Новости

Ближний Восток заставляет США нервничать; как Китай может использовать эту возможность и выиграть время (часть 1)

На данный момент в международной стратегической безопасности появляются новые особенности — расстановка сил в мире находится в процессе разделения и реорганизации, идет перестройка мирового порядка. Сейчас Китай выходит в центр мировой политической арены, играет с каждым днем все более важную роль в международном сообществе. Пока США все еще находится на вершине, Китаю необходимо еще более активно проявлять инициативу в международных делах и «стелить себе соломку».

 

Ближневосточный регион является одним из трех стратегических регионов мира, это — важная ресурсная база Китая, связующий регион в инициативе «Один пояс, один путь», что означает широкие государственные интересы КНР. «По мере того, как увеличиваются деловые интересы Китая в регионе, постепенно формируется осознание этой страны в качестве мировой державы».

Именно поэтому здесь Китаю необходимо проводить в жизнь стратегические планы, чтобы защитить, обеспечить, расширить свои государственные интересы, создать благоприятные условия и удобную международную обстановку для мирного возвышения КНР. Китаю нужно наилучшим образом воспользоваться нынешней мировой ситуацией и выбрать подходящую ближневосточную стратегию. Автор начнет свой рассказ с описания основных изменений расстановки сил в мире, проанализирует отношения между Китаем и США, Европой и Азией, изучит стратегические задачи, стоящие перед Китаем на Ближнем Востоке, и выдвенет соответствующие предложения.

Двухполярный мир и новые тенденции в обстановке на Ближнем Востоке

С наступлением XXI века отношения между странами перепутались и осложнились, международное положение стало беспокойным и неустойчивым, в структуре межгосударственных интересов произошли серьезные сдвиги. Вслед за тем, как Китай начал набирать силу и становиться важным игроком на мировой арене, стратегические отношения Китая и США превратились в ядро, движущую силу международной обстановки. В будущем мире будут существовать два полюса — КНР и США.

С исторической точки зрения, появление двух полюсов есть логичный результат цикличного развития всемирной истории. Эволюция истории мирового порядка показывает периодическое возвращение к двухполярной структуре. Тридцатилетняя война есть ничто иное, как схватка религиозных сил во главе со Священной Римской империей и националистических сил во главе с Францией, Наполеоновские войны — это борьба между Францией и антифранцузской коалицией, Первая мировая война — это война между Антантой и Тройственным союзом, Вторая мировая война — столкновение между Антигитлеровской коалицией и фашистским блоком, холодная война — противоборство НАТО и стран Варшавского договора.

Отсюда следует, что будущая биполярность мира — это одна из тенденций изменения расстановки сил в мире, и вполне возможно, что исторически цикличное возвращение к двум полюсам произойдет снова. В случае падения гегемонии США Китай с наибольшей вероятностью окажется на его месте. Однополярность — временное и нестабильное явление, двухполярная система, возможно, будет реконструирована по мере роста мощи Китая.

Если сравнивать мощь разных стран, то мы увидим, что со вступлением в XXI век сравнительное могущество США имеет тенденцию к понижению, а сила Китая — к повышению. Все больше ученых полагает, что «Китай уже или в ближайшем будущем станет второй сверхдержавой мира после окончания холодной войны», «в недалеком будущем Китай, вероятно, станет угрозой США или даже заменит их как мирового гегемона». Время однополярной системы во главе с США подходит к концу, все более отчетливо просматривается тенденция к появлению новой системы — двухполярной во главе с США и Китаем. «Американо-китайская биполярная система» нисколько не оспаривает разницу в могуществе двух стран, но эта разница не является препятствием для появления двухполярной системы. К примеру, совокупная мощь СССР во время холодной войны существенно отличалась от мощи США, однако статус Советского Союза как сверхдержавы никто не оспаривал. В середине 50-х годов XX века совокупная мощь СССР не достигала и половины американской, а тогда мир уже стал биполярным. В то же время между наличием двух полюсов и гегемонией нет конфликта, при двухполярной системе также может существовать гегемон. Если в недалеком будущем будет сформирована американо-китайская биполярная система, это не будет означать потерю США их главенствующего положения. Он продолжит занимать это место в мире, что не помешает Китаю или любой другой державе стать новым мировым полюсом, так как «порог» для превращения в полюс ниже, чем «порог» для превращения в гегемона.

