Новости

Как наступает ватный реванш

Интересный образчик свидомой прорпаганды и агитации. Прочитав статью, я поискала материалы об этом, с позволения сказать, журналисте. Найденное не удивило.

Евгений Якунов, как он сам о себе пишет, этнический русский, уроженец РСФСР и верный УПЦ МП — ярый русофоб, ненавидящий Россию.

Есть у него интересная исповедь в ФБ "...Как стать украинцем?"

Цитаты:

...Это непросто. И не быстро. Мне понадобилось 23 года...

В 1990 году мне было 36 лет, и я был журналистом киевской газеты. ..

За независимость я не голосовал. Вообще не ходил на референдум. И десять лет после этого на выборы вообще. У Хайнлайна есть роман: "Чужак в чужом краю". Это про меня тогдашнего...

Когда все изменилось? Было три открытия, которые сделали меня другим.

Собственно, сами три "открытия":

Первое случилось в середине 90-х. К нам в редакцию "Киевских ведомостей" приходило немало политиков. Тесно общался с Вячеславом Чорновилом, Виктором Пинзеником, Сергеем Головатым, Романом Зварычем и даже - о ужос! - с лидером Конгресса Украинских националистов Славой Стецько.

И вот чему я тогда весьма удивился: мне русскому и русскоязычному человеку было чрезвычайно интересно с ними общаться! Людей, которые тогда называли себя национал-демократами, а то и националистами отличала богатая эрудиция, европейская корректность...А главное - в их глазах светилась мечта!

Приходили и политики с Восточной Украины. За исключением харьковчанина Владимира Гринева и еще нескольких они были для меня на одно лицо. И на лице этом был написан циничный рационализм. Все разговоры - о долларах и приватизации бесхозного имущества СССР. У этих людей тоже была мечта. Но она разбилась. И лишь изредка осколки ее сверкали в ностальгических воспоминаниях о Советском Союзе...

" Почему же люди, исповедующие чужие для меня, этнического русского, ценности, кажутся мне понятнее и ближе, чем те, кто мои интересы защищает?"- задавался я вопросом.

И с ужасом осознавал: может быть я не тем ценностям привержен?

Вторым открытием для меня стал Майдан 2004. Я продолжал быть вне политики. Майдана побаивался и попал туда совершенно случайно. И вот проходя меж горящих бочек, смуглых и решительных западенцев, около флагштока увидел приклеенный к парапету лист ватмана с нарисованным девчачьей рукой котом Леопольдом и надписью: "Ребята, давайте жить дружно!" Было тревожное время. Накануне Янукович на вокзале призывал к войне,называя Ющенко "шкодливым котом Леопольдом" И этот рисунок был таким метким и таким искренним ответом, что я долго стоял открыв рот. И был пленен. Уже два дня спустя, стоя за сценой, впервые в жизни, путаясь в словах пел гимн Украины и думал: "Боже, что со мной происходит - я плачу!"

И, наконец, третье открытие. 2010 год. Встреча с историком Наталией Яковенко. Ожидая профессора для интервью в прохладных коридорах Могилянки, я взял с полочки ее книжку "Параллельный мир". И был ошарашен. Оказывается та часть Киевской Руси, которая оказалась в составе Литовского княжества, совсем не прозябала под игом. Здесь возникало настоящее гражданское общество с европейскими традициями. Православные и католики мирно уживались, и ходили молиться в церкви друг к дружке.Но больше всего было среди руського народа гуситов и прочих протестантов. "Руська шляхта" ходила не в жупанах и смушковых шапках, а одевалась по последней парижской моде (то есть выглядела как земляки Дартаньяна). Но не это главное! Здесь царил закон, оберегаемый судами и поголовной юридической грамотностью шляхты. Адвокатов на душу населения было в 20 раз больше, нежели в современной Украине!

Это еще не было Украинским государством. И даже не протгосударством. Но это была уже нарождающаяся аристократия, которая через полвека такое , европейское, государство на землях бывшей Киевской Руси могла создать.Если бы не пала от руки Богдана Хмельницкого. Поскольку его война вовсе не была освободительной, а исключительно гражданской. На уничтожение. Не за идеалы, а за "шляхетські привілеї". Вот такая историческая гипотеза...

И тогда все эти открытия сложились в пазл. Личное - коллективное - историческое. Впечатления -эмоции - знание... И я понял, в какой чудесной европейской стране живу. 

Я понял, что быть украинцем - это круто!

Даже не родившись здесь и не впитав с молоком матери украинские песни.

Ведь, как писал Шпенглер, раса и этнос это - "ставшее", закоснелое. А нация - это "становящееся", пребывающее в вечном движении, обогащающееся, устремленное в будущее...

Читая это я, говоря словами Якунова,  "впервые в жизни, путаясь в словах, пел(а) гимн Украины и думал(а): "Боже, что со мной происходит - я плачу!"

Еще раз.  Якунов,Родился в России за Уралом, этнический русский. Высшее образование получил на факультете журналистики Киевского государственного университета имени Тараса Шевченко, который окончил в 1976 году.
Более 30 лет работал в газетной журналистике — начинал корреспондентом в районной газете в пгт Макаров Киевской области, за год стал там заместителем редактора[1]. Впоследствии занимал должности в редакциях периодических изданий «Киевский вестник», «Вечерний Киев», свыше 18 лет — заместителем, затем первым заместителем главного редактора, в 1995-1999 годах-главный редактор всеукраинской ежедневной газеты «Киевские ведомости» (это было первое независимое частное акционерное издания в Украине, выходило в свет с 1992 по 2010 год и долгое время возглавляло рейтинг самых популярных СМИ страны)[2]. Впоследствии — главный редактор Главной редакции новостного сайта Украинского национального информационного агентства «Укринформ».

То есть, на протяжении 10 лет, как минимум, звал со страниц киевских газет вперед к победе коммунизма. Пришел к власти Горбачев, разрешили говорить о демократии, но Якунов до развала СССР, судя по его же исповеди   :

События в Вильнюсе воспринял как нацистский путч. Рыдал над репортажами Невзорова из Вильнюсского телецентра...Еще бы - мужественные бойцы советского спецназа держат осаду от озверевших фашиствующих литовских молодчиков. ..

 

осторожничал, не торопился. Пока в середине 90-х не убедился, что Украина дивнулась к национализму, и быть русским становится не только не выгодно, но и может стать опасным. И уже приняв удобную для себя сторону, Якунов развернулся в полную силу, за что в 2004 был награжден званием:

Приведу нзвания некоторых его стаей последних лет. Ссылок не будет, захотите прочесть, найдете сами.

1. И проспект деватутинизировать, и памятник сталинскому генералу убрать

2. Я бы этот "Бессмертный полк" в Киеве запретил...

3. Зима русского мира. Путинских клоунов зазнобило…

4. Волынская резня: нам нельзя молчать (с дня на день РФ-ия поддержит решение польского Сейма о Волынской резне)

5. Презумпцию правоты полиции, «презумпцию добросовестности» - придется ввести

6. Крестоходная «консолидация ваты» – такой же пшик, как и «бессмертный полк»

7. Возбудить уголовное дело против священников УПЦ МП (Как этнический русский, уроженец РСФСР и верный УПЦ МП заявляю со знанием менталитета и полной ответственностью: проявлять чистоплюйство в отношении московской резидентуры в УПЦ МП нельзя!)

И скрин одного из его постов:

Достаточно, по-моему. А это — сама статья, с которой я начала  поиски информации.

Как наступает ватный реванш

 

Мы еще не победили империю. Мы вытащили сами себя из трясины за волосы, как барон Мюнхаузен, но нам нужна точка опоры. Вера. Нам надо поверить и перетерпеть. Нет слабых, которые не стали бы сильными. Нет врага, который не был бы побежден. «Ничто заранее не предопределено,- говорил один мудрый священник,- судьбы не существует. Есть сила и свобода воли. И суд Божий».

