Новости

Идеи времени

«Аллес гут, антифестиваль капут» — такой лозунг был сочинён бодрыми участниками VII Всемирного фестиваля молодёжи и студентов, проходившего в 1959 году в Вене. Такое яркое противопоставление «гут» и «капут» было связано с тем, что впервые мероприятие проводилось вне зоны советского влияния — в нейтральной Австрии. Поэтому было опасение идеологических диверсий, равно как и антисоветских вылазок, которые могли бы поставить под сомнение единство демократической молодёжи. Опасения, однако, оказались чрезмерными, всё прошло более или менее гладко, что и нашло отражение в лозунге, выражавшем чувство глубокого удовлетворения.

Спустя 58 лет венский лозунг можно и повторить применительно к завершившемуся в Сочи XIX фестивалю молодёжи и студентов. Без накладок, понятное дело, не обошлось, но в общем и целом со своей задачей устройства международной движухи организаторы успешно справились. 

Говорю это с тем большей уверенностью, что вообще-то такого рода мероприятия мне совершенно безразличны. Not in my line, как говорил граф Вронский. Как по возрасту — в моих летах надо, скорее, о божественном думать, так и потому, что идейно я никак не солидарен с демократической молодёжью. 

Но минимальная объективность побуждает удивляться тому, что ставят в вину сочинскому фестивалю. 

Писатель Д.Л. Быков, впав в мрачность, указывает: «Первый признак конца империи — это когда в ней не бывает праздников. <…> Были испакощены последние общие символы и праздники; теперь и на фестивале — который кое-кто ещё помнит, пусть детской памятью, — поставили серое пятно. Чего вы стараетесь, ребята, кого хотите обмануть? Всё кончено. Это большими буквами читается поперёк летящего голубка на фестивальной эмблеме».

То есть когда-то был у вас и московский фестиваль 1957 года, и полёт Гагарина, а теперь — одно уныние. 

Тут непонимание многих вещей. 1957 год в принципе неповторим, потому что его эффект — в снятии (пусть весьма частичном) железного занавеса, создававшего колоссальную разность потенциалов, а значит, и колоссальную потенциальную и эмоциональную энергию, изливающуюся в случае даже частичного освобождения. Советские люди (особенно молодёжь) до 1957 года вообще никогда не видели живого иностранца — разве что немецкого оккупанта, но это не совсем то, а на фестивале увидели, причём дружелюбных иностранцев и во множестве. Такой энергетический эффект повторить просто невозможно.

Не говоря уже о той детали, что полностью всенародным праздником даже фестиваль 1957 года всё равно не был. В городах ещё туда-сюда, но в далёких станицах, а равно и в улусах и аймаках люди жили другими заботами. 

Но возьмём проблему шире: где сейчас вообще в мире всенародные праздники, кроме календарных? Но ведь претензии были не к праздникам годичного круга. Признак конца империи, то есть отсутствие всенародно переживаемого события, демонстрируют сегодня все государства — большие и малые. Кроме разве что КНДР. Причина — в отъединении современного человека, в утрате им чувства общности, о чём писал ещё Достоевский. Но это явление всеобщее, и при чём тут нынешнее общественно-политическое устройство РФ? 

Другой видный общественный деятель — главред «Московского комсомольца» П.Н. Гусев — высказал претензию, что во времена СССР всемирные фестивали никогда не были левацкими, а сегодня был проведён левацкий фестиваль, который стал «абсолютным безобразием, которое ещё предстоит расследовать».

Вообще говоря, все фестивали, начиная с самого первого, проведённого в Праге в 1947 году, носили отчётливо левый характер. Но что тут расследовать, не вполне понятно. Упрекать же фестиваль в левом уклоне — это как упрекать съезд католической молодёжи в клерикализме. 

Стоило бы, наверное, осознать, что вообще цели и задачи достаточно скромные. А именно — распространение российского влияния среди политизированной молодёжи (с особенным упором на молодёжь стран третьего мира) с учётом долгосрочной перспективы. Молодёжь перестанет быть молодёжью, молодость — это такой недостаток, который быстро проходит, но связи, контакты, симпатии останутся. Ещё это называется «мягкой силой».

Сейчас такая «мягкая сила» вдвойне актуальна, ибо антиимпериалистическое движение сейчас на очевидном подъёме. 

С этой задачей устроители фестиваля более или менее справились, а что вам ещё надо?

Максим Соколов