Новости

Ивар Иябс. Ау, западники!

Бывают случаи, когда молчание гораздо выразительнее любых слов. Так произошло и с открытым письмом композитора Иманта Калниньша, опубликованным в газете Neatkarīgā.

 

 

 

Это письмо адресовано, прежде всего, всем латышам. Моя личная и в еще большей степени общественная жизнь протекала у всех на глазах. Свои взгляды о происходящем я никогда особо не скрывал, разве что, когда казалось, что мои действия могут кого-то ранить или обидеть.

Я пытаюсь понять, в какой момент и кто именно развернул наши дорожные указатели так, что нам стало трудно увидеть, где мы находимся и куда идем. Это уже не перекресток, на котором сидит маленький ребенок. Судя по решительности и стремительности, это, скорее, автобан. И куда же он ведет? 

Страна без будущего — неужели это то, чего мы добились, когда брались за руки на "Балтийском пути" и строили баррикады на рижских улицах? Нас, как стадо овец, сейчас тащат в загон на задворках Европы. Мы же хотели быть в мире равными среди равных — сами управлять своим народным хозяйством, формировать отношения с другими странами и устанавливать ориентиры во всех аспектах жизни наших людей и общества.

Речь не о евро. Речь о том, хотим ли мы раствориться в федеративной Европе, которая смертоносна для будущего нашего народа, или мы хотим строить страну, о которой мечтали на заре Третьей Атмоды. Вступление в еврозону затруднит для нас освобождение из этих смертельных объятий. Латышский народ не голосовал за присоединение к федеративной Европе, поэтому референдум теперь обязателен. Но вопрос должен быть не о вступлении в еврозону, а о невступлении в утопический проект, который называется "федеративное европейское государство". 

Уже сегодня Евросоюз — больше не та организация, за вступление в которую граждане Латвии голосовали 20 сентября 2003 года. 1 декабря 2009 года вступил в силу Лиссабонский договор. Конечно, со временем любая система вынуждена меняться. Но если эта потребность продиктована теми, кто контролирует финансовые ресурсы, но возникает вопрос — предусмотрен ли ЕС для защиты таких интересов. Я отдал голос за вступление Латвии в Евросоюз, так как был уверен, что Латвия обретет реальный суверенитет и способность определять свое будущее. 

Мы знаем, как мы добрались до края этого болота. Только мы не знали, что болото. Издалека оно казалось ухоженной клумбой, землей, "где цветут лимоны". И мы двинулись вперед — один договор, одна конституция, потом второй договор, вторая конституция, одни механизмы, потом другие, одни инструменты, потом другие. Если оглянуться вокруг, газон разглядеть трудно, зато мы по горло в коричневой жиже. Реально ли из нее выбраться? Чтобы не утонуть совсем, мы должны подражать тем двоим, которые стоят по горло в грязи и говорят друг другу — не двигайся, не поднимай волну! 

Получается, что мы были не в состоянии управлять своей экономикой. Получается, что монетарная политика, важнейший инструмент контроля и управления народным хозяйством, не находился в Латвии. А что же, в конце концов, все эти годы делали наши лучшие (в плане зарплаты тоже) финансисты и экономисты? 

Следили за соблюдением чужих инструкций? Тогда нечего удивляться, что у нас были и Banka Baltija, и Parex, и Krājbanka. 

Возможно, нашему восстановленному государству не хватило умелых людей, особенно таких, которые переживают за судьбу народа и страны. Возможно, такой у нас был только один — Карлис Улманис. Уж в патриотизме нас не заподозришь. Добра у нас хватает. Иногда его столько, что затуманивается взгляд и ничего не видно. 

Если нет умения, чем его заменить? Инструкциями, тем, что говорят сверху. Не надо напрягать мозги, груз ответственности тоже к земле не тянет. 

Но ведь и с авторами инструкций тоже не все ясно. Неужели они, давая советы другим, не видели, что творится у них дома? Теперь они за закрытыми дверями взвешивают свой товар, а наши лидеры снаружи стоят и ждут, пока им вынесут и выдадут нужное количество. Из-за дверей сообщают, что товар хороший и увесистый. Но их весы со всей их финансовой политикой и евро — легче легкого. Ведь на другой чаше весов лежит то, что не взвесишь, — судьба нашего народа, наших людей. 

Вы говорите о безопасности, подталкивая наш народ к такой опасности, которой мы еще не видели. Да, в советские годы плоть нашего народа безжалостно раздирали и пытали. Но дух народа поднялся до невиданных высот. Такого расцвета культуры и искусства как в 1960-1990-е годы Латвия никогда не переживала. Вы иронизируете о ностальгии по тем временем. Но лишь слепые не видят, что знаменитый железный занавес в большой степени защищал наше сознание от той клоаки, которая теперь щедро выливается на нас с Запада и с равнодушием цунами сметает защитные барьеры, которые наш народ строил тысячелетиями, чтобы защитить своих людей и себя. 

Моя Латвия и мой народ заслуживают чего-то лучшего — полноценного, прекрасного, безопасного будущего. Наступающие западные "ценности" такое будущее не обеспечивают. Возможно, восточноевропейские народы, освободившись от одних оков, упустили возможность идти путем сохранения и развития своей идентичности. Но, может, еще не поздно. И если так, то мы должны строже взглянуть на себя и на тех, кого называем своими друзьями и союзниками. 

Что мы потеряли в Иране? Что теперь ищем в Афганистане? Разве нам мало тех одурманенных латышей, которые в свое время сеяли смерть на просторах российской земли? Долго ли еще на рижской Ратушной площади будет красоваться этот памятник нашего позора? Или кто-нибудь собирается скоро поставить рядом с ним другие постыдные знаки?

Латвию брутально одурачили и обчистили. И мудрости наших прежних лидеров хватило лишь на то, чтобы увидеть свою выгоду и попытаться что-то урвать для себя. Система ценностей, которую пропагандирует западная цивилизация, полностью обанкротилась, а мы пытаемся втиснуться туда любой ценой и берем в советчики тех, кто называет дегенерацию сознания прогрессом, а снос тысячелетних ориентиров человечества — "западными ценностями". 

Каждый, кто стремится защитить свой народ и страну, — наш друг и союзник. В современном мире — это ценности, записанные на первой странице Красной Книги Человечества. Биографии народов отличаются. Они становятся на путь погибели по разным причинам. Одни там оказываются из-за своего неуемного аппетита, другие — из-за того, что этот аппетит вызвали. Но те, кому сегодня действительно грозит опасность, должны стать союзниками. 

Все, кто хочет сохранить себя и свой народ, сегодня должны находиться в одних окопах. Сегодня нам нельзя быть орудием в грязных лапах старой ведьмы Политики. 

Для меня неприемлемо и пугающе то, что сегодня происходит в Латвии. Я ищу в мире тех, кто пытается этому противостоять, и вижу, что по соседству президент Беларуси Александр Лукашенко старается защитить свой народ и страну, как бы не возмущались "демократические" шакалы обанкротившегося Запада. У нас по соседству президент России Владимир Путин не позволяет превратить свою страну в проходной двор, в трактир или игорный дом, куда каждый может влезть со своими порядками и, если повезет, урвать что-нибудь в свой карман. 

Я мечтаю, что, быть может, однажды и в Латвии появятся государственные мужи, которые не будут смотреть на все только через призму собственного понимания или собственной выгоды. 

В конце концов, любое ограничение суверенитета можно оспорить в Конституционном суде.

Перевод DELFI. Оригинал здесь

Осмелюсь утверждать, что самое выразительное — не текст, а реакция на него латвийской публики.

 

 

А именно — полное отсутствие какой-либо адекватной реакции. Демагогия в комментариях и twitter не в счет. Ясно, что Имант Калниньш в плане репутации — не последний человек в Латвии. Смысл его письма вполне ясен и выражен в приличной литературной форме. И все же никто из нашей т.н. интеллигенции пока не удостоил это письмо соответствующей реакции. Это заставляет задуматься.

По-моему, причины молчания двойственны. С одной стороны, значительная часть нашей пишущей публики фактически думает так же, как Калниньш, но боится громко в этом признаться. С другой стороны, наши "западники", которые так не думают, в своей интеллектуальной вялости не способны дать ответы на некоторые его вопросы. Отсюда и молчание. Обе группы заслуживают внимания. Но, чтобы сразу было ясно: лично я не согласен с большей частью сказанного Калниньшем. В своих политических взглядах композитор — крайний консерватор, если не сказать реакционер. Но к его словам стоит прислушаться по нескольким причинам. Прежде всего, у него есть довольно гармоничные политические воззрения, которые он не боится высказывать, хорошо понимая, что это не добавит ему популярности. В этом плане он похож на Андриса Грутупса: независимо от конъюнктуры оба могут позволить себе говорить то, что думают. Это интересно хотя бы потому, что Калниньш, в отличие от большинства публичных деятелей, видит в политике более широкие перспективы, чем просто некие краткосрочные дела, например, свержение Ушакова. Во-вторых, очень интересно понаблюдать за политической траекторией Имки. От идола "детей цветов", 4-й симфонии и запрещенной рок-музыки до депутата восстановленного Сейма Латвии и такого антизападника, который напоминает чуть ли не славянофилов XIX века. Если учесть его статус культурной иконы, глядя на Калниньша мы кое-что можем узнать и о себе.

Первая группа. Мнение том, что жителей Латвии, как стадо овец тащат в "загон федеративной Европы" будоражит сердца многих латышских интеллигентов. Европа нас не поняла и одурачила. Вместо страны, где цветут лимоны, нам втюхали "коричневую жижу, которой мы захлебываемся". Полностью управлять народным хозяйством невозможно, банкиры прислуживают иностранцам, "мудрости наших прежних лидеров хватило лишь на то, чтобы увидеть свою выгоду и попытаться урвать что-то для себя". Положительным антиподом этой разрушительной картины, очевидно, был бы какой-то вариант национального авторитаризма, который наконец позволил бы Латвии стать действительно самостоятельной. Эдакий Улманис 2.0. К этому можно прийти, если не слушать всяких западных советчиков, не вступать в еврозону, а добиться, чтобы Латвия сама себе каким-то образом обеспечила "полноценное, прекрасное, безопасное будущее". С этим все в порядке. До этого момента Имка может рассчитывать на широкую поддержку латышской интеллигенции, если не отрытую, то уж точно тайную.

Но Калниньш удивительным образом идет дальше. Он упоминает три вещи, которые могут выйти боком. Для начала — он сравнивает Афганистан с красными стрелками, с теми "одурманенными латышами, которые в свое время сеяли смерть на просторах российской земли". С такими вещами, господин Калниньш, надо поосторожнее. У нас принято считать, что латыши в ходе истории были жертвами и невинными страдальцами, а не кровавыми палачами того самого режима, который в итоге уничтожил Латвию. Во-вторых, в тексте письме появляются ссылки на Лукашенко и Путина в качестве положительных примеров того, как правительства стран ради сохранения национальной идентичности сопротивляются дегенеративному Западу. Более того, утверждается, что настоящим латышским патриотам с этими режимами по пути. "Каждый, кто стремится защитить свой народ и страну, — наш друг и союзник". А вот это у нас не поймут. По крайней мере, пока. Правда, не поймут не потому, что нам очень не нравится "вертикаль власти", цензура или политзаключенные. Во имя национального возрождения это для нас было бы вполне приемлемо. Но беда в том, что Россия — наш геополитический противник, которого мы и обоснованно, и необоснованно виним во всех проблемах. Боюсь, что таких "друзей и союзников" было бы нелегко переварить. К сожалению господина Калниньша, который, видимо, хотел бы видеть Латвию в составе антизападного интернационала вместе с Ираном, Россией, Кубой и Венесуэлой. Тоже вариант. Беда в том, что люди среднего и старшего поколения все это уже где-то слышали. По крайней мере, фразу — "как бы не возмущались "демократические" шакалы обанкротившегося Запада". Это уж точно напоминает передовицу "Борьбы" или "Правды". Но что поделать, все мы — дети своей эпохи.

