Новости

«Информационная война — естественное состояние для журналистики»

Информационную войну и разницу между журналистами и пропагандистами RuBaltic.Ru обсудил с журналистом Андреем БАБИЦКИМ, долгое время проработавшим на этом самом «Радио “Свобода”».

— Андрей Маратович, много говорится об информационной войне. На Ваш взгляд, это естественное состояние для журналистики или нет? Бывает антипод этому состоянию — некий «информационный мир»?

— Это естественное состояние для журналистики. В принципе журналистика — неспокойное состояние духа. Журналистика необходима для того, чтобы вскрывать социальные язвы — это ситуация, достаточно близкая к войне: журналист от имени общества пытается как-то «исправлять» реальность, искать пороки. Не всегда это мирный процесс, ведь находятся оппоненты — те, кому журналист наступил на больную мозоль.

http://funkyimg.com/i/239SX.jpg

Журналист в общем совсем не мирная профессия.

Конечно, если речь не идет о специализированной журналистике, которая занимается вопросами науки и так далее. Если мы говорим о журналистике, рассматривающей проблемы, связанные с политикой, острыми социальными вопросами, — это состояние перманентной войны с теми, кто несет ответственность за то, что общество живет не так, как должно жить.

Другое дело, что есть разные инструменты этой войны. Журналистика отличается от пропаганды. Журналистика пытается всё-таки сохранить дистанцию от реальности, которую она описывает, не отождествлять себя целиком и полностью со стороной, которая кажется более симпатичной или отстаивающей правду.

Дистанция необходима для того, чтобы слушать аргументы противоположной стороны. Если журналист будет полностью ассоциировать себя с одним из субъектов конфликта, он будет неспособен воспринимать точку зрения оппонента. Пропаганда — работа исключительно на одну сторону. Она не гнушается приемами, табуированными в журналистике: прямой ложью, подтасовкой фактов, фальсификацией. Журналист не должен себе такого позволять.

Но здесь-то как раз происходит скверное смешение. К примеру, более 20 лет я работал на «Радио “Свобода”». Там не было жесткой редакционной политики.

С началом украинского конфликта произошла своеобразная мобилизация — радио стало вновь востребовано в качестве инструмента антироссийской пропаганды. Сотрудников радио это вынудило переквалифицироваться в пропагандистов.

Сегодняшняя информационная политика радиостанции — чистой воды пропаганда, в рамках украинского конфликта работа идет исключительно на украинскую сторону.

Полное игнорирование ужасающих фактов преступлений, которые творит киевское руководство под лозунгами евроинтеграции и единения с евроатлантическим миром. Нужно четко понимать кодекс журналиста, чтобы не переступить этическую грань, отделяющую его от бойца информационного фронта.

— Почему именно украинский конфликт привел к переменам на «Свободе»?

— Это очень простая история. После распада Советского Союза Запад посчитал, что социалистический мир проиграл холодную войну и уже нет никакой необходимости в жестких инструментах пропаганды. Было не совсем понятно, что с этим радио делать. На самом радио не знали, как выстраивать новую информационную политику. Поэтому в течение 20 с лишним лет после распада советской системы не было создано реперных точек. Скажем, я возглавлял редакцию «Эхо Кавказа» (проект «Радио “Свобода”» — прим. RuBaltic.Ru), мы освещали события, происходящие в Грузии, Абхазии и Осетии.

Мы оценивали действия президента Саакашвили как преступные, а в 150 метрах от нас находилась российская редакция «Радио “Свобода”», для которой он был маяком демократии. Такой разлет мнений был возможен до Украины. Украинский конфликт стал поводом для резкого ухудшения отношений России с Западом. Помимо санкций, Запад включил информационные каналы.

— Мы, в частности, подробно описываем демографическую катастрофу в странах Балтии, вызванную массовой эмиграцией молодого, трудоспособного населения. Показываем связь эмиграции с социально-экономической политикой властей. При этом нам ставят в упрек фразы в духе «Балтия умирает». Как Вам кажется, это справедливо, мы занимаемся пропагандой?

— Конечно, нет.

Типичный подход этнократических сил, удерживающих власть в Прибалтике: любое упоминание о серьезных социальных проблемах обязательно выдается за «руку Москвы».

Собственно, для чего еще существует журналистика? У нее нет другой функции, кроме как от лица общества рассказывать о проблемах, которыми общество озабочено. Я почитал интервью госпожи Спринге. На мой взгляд, оно абсолютно неубедительное. Вернее, может, оно убедительно для «Радио “Свобода”», которое тоже занимается ловлей блох и охотой на агентов влияния в якобы демократических странах на постсоветском пространстве.

На самом деле всё это ерунда. Например, в свое время я сравнивал уровень подачи информации на RT и «Радио “Свобода”». Увидел, насколько более спокойный тон и более взвешенная подача информации у RT, несмотря на то что канал тоже финансируется государством.

У «Радио “Свобода”» подача, во-первых, крайне непрофессиональная, во-вторых, очень пристрастная, субъективная просто до дрожи. Мне вообще кажется, что, когда дело касается серьезной журналистики, у российских СМИ гораздо более выдержанная тональность.

Журналистка ведь это и пишет про вас: в целом тональность спокойная, выдержанная. Дескать, вы маскируете пророссийскую позицию выдержанным в европейском духе стилем. Доказательств необъективности фактически не предъявляется.

— Нам и другим русскоязычным СМИ также говорят, что мы подаем «половину правды» — чрезмерно «раздуваем» проблемы с демографией, проблему неграждан, экономический кризис, ущерб от санкций и так далее. Может, наша «вина» в том, что мы слишком концентрируемся на негативных моментах вместо того, чтобы, например, подавать «пятьдесят на пятьдесят» с позитивом?

— Соотношение ведь подсказывается самой жизнью. Говорят же порой: «прибалтийские вымираты»?

Жизнь в Прибалтике с точки зрения разных экономических и социальных показателей, таких как занятость, доходы населения и так далее, ухудшается из года в год.

Говорить о развитии или о каких-то серьезных достижениях нет оснований. Реальность сама подкидывает темы для обсуждения. Это же не выдуманные, не высосанные из пальца проблемы. Можно, наверное, рассказывать, как счастливо живут люди, обрабатывая свой клочок земли, но это не будет отражением общественных проблем. Это будет концентрация внимания на конкретной семье, которая научилась выживать. Проблемы же общества имеют объективные параметры и очертания.

— Журналистов и власти стран Балтии беспокоит, что русскоязычные жители в большинстве своем предпочитают получить информацию от российских каналов или русскоязычных порталов вроде Baltnews. Раз страны Балтии сильно озабочены победой в информационной войне, что бы Вы им посоветовали для исправления положения?

— Если бы действительно было чем реально гордиться и если бы они рассказывали о реальных победах и достижениях, рисовали бы перспективы, в которые можно поверить, несомненно, интерес русскоязычного населения им был бы обеспечен. Но им рассказать не о чем — в этом проблема.

Они искусственно меняют темные краски палитры на светлые, но палитра получается необъективной.

Зачем смотреть телевизор, слушать радио и читать газеты, если знаешь, что тебе врут? Ничего полезного не почерпнешь.

Проблема не в негативизме российского взгляда на Прибалтику. Прибалтийские страны не интересны россиянам ни как экономические партнеры, ни как геополитические собеседники. Если бы местные СМИ вступили в соревнование с конкурентами и стали выкладывать на стол горькую правду-матку о реальных проблемах, они могли бы и одержать победу. Пусть возвращаются из пропаганды в журналистику и начинают честно делать свое дело. Но путь будет сложным.

Там очень ослаблен журналистский ресурс, потому что нет элементов счастья, которые можно было бы описывать и предлагать как продукт рядовому потребителю. Да и государственная политика диктует иные информационные приоритеты. Поэтому, боюсь, победу им не одержать никогда. Пусть смирятся и продолжают подсчитывать представителей «пятой колонны» в журналистских рядах.