Нам придется пройти и через это. Через реинкарнацию Кернеса. Через апплодисменты Добкину, пожелавшему иметь улицу имени «Беркута» — убийц Майдана. И, может так случиться, через радость от поражения «плохого парня» Филатова и победы «хорошего парня» Вилкула. И вытерпеть ожог в нашей израненной душе от ликования Кивалова, упекшего в тюрьму лидера автомайдана.

Придется пройти через то скверное чувство, когда «все — плохие, и пусть они решают без меня, я в этом паноптикуме не участвую».

Суть больших испытаний в том, что по-настоящему начинаются они тогда, когда полоса препятствий, вроде бы, пройдена, и ты уже — чемпион. Не огонь, не вода, не медные трубы испытывают нас на прочность, а чувство бессилия от постоянно ускользающей победы. От беспомощности лидеров и усталости героев. От опустошенности послевоенным миром, который ты совсем не таким представлял.

Нам некому крикнуть: приди и помоги! Самим придется искать меньшее зло, выбирать между героями и законом. Мучиться в нравственных спорах о войне, которая безнравственна по своей природе. И наблюдать, как в пробитые в обороне страны бреши хлещет поток возвращающихся беженцев. Не тех, что бросили дома в Донецке, а тех, что, испугавшись революции, оставили высокие посты в Киеве. Они возвращаются, обустраиваются в партийных списках и кадровых резервах, обманывают детекторы лжи и удачно воюют с люстрацией.

А большинство никуда и не убегало. Забились в щели. Голосовали, как надо. Нацепили сине-желтые ленточки. А отдыхая летом в Крыму, сменяли их на полосатые. Так спокойнее.

Они готовы мстить. Всеобщим и тайным голосованием. Мстить за свою трусость. За Ленина, свергнутого на Бессарабке. За нашу ненависть к Путину. Они спутают нам ноги, повиснут на плечах мокрой ватой.

Они долго ждали на берегу, когда труп революции проплывет мимо, и им кажется, что этот час наступил.

Скажи нам, Днепропетровск, был ли ты искренним в те тяжелые времена, одеваясь в сине-желтые цвета? Или это все фантазии Коломойского? И ты от всей души празднуешь день советских партизан, 90 процентами голосов желаешь по-прежнему называться именем кровавого подельника Иосифа Сталина?

Скажите, Запорожье и Мариуполь, вам действительно так дорог совок, что вы готовы отдать голоса за политиков, купленных Ахметовым?

Они не зовут Путина, они просто хотят старого вина в старых мехах. Выдержанное, красное, с серпом и молотом, разве оно не крепче, не хмельнее?

Торговцы на базарах, парикмахеры в парикмахерских, кондукторы в троллейбусах, они — знают, и на чистом украинском убеждают нас: никаких российских войск на Донбассе нет, а это Порошенко, Коломойский и Ахметов зарабатывают деньги на войне. Так считать — спокойнее.

Затянут старую песню певички, каждая из которых считает себя «голосом Украины», поденщики, называющие себя журналистами, политологи, стращающие апокалипсисом. Убаюкивают: никакой войны нет, ты просто устал, отдохни.

Делать историю — утомительное занятие. Даже просто поменять название города. А вдруг не получится? А вдруг ошибемся? Не лучше ли оставить все, как есть? Очень хочется стабильности. Но стабильности во Вселенной нет, есть лишь инерция. И эта инерция зачастую — инерция падения.

Поиск человечности в захарченках и плотницких Мочановым и потом  Андреем Куликовым — это тоже от усталости. От истощения гражданского иммунитета. Это соблазн сдаться болезни, отлежаться, набраться сил. Кажется: нужна передышка, после которой обязательно победишь. Но Путин — не простуда. Он уничтожит уставших.

Усталость заставляет нас искать «зраду». Ведь мы не представляли себе, насколько все прогнило в нашем королевстве, и каких лишений требуют цели, которые мы себе намечтали. И страх от того, что не рассчитали силы, промахнулись со сроками, заставляет нас искать виноватых.

Это не радикализм — это всего лишь усталость.

Кто-то устал от войны и хочет мира, кто-то — от перемирия и ждет, чтобы война расставила всех по своим пьедесталам.

Скажите, братья-патриоты, разве наше дело не справедливо, разве наша мечта не высока? Почему же мы так страшимся этого «особого статуса» с его выборами и амнистиями? Не верим в свои силы? Боимся, что бандиты проникнут на нашу территорию, в наши медиа, в нашу политику и переубедят нас? И мы покорно пойдем у них на поводу? Откажемся от НАТО? Послушно изменим Конституцию? Сольем Независимость?

Это состояние врачи называют панической атакой. Всепропальство делает нас ватниками — не надо ни Киселева, ни ольгинцев. Только всепропальство.

Население — оно всегда отличалось пофигизмом. Народ — часть населения, желающая перемен. Но таких, чтобы к лучшей жизни вожди вели не по пустыне, а вдоль молочных рек и кисельных берегов. И земля обетованная начиналась за калиткой. И только нация видит цель и не жалеет жизней. Но нация лишь часть народа, и очень маленькая часть населения. Она выдыхается, ряды ее редеют в сражениях, ее призывы глушит вата. И если мы не закроем собой бреши в этих рядах, она умрет.

Самым активным, как бы не гнула их спины усталость, рано или поздно придется забрать у Кучмы и Медведчука минские вожжи и огреть хромоногую имперскую кобылу, так чтобы пыль из-под копыт столбом валила. Навязать свою повестку дня. Ударить референдумом. Что было бы с нами, свали мы войну с Россией исключительно на Минобороны? Если бы не вступила в битву нация всеми своими ресурсами?

Сегодня главное поле битвы — головы. Это война убеждений — а танки и грады лишь аргумент в споре. Надо отложить автоматы и вооружиться словом. Нужны не 100 тысяч солдат, а 100 тысяч агитаторов. Не за БПП, Укроп или Свободу, а за европейскую Украину. Чтобы пошли в предвыборный Лугандон. Чтобы говорили с людьми. Это будет чертовски опасно, но нашим ли добровольцам бояться смерти?

А потом начнется война экономик. И нам надо будет работать больше и лучше. И вата возропщет, потому что очень чувствительна к комфорту. Тому самому, когда можно жить по минимуму, но и не работать. А богатство, оно не может существовать без близости к победителю. Такова его природа. Бизнес политиков не предает, он предвидит. И если больно от того, что бывшие регионалы идут от партии власти — выпейте анальгину.

Мы еще не победили империю. Мы вытащили сами себя из трясины за волосы, как барон Мюнхаузен, но нам нужна точка опоры. Вера. Нам надо поверить и перетерпеть.

Бегуны-стайеры знают, что такое второе дыхание. Это когда уже нет никаких сил, когда — кранты, и есть одно желание: сдаться и отдышаться. Но если перетерпеть, то рано или поздно ощутишь, как вдох становится необычайно глубоким, проникающим в самую душу, как появляется окрыленность, и ватную усталость снимает как рукой. И понимаешь, что нет ничего невозможного. Нет слабых, которые не стали бы сильными. Нет врага, который не был бы побежден.

«Ничто заранее не предопределено,- говорил один мудрый священник,- судьбы не существует. Есть сила и свобода воли. И суд Божий».

Да, статья написана в 2015. И это радует. Уже тогда этот опытный пропагандист, а в опытности его сомнений нет, понимал, что нет у нашего противника главного - веры. Веры в правоту, веры в победу.  В кружевные трусики верить нельзя.

Отсюда и столько пафоса. И явный плагиат, помните? 

- Ответь, Александровск,
И, Харьков, ответь: Давно ль по-испански вы начали петь ©

Тяжко таким Иванам Родства-не-помнящим жить, а теперь еще и страшно.  Они-то уверены были, что это все на Украине - навсегда.  Нет, господа.

Скорее рано, чем поздно, вам придется за все ответить.

 

 

 

Загрузка...
Загрузка...