Если смотреть на стратегические отношения, то после окончания Второй мировой войны США создали в Евразии широкую сеть союзов, включая НАТО, американо-японский, американо-корейский и американо-австралийский альянсы. США давали гарантию безопасности своим союзникам и сформировали систему военных сетей. «У Китая для сравнения, строго говоря, не было союзников», а альянс с КНДР существовал лишь номинально. Тем не менее КНР уже сформировала глобальную, но весьма разрозненную сеть стратегических партнерских отношений, которая не стеснена обязательствами по соглашению. Китай стремится укрепить координацию и кооперацию в международных делах, а Новый банк развития БРИКС, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и инициатива «Один пояс, один путь» служат этой цели. В данный момент в мире формируются двухполярные отношения нового типа — очень «плотная» система альянсов США и свободная система стратегических отношений КНР, смутно виднеется противостояние между морскими странами во главе с США и континентальными во главе с Китаем.

Американо-китайские двухполярные отношения нового типа отличаются от традиционных, основными особенностями которых являются «союзы, конфликты, противостояние, игра с нулевой суммой». Неважно, говорим мы о Вестфальской, Венской, Версальско-вашингтонской или Ялтинской системе, всех их постигла одна и та же судьба. Американо-китайские двухполярные отношения нового типа проистекают из отношений США и Китая как держав, (поэтому включают в себя такие основные особенности: отсутствие конфликтов, противостояния, взаимное уважение и взаимовыигрышное сотрудничество), но не похожи на них. Отношения США и Китая как держав — это одна из форм двусторонних отношений, связанная только с этими двумя странами. Однако двуполярные отношения этих государств — это глобальная структура стратегических отношений, касающаяся не только США и Китая. Двуполярные отношения развиваются на основе отношений держав через процесс реорганизации, эволюции и развития международных сил, это — связь, подразумевающая одновременно сотрудничество и конкуренцию. Ее основными особенностями являются: налаживание партнерских отношений, а не создание блоков; конкуренция без противостояния, отсутствие гонки вооружений и борьбы за сферы влияния.

Налаживание партнерских отношений, а не создание блоков

Биполярный мир в традиционном его понимании подразумевает систему блоков, борющихся друг с другом, однако основа двухполярного мира нового типа — это противоборство двух стран, а не блоков. Несмотря на то, что США по всему миру создали многосторонние и двусторонние альянсы, Китай четко объявил о своем неприсоединении к блокам — он лишь устанавливает партнерские отношения как с Россией и ЕС, так и с США.

Конкуренция без противостояния

Обычно биполярная система — это военное и политическое противостояние. Так и было в перерыве между двумя мировыми войнами и во время холодной войны. Двухполярный мир нового типа может преодолеть подобную «военизацию» отношений и добиться конкуренции без противостояния.

Отсутствие гонки вооружений

Традиционная биполярная система с самого своего появления подразумевала ускоряющуюся, необратимую гонку вооружений. Отношения сторон портились до момента распада всей системы. В двухполярном мире нового типа не будет гонки вооружений, Китай не будет акцентировать внимание на военном преимуществе США. КНР и США будут устанавливать военные отношения нового типа, основанные на взаимодоверии, предупреждении рисков и контроле над кризисами.

Отсутствие борьбы за сферы влияния

Старая биполярная система — это борьба за рынки и сферы влияния. Так, например, во времена холодной войны США и СССР не только считали Латинскую Америку и Восточную Европу своими «задними двориками», но и стремились увеличить свои сферы влияния во всем мире, тем самым его разделяя. Новый двухполярный мир обойдет этот порочный круг стороной. Начиная с февраля 2012 года, Си Цзиньпин неоднократно подчеркивал, что «огромный Тихий Океан в состоянии вместить и США, и Китай», и КНР не будет оттеснять Америку. Находясь с визитом в Китае в апреле 2017 года, Рекс Тиллерсон заявил, что «США хочет развивать отношения с Китаем без конфликтов и противостояния, на основе духа взаимоуважения и взаимовыигрышного сотрудничества», так что США тоже не будет оттеснять Китай. Двухполярный мир нового типа будет построен, только если США и Китай будут уважать друг друга и ставить своей целью взаимовыигрышное партнерство.

Россия пытается восстановить свое высокое положение в мире, изо всех сил препятствуя тому, чтобы США в одиночку создавал геополитический мировой порядок. Это способствует формированию двухполярной системы. Примечательно то, что 5 июня 2017 года в НАТО вступила Черногория, так что расширение НАТО на восток все еще продолжается. 9 июня 2017 года Индия и Пакистан официально стали членами ШОС (Шанхайская организация сотрудничества), и это первое расширение данной организации. Эти события похоже ускорили развитие двухполярной системы.

Тенденция к биполярности мирового порядка может повлиять на развитие региональной структуры. Например, противостояние США и СССР во время холодной войны привело к разделению Европы и Восточной Азии на два лагеря, в середине 50-х годов XX века страны Ближнего Востока также вынуждены были выбирать за кого они и становиться в строй. Именно поэтому тенденция к биполярности мирового порядка сейчас может привести к биполярному развитию Ближнего Востока. После окончания холодной войны Ближний Восток управлялся США. Они усилили свою однополярную гегемонию в ближневосточном регионе через войну в Заливе, Афганистане и Ираке, однако она не укрепилась из-за войн, а столкнулась с беспрецедентными вызовами, которые исходят с трех сторон.

Во-первых, это возвышение ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.), во-вторых, вступление новых вооруженных сил России на Ближний Восток, и в-третьих, возвышение Китая. ИГИЛ сорвал планы США по стабилизации региона, Россия через борьбу с ИГИЛ стала более вовлечена в дела Ближнего Востока (этого США не предвидели), а Китай стал влиять на расстановку сил. Можно сказать, что «со вступлением в XXI век влияние запада, представленного США, на Ближний Восток во многих сферах начало падать». 

Будущая расстановка сил в регионе зависит от борьбы между тремя игроками: США, Китаем и Россией, точнее связано с ИГИЛ, стремлением России влезть в ближневосточные дела и устойчивостью роста Китая. Если смотреть на проблему ИГИЛ, то ближневосточный терроризм, который оно представляет, может и дальше ослаблять мощь США, что будет означать дальнейшее уничтожение однополярной системы, созданной США в регионе. Если смотреть на проблему России, то стремление этой страны влезть в дела Ближнего Востока зависит от издержек, обстановки внутри страны и поддержки мирового сообщества. В данный момент никто кроме Сирии и Ирана не поддерживает усиление России в регионе. Экономическая ситуация в стране также не способствует воплощению в жизнь этого стремления, и оказывается, что глубокого желания недостаточно. В будущем Россия будет только играть роль нежеланного гостя, ведь ее настоящая идея в том, что смягчить давление западных санкций путем возвращения на Ближний Восток. Если смотреть на проблему Китая, то его рост будет устойчив, только если будет продвигаться всестороннее углубление реформ.

Что касается расстановки сил на Ближнем Востоке, то там произойдет спад влияния США и увеличение влияния Китая, возможно, Россия и Китай будут совместно противодействовать гегемонии США, и возникнет биполярная конкуренция, где с одной стороны будет США, а с другой — Китай и Россия. Фактически позиции КНР и РФ по ближневосточным вопросам ближе, чем у КНР и США.

Внезапная бомбардировка американцами сирийской авиабазы 13 апреля 2017 года сделала это еще очевиднее. Находясь 20-23 мая 2017 года с визитом на Ближнем Востоке, Трамп провел встречу с лидерами арабских и исламских государств в столице Саудовской Аравии — Эр-Рияде. 7 июня произошел катарский дипломатический кризис, и разделение Ближнего Востока на два полюса стало еще отчетливее — поддерживаемые США сунниты во главе с Саудовской Аравией и поддерживаемые Россией шииты во главе с Ираном. Китай хоть и поддерживает дружественные отношения с обеими группами последователей ислама, глобальное стратегическое соперничество между США и Китаем подтолкнет последнего к России. Россия, в свою очередь, также сближается с Китаем, пытаясь противостоять давлению запада по главе с Америкой. «Расширение ШОС на Ближний Восток и установление отношений с Ираном и Турцией» показывают, что российско-китайские отношения становятся теснее, когда дело касается дел Ближнего Востока. Иран — это государство-наблюдатель ШОС, Китай уже выразил поддержку его вступлению в эту организацию. Противостояние Саудовской Аравии и Ирана также, возможно, превратится в схватку влиятельных «агентов» Китая и США.

Отсюда можно увидеть тенденции к биполярности расстановки сил в мире и на Ближнем Востоке, при этом «в шахматы» будут играть США и Китай. Абсолютное большинство стран мира в одно и то же время поддерживают двусторонние, союзные или партнерские отношения с США и Китаем, у них есть требования к обеим странам (стратегические, экономические, геополитические, требования безопасности). Однако в случае установления биполярного мира с центрами в этих двух государствах, все страны мира оказываются в тупике, перед ними встает реальный вопрос: остаться нейтральным, сблизиться с Китаем или сблизиться с США? Несомненно, этот вопрос повлияет на ближневосточную стратегию Китая.

Продолжение 

Источник: Гуаньча
 

Лю Шэнсян ( 刘胜湘, Liu Shengxiang), Ху Сяофэн (胡小芬 , Hu Xiaofen)

Загрузка...
Загрузка...