Новости

История позора: из-за чего провалилась приватизация на Украине

На Украине грядет очередная «большая приватизация» — президент Владимир Зеленский обещает провести ее уже в этом году. Его предшественник Петр Порошенко тоже пытался распродать государственное имущество, но инвесторов так и не нашел. За годы безраздельного господства олигархи уже прибрали к рукам все привлекательные активы, а государству в основном оставили ненужный хлам, который по наследству переходит Зеленскому. Аналитический портал RuBaltic.Ru вспоминает самые громкие и позорные провалы предыдущего этапа приватизации на Украине.

 

 

 

«Центрэнерго»

Продажа энергогенерирующей компании ПАО «Центрэнерго» обещала стать самой крупной сделкой на Украине в 2018 году. В распоряжении Кабинета министров об условиях продажи государственного пакета акций компании (78,289%) их начальная стоимость была зафиксирована на уровне 5,98 млрд гривен.

Желающие поторговаться нашлись, и это неудивительно: после стремительного роста коммунальных тарифов дела у «Центрэнерго» — ведущего производителя электричества — пошли в гору. Власти закономерно надеялись на приход крупных западных инвесторов. В числе потенциальных претендентов фигурировала французская Engie.

Но на деле приватизация обернулась очередной «зрадой».

В списке тех, кто включился в борьбу за «Центрэнерго», оказались исключительно компании с постсоветского пространства. Украинские СМИ обнаружили, что все они… подконтрольны Кремлю.

Georgian International Energy Corporation LLC закупает в России антрацит, добываемый в Донецкой и Луганской народных республиках (ЛДНР), «Баланс групп» находится под крышей зарегистрированной в Москве компании «Эксим Энергосбыт», «Форбс энд Манхеттен Украина» курируют российские спецслужбы, «Укрдонинвест» связан с кумом Путина Виктором Медведчуком. С белорусским «Нефтебитумным заводом» все и так понятно.

В общем, список претендентов на приватизацию «Центрэнерго» выглядел печально. Из-за их «неблагонадежности» конкурс и отменили. Два вероятных покупателя — «Укрдонинвест» и «Нефтебитумный завод» — ненадлежащим образом оформили документацию, а также не предоставили документы о наличии и происхождении средств не меньше начальной стоимости объекта. Еще один неназванный участник конкурса умолчал о наличии бизнеса в РФ.

Фаворитом конкурса считался «Укрдонинвест» Виталия Кропачева, связанного с Порошенко и имевшегося статус «смотрящего» за угольной отраслью. Поэтому неудивительно, что в срыве приватизации некоторые усмотрели политические интриги (одна из версий — против Порошенко сыграл премьер-министр Владимир Гройсман).

Однако эксперты полагают, что главная причина — это все же отсутствие заинтересованности со стороны западных инвесторов.

«Конкурс по "Центрэнерго" отменен, поскольку есть вопрос к руководителю Фонда госимущества по поводу нераскрытия конечных бенефициаров и непредоставления определенных документов. Однако если оставить это в стороне, то мы имеем проблему с тем, что на конкурс не пришли сильные конкуренты — крупные иностранные компании», — отметил член «Стратегической группы советников по поддержке реформ» Павел Кухта.

 

 

 

«Сумыхимпром»

Почему срывается приватизация этого завода, гадать не нужно. Местные власти довели «Сумыхимпром» до такого состояния, что покупать его, судя по всему, не желают даже «мутные» грузинские и белорусские компании.

Серьезные проблемы у гиганта химической промышленности начались во время мирового финансового кризиса 2008–2009 годов. Ненадолго пришлось даже остановить производство, когда НАК «Нафтогаз» прекратил поставки топлива предприятию из-за больших долгов. При содействии Кабмина их удалось реструктуризировать, но экономическое положение «Сумыхимпрома» от этого не улучшилось. 2010 год он закончил с многомиллионными убытками, в 2012 году суд возбудил производство по делу о банкротстве компании.

После государственного переворота майданные власти уличат руководителей ПАО «Сумыхимпром» в том, что они банкротили завод специально. Предполагалось, что за долги его выкупит олигарх Дмитрий Фирташ. Но изощренный «схематоз» в данном случае не отменяет того, что у предприятия возникали объективные трудности. Это и конкуренция с Белорусской калийной компанией (БКК), и зависимость от импорта природного газа, и отсутствие поддержки со стороны государства.

Разумеется, после майдана проблемы только усугубились.

Химическая промышленность Украины оказалась особенно чувствительна к удорожанию газа, этим обстоятельством умело пользуются конкуренты «Сумыхимпрома». О государственной поддержке отрасли можно забыть окончательно.

Первая попытка избавиться от обанкротившегося гиганта предпринималась еще в 2012 году. Правда, Фонд госимущества Украины (ФГУ) искал инвесторов не спеша, явно не желая продешевить, поэтому акции ПАО «Сумыхимпром» так и остались в руках государства. Майданные власти поначалу пытались провести санацию предприятия, но уже в 2015 году плюнули и выставили его на торги.

Желающих приватизировать завод как не было, так и нет (по крайней мере, пресса о них не сообщает).

Чтобы понять, в каком положении оказался «Сумыхимпром», достаточно привести один факт: в 2018 году ФГУ даже не смог найти инвестиционного советника для подготовки объекта к приватизации.

На конкурс не было подано ни одной заявки. То есть знатоки рынка (которым, кстати, за их услуги предлагали хорошие деньги) даже не рассматривали возможность всучить кому-нибудь эту груду металлолома — понимали, что затея бесперспективная.

По остальным заводам ситуация ненамного лучше. На отбор инвестсоветников для ОАО «Ориана» и НАК «Украгролизинг» дважды поступало по одной заявке, но ФГУ упорно проводил повторные конкурсы. В случае с «Сумыхимпромом» никто париться не стал — в фонде заявили, что подготовкой его приватизации будут заниматься самостоятельно. В переводе с украинского это значит, что на завод решили «забить».

Несчастный гигант химической промышленности чем-то похож на неудачливого ребенка-сироту.

Шансы на усыновление настолько малы, что даже сотрудники детского дома не намерены искать потенциальных родителей. Но мальчику все равно говорят, что когда-нибудь у него появятся мама и папа…

 

Загрузка...

 

 

Одесский припортовый завод

История Одесского припортового завода (ОПЗ) еще более драматична. Именно он стал символом провала «большой приватизации» времен Порошенко (как и символом «великого экономического прорыва» Украины после «революции достоинства»).

Причиной тому стали громкие скандалы вокруг деятельности ОПЗ, в которых поучаствовал экс-президент Грузии и бывший губернатор Одесской области Михаил Саакашвили. Но и без них «медийной активности» завода может позавидовать любое другое предприятие.

На него «приватизаторы» из команды Порошенко делали особую ставку. Ожидалось, что к нему-то уж точно проявят интерес западные инвесторы, у которых денег куры не клюют.

ОПЗ — не только мощнейший производитель аммиака и карбамида, но и единственный в стране обладатель терминала по перевалке аммиака мощностью 4,5 миллиона тонн в год.

Поначалу завод хотели «толкнуть» за 500–800 миллионов долларов. В 2015 году сделать это не получилось, но первый заместитель директора предприятия Николай Щуриков призывал не отчаиваться: дескать, в 2016-м конъюнктура лучше, можно выручить целый миллиард!

«Угроза того, что ситуация в Одесском регионе будет дестабилизироваться, минимальна, — утверждал Щуриков. — Сырьевые рынки падают, и природный газ будет дешеветь. (…) Так что рост спроса продукции завода гарантирован на годы вперед».

Как позже выяснилось, единственное, что гарантировано Одесскому припортовому в стране победившего майдана, — бесконечные судебные тяжбы. Долги за поставки голубого топлива из него выбивали все, кому не лень: Ostchem Holding Дмитрия Фирташа, «Нафтогаз», «Укртрансгаз», «Укргаз», «Юг-Газ». В какой-то момент СМИ обнаружили интересную деталь: общая сумма долгов, которые «висели» на ОПЗ, в два раза превышала сумму, за которую государство было готово его продать.

По мере поисков щедрого покупателя государство снижало стартовую стоимость. В прошлом году она составила всего 54 миллиона долларов, но на жемчужину украинского химпрома по-прежнему никто не клюет.

Опять-таки, новости последних лет должны убедить инвесторов, что ОПЗ лучше обходить стороной.

 

Загрузка...

 

В 2018 году заводу перестали поставлять газ, и он полностью прекратил работу (мощности по производству аммиака и карбамида к тому моменту уже простаивали). Сегодня предприятие пытается наладить работу по договору переработки давальческого сырья от компании Агро Газ Трейдинг. Через четыре месяца контракт может быть продлен. Но даже если это произойдет, перспективы завода останутся более чем туманными.

 

Алексей Ильяшевич

Загрузка...
Загрузка...