Новости

Как Польша русских детей от шведских социальных служб защищала

Польский суд отказал в выдаче по запросу Стокгольма россиянина Дениса Лисова, которого шведские власти обвиняют в похищении собственных детей, насильно помещённых в приёмную мусульманскую семью

Гражданин РФ Денис Лисов не будет выдан Швеции, решил на прошлой неделе окружной суд в Варшаве. Судья Дариуш Лубовский подчеркнул, что выданный Швецией европейский ордер на арест Лисова в данном случае «нарушает права и свободы человека и гражданина». Швеция преследует Лисова, потому что тот забрал дочерей из приёмной мусульманской семьи, куда их принудительно поместили шведские власти. Отец с тремя дочерьми пытался попасть в Москву, но его задержали в Польше.

Как подчеркнул судья Лубовский, шведские власти лишили Лисова трёх несовершеннолетних детей «только из-за психического заболевания их матери, которая была помещена в психиатрическую клинику». «Следует отметить, что подтверждённое психическое заболевание матери, препятствующее осуществлению родительских полномочий, стало поводом для фактического ограничения полномочий другого родителя», — добавил он.

 

 

 

 

«Денис Лисов был поставлен шведскими властями в безвыходную ситуацию и оказался в настоящей ловушке. Детей у него забрали, а условия их возвращения были заведомо невыполнимыми, поскольку власти Швеции отказались выдать отцу право на постоянное проживание в стране», — заявил судья Лубовский, обосновывая приговор. При этом шведские власти «не гарантировали Лисову право на контакт с детьми», а приёмная семья, куда насильно передали детей, ещё и находилась далеко от места проживания отца.

Как отметил судья, дети были помещены в совершенно чуждую культурно, морально, религиозно и ментально приёмную семью, в которой они не чувствовали себя в безопасности. Это, несомненно, могло вызвать углубление стресса у детей и, следовательно, привести к личностным и психическим расстройствам. По мнению суда, отец просто не мог больше смотреть на вред, причиняемый детям. «На данный момент следует констатировать, что такие действия шведских властей напрямую наносили вред благополучию детей, лишали их не только этнической, культурной, религиозной самобытности, но, прежде всего, тепла и родительской любви», — сказал судья Лубовский, отметив, что дети с отцом чувствуют себя любимыми и в безопасности, хотят остаться и жить с ним.

Примечательно, что об отклонении запроса Швеции о выдаче россиянина просили не только его защитники, но и польский прокурор, который отметил, что деяние, за которое преследуется Лисов, не является преступлением в Польше. Кроме того, он не был ограничен в родительских правах, и покинул Швецию с согласия своей жены, матери их детей.

В апреле 2019 года Лисов и три его дочери — 12-летняя София, 6-летняя Серафима и 4-летняя Алиса — отплыли из Швеции в Польшу. Они хотели попасть в Россию, но пограничники остановили их в аэропорту Варшавы, поскольку Швеция обвинила Лисова в похищении его дочерей и в том, что он подверг их риску, что грозит тюремным заключением на срок до 4 лет. Отец тогда объяснил польским властям, что привёз своих дочерей из Швеции, поскольку в сентябре 2017 года местная служба опеки поместила их в приёмную мусульманскую семью, хотя его жена ещё в 2014 году попала в психиатрическую клинику. Хотя Денис Лисов не был ограничен в родительских правах, ему разрешалось видеться с детьми только 6 часов неделю. Отец не мог с этим смириться, поэтому решил похитить детей.

 

 

 

С апреля семья Лисовых живёт в Польше и просит эту страну об убежище. Тогда же районный суд Варшавы постановил, что три дочери россиянина будут находиться под его защитой до рассмотрения заявления о предоставлении статуса беженцев. Однако шведская сторона требует выдачи ей отца и детей, выдала европейский ордер на их арест, который и отклонил окружной суд Варшавы. Адвокаты надеются, что это облегчит получение семьёй Лисовых статуса беженцев.

Сложно сказать, какими будут последствия решения суда для польско-шведских отношений. Однако стоит отметить, что Варшава ради защиты традиционных семейных ценностей уже конфликтовала с европейскими странами. К примеру, в феврале 2019-го власти Норвегии объявили персоной нон грата консула Польши в Осло Славомира Ковальского, занимавшегося защитой прав детей из польских семей, живущих в этой скандинавской стране. Он прославился активным противостоянием печально известной норвежской ювенальной системе, и за пять лет помог 150 польским семьям, у которых хотела забрать детей местная служба «Барневарн». К примеру, в декабре 2018-го консул помог убежать в Польшу семье Иваньских с восемью детьми, которых хотели забрать в анонимные приёмные семьи.

При этом речь не шла о том, что Ковальский помогал родителям, плохо обращавшимся со своими детьми. Как показало расследование, