАТЫ:

Predicting exactly who will turn out to vote in France’s presidential election has become harder than ever. The French typically vote in high numbers. But with less than two weeks to go before the election’s first round on April 23, a record third of French voters say they may not vote at all. And among those who say they will cast a ballot, a third say they still don’t know for whom they will do it.

This means that polls showing Ms. Le Pen losing badly in a May 7 runoff election against either Emmanuel Macron or François Fillon could be misleading. The so-called Republican Front of anti-Le Pen voters from across the political spectrum that has formed in past presidential and legislative elections to block a victory by the far-right National Front simply might not materialize this time.

Disdain for the political class in general, and certain candidates in particular, is at an all-time high in France. Will supporters of the radical-left candidate Jean-Luc Mélenchon, currently closing in on third place in the polls, vote for Mr. Macron in the second round simply to block the xenophobic Ms. Le Pen, even if they prefer her economic program over that of the elitist former investment banker? There is a strong likelihood that many of them, especially the youngest ones, will just stay home.

Indeed, this is the first French presidential election that is not being fought principally on a left-right axis but on one that pits nationalists against globalists. Except for her anti-immigration and anti-Muslim rhetoric, Ms. Le Pen and Mr. Mélenchon sound a lot alike on most days. Both want to renegotiate France’s membership in the European Union, failing which would mean they hold a referendum to pull out of the EU altogether. Both favour France’s exit from the North Atlantic Treaty Organization. Both promise more public spending and shorter work weeks. Both are populist, anti-establishment candidates who tap into the frustrations of working-class voters.

Mr. Mélenchon’s insurgent campaign, under the France Insoumise (France Insubmissive) banner, has suffocated that of the formal Socialist candidate, Benoît Hamon. Moderate Socialists, including ex-prime minister Manuel Valls, have openly endorsed Mr. Macron, the pro-Europe former economy minister who pushed through pro-business reforms. This schism in the Socialist Party – Mr. Hamon called Mr. Valls’s move “a knife in the back” – could make it awfully hard for Mr. Hamon’s supporters to hold their noses and vote for Mr. Macron on May 7.

This is where Prof. Galam’s model comes in. Since Ms. Le Pen’s voters are far more devoted to her than Mr. Macron’s are to him, more current Macron voters are likely to abstain on May 7. Indeed, polls show that around 85 per cent of Ms. Le Pen’s voters are certain to turn out to vote for her, while a third of Mr. Macron’s say they could still vote for someone else.

A lot can change by April 23. Mr. Fillon, the Republican candidate who has led a disastrous campaign plagued by financial scandals and a Nixon-like persecution complex, appears to have stopped bleeding support. Few are yet willing to count him out, given Mr. Macron’s own tendency to say the darnedest things, such as recently referring to French Guiana as an island.

Ms. Le Pen has had her missteps, too. Her March 24 visit with Russian President and Bashar al-Assad enabler Vladimir Putin looks in retrospect like a massive miscalculation with a renewed focus in the French media on Syria’s civil war and the emerging global response to it.

Le sprint final in France’s election could hold many surprises.

Загрузка...
Загрузка...