Третий аспект, который тяжеловат для желудка среднего латышского интеллигента, заслуживает того, чтобы процитировать его полностью:

"Да, в советские годы плоть нашего народа безжалостно раздирали и пытали. Но дух народа поднялся до невиданных высот. Такого расцвета культуры и искусства как в 1960-1990-е годы Латвия никогда не переживала. Вы иронизируете о ностальгии по тем временем. Но лишь слепые не видят, что знаменитый железный занавес в большой степени защищал наше сознание от той клоаки, которая теперь щедро выливается на нас с Запада и с равнодушием цунами сметает защитные барьеры, которые наш народ строил тысячелетиями, чтобы защитить своих людей и себя".

В общем, латышская культура в годы коммунистической оккупации чувствовала себя лучше, чем в современном свободном латвийском государстве, смысл существования которого (согласно известной доктрине Эгила Левитса и Сармите Элерте) заключается исключительно в сохранении латышской культуры. Как говорят бухгалтеры, здесь что-то не сходится.

Тут-то и начинаются трудности, из-за которых лояльным нашему правительству "западникам" нечего ответить Калниньшу. Ясно, что режим СССР был тоталитарным и бесчеловечным. Но он был готов вложить в сохранение латышской культуры (как бы он ее ни понимал) гораздо больше, чем независимая Латвия, замученная кризисом и технократической политикой. Вложить в том числе в молодого латышского композитора Иманта Калниньша, который тогда написал целых пять симфоний. Кстати, очень неплохих. А вот когда пару недель назад у нас в Большой гильдии проходил ежегодный концерт латышской симфонической музыки, слушателям было предложено ровно ноль симфоний. Ну что ж, "lai līgo lepna dziesma"!

 

 

Об этой проблеме стоит поговорить громко. Публичная демагогия министра образования господина Килиса и экзальтации министра культуры госпожи Яунземе-Гренде сегодня служат лишь дымовой завесой для одного элементарного факта. В сегодняшней Латвии ни государство, ни частный сектор не хотят и не могут серьезно инвестировать в латвийское образование и культуру. Поэтому из-за хронической нехватки капитализации эти отрасли постепенно утрачивают всякие стандарты и деградируют до уровня, который значительно ниже того, что было достигнуто в советские времена. И это уже вопрос о смысле существования государства в очень практическом значении. Мы, конечно, можем претворяться и блефовать, утверждая, что Калниньшу только кажется, что он — лишь старый пьяница, который ничего не понимает в жизни и современном обществе. Что где-то в Брюсселе или Вашингтоне всегда найдутся нужные лекарства от всех наших болезней, поэтому думать своей головой — это чуть ли не смертный грех. Но от этого вопрос не становится менее сложным.

Наконец, это письмо заставляет задуматься о возможном расколе на крайне-правом политическом фланге. В лице Калниньша с нами говорит настоящий консервативный евроскептик и "государственник", который был бы готов на компромиссы с местными нелатышами, чтобы изменить геополитическую ориентацию страны во имя настоящего "суверенитета". Не зря это письмо одним из первых "ретвитнул" Нил Ушаков. При этом другая часть крайне-правого фланга считает своей главной задачей сохранение этнического разделения внутри страны, перевоспитание нелатышей и одновременно сохранение твердой прозападной геополитической ориентации, что подразумевает, например, поддержку евро. Но об этом — в следующий раз .

Перевод DELFI. Оригинал здесь

 

Материал опубликован 23.01.2013

Тэги: