Новости

Как хранят природный газ и почему литовский терминал СПГ нерентабелен

В Гронингенской модели долгосрочного экспортного газового контракта, о которой шла речь в предыдущем материале, предусмотрена связь цены природного газа с двумя продуктами нефтепереработки — газойлем и мазутом. Такая конкуренция энергетических ресурсов имеет естественное обоснование: она основана на их теплотворной способности. Но в последние годы всё большее значение приобретает конкуренция «газ — газ» — конкуренция спотовых и долгосрочных цен и конкуренция трубопроводного газа и СПГ (сжиженного природного газа).

С момента начала освоения уникального месторождения Гронинген началось создание и активное развитие газотранспортной системы Европы. ГТС — это вовсе не сочетание магистральных труб большого диаметра, в которые «врезаны» распределительные трубы малого диаметра. Технически это возможно, но ведь потребление газа не происходит равномерно: в холодное время года его нужно больше, чем в летнее, днем — больше, чем ночью, в выходные дни — меньше, чем в рабочие. Для регулирования неравномерности потребления есть только один способ: магистральные трубопроводы приходят в подземные газовые хранилища (ПХГ) и вот уже от них компании, работающие с конечными потребителями, выстраивают свои системы распределения. Вот про ПХГ мы и поговорим.

Именно ПХГ — основа распределительной газотранспортной системы, самая важная ее часть, именно ПХГ сделали возможным постепенное формирование спотового рынка газа.

По магистральным трубопроводам газ проходит порой тысячи километров, по пути собирая всевозможные механические примеси, и ПХГ начинается с технологической площадки, оборудование которой устраняет их. Как и любой товар, газ требует контроля и учета, следовательно, перед закачиванием в ПХГ его нужно провести через измерительное оборудование. ПХГ требуют большого объема: газ есть газ, ему требуется много места. Оборудовать ПХГ искусственно сложно и дорого, нужны места, в которых природа, геология, обеспечивает нас такой возможностью. Нет, под землей не ищут «огромные полости» — это ненаучная фантастика, в природе такого не наблюдается. Пористые пласты песчаника в земных недрах, герметично закупоренные сверху куполом из слоя глины, — вот наиболее распространенный тип природных ПХГ. Песчаник требуется весьма специфический: он должен быть достаточно рыхлым, чтобы принять в свои слои газ, закачиваемый под давлением, и чтобы отдать его при подаче обратного давления. Слой песчаника нельзя «надуть» в одном месте — приходится разводить газ к нескольким скважинам, каждая из которых снабжена компрессорами давления. Давление требуется, чтобы выдавить из пластов песчаника воду, которую и замещает газ. Часть этого газа уходит на то, чтобы создать в ПХГ рабочее давление, «вгоняя» воду в нижние слои. В результате часть объема ПХГ занимает так называемый буферный газ — он должен находиться там всегда, чтобы не упало давление.

Получается, что в ПХГ хранится газ двух «сортов»: буферный, который просто держит давление, и активный, которым мы с вами и пользуемся. Чаще всего половина объема ПХГ занята буферным газом, только вторая половина является активной.

Недешевое удовольствие, согласитесь: владельцу ПХГ приходится покупать весь объем буферного газа, который он никогда не сможет продать. Вот одна из причин того, что цены на газ у компании, добывающей газ и подающей его в ПХГ, отличаются от цен, по которым его получают конечные потребители. Владельцам распределительных сетей приходится оборудовать ПХГ, закупать буферный газ, создавать систему оборудования, обеспечивающую закачку газа. А газ ведь нужно уметь еще и извлекать из ПХГ — тоже не самая тривиальная задача. Отбор газа технологически схож с его закачкой, но есть и кардинальное отличие: как правило, отбор газа приходится осуществлять намного быстрее, чем его закачку. Закачивать газ можно весь теплый период года, а вот выдать его потребителю нужно в течение холодного времени года — в отопительный сезон, который в южных регионах Европы длится всего два-три месяца. Для отбора газа используются более мощные компрессоры, которые прогоняют газ через вторую систему очистки: поток газа по пути из ПХГ захватывает с собой песчинки. Кроме того, газ гигроскопичен, охотно принимает в себя пары воды — вот и еще один комплект оборудования.

Объемы ПХГ бывают самыми разными. Самое крупное — Северо-Ставропольское на месте полностью выработанного газового месторождения, где теперь можно хранить 43 млрд кубометров активного газа. Такого объема газа хватило бы, чтобы покрыть годовое потребление Франции или Нидерландов, но это действительно уникальное ПХГ, все остальные намного меньше.

На территории Европы самое большое ПХГ находится в Латвии, в местечке Инчукалнс, — 2,3 млрд кубометров активного объема с технической возможностью увеличения до 3,5 млрд.

Второй тип ПХГ — это соляные пещеры, идеальные по герметичности резервуары. Такие пещеры рукотворные, строительство их требует достаточно большого времени. В подходящем по высоте пласте каменной соли бурятся скважины, под давлением в них подается вода, которая и вымывает день за днем полость необходимого объема. Соляной купол не только непроницаем для газа: соль обладает способностью самостоятельно «заживлять» трещины и объемы — идеальный материал. ПХГ такого типа значительно меньше, чем тех, которые удается оборудовать в слоях песчаника: подземных месторождений соли не так уж и много. Ну и кроме того, газ можно хранить и в сжиженном виде, но это самый дорогой способ хранения: для того, чтобы газ оставался в сжиженном состоянии, необходимо поддерживать температуру в ‑160 градусов. Решение крайне непопулярное, применяется только в тех случаях, когда вблизи крупных потребителей невозможно построить ПХГ другого типа.

Физические свойства газа делают решение Литвы о его хранении на плавучем терминале полным абсурдом: это нерентабельно, такой газ обходится потребителям намного дороже, чем трубопроводный российский газ.

Можно принимать какие угодно политические решения — законам физики нет до этого дела. Рентабельным такое хранение может быть только в тех случаях, когда газ используется в промышленных процессах, обеспечивающих производство товаров с очень высокой добавленной стоимостью. Литва могла оказаться в выигрыше только в том случае, если бы одновременно с появлением у причала Клайпедского порта терминала Independent где-то поблизости были построены несколько заводов, способных принять и «переварить» этот газ, но — чего нет, того нет.

Европейская «табель о рангах» по суммарным активным объемам ПХГ выглядит следующим образом:

·         Португалия — 327 млн кубометров,                       

·         Хорватия — 536 млн кубометров,                            

·         Болгария — 599 млн кубометров,

·         Бельгия — 861 млн кубометров,                               

·         Дания — 1 034 млн кубометров,               

·         Латвия — 2 300 млн кубометров,                              

·         Испания — 3 023 млн кубометров,                          

·         Польша — 3 174 млн кубометров,                            

·         Чехия — 3 330 млн кубометров,

·         Словакия — 3 735 млн кубометров,

·         Венгрия — 6 457 млн кубометров,

·         Австрия — 8 748 млн кубометров,

·         Нидерланды — 12 427 млн кубометров,

·         Франция — 12 855 млн кубометров,

·         Италия — 18 445 млн кубометров,

·         Германия — 22 294 млн кубометров,

·         Великобритания — 34 300 млн кубометров.

Эти показатели позволяют понять, какие именно страны наиболее активно требуют, чтобы в ценах природного газа главная роль была отведена ценам на спотовом рынке.

 

Автор:
Борис Марцинкевич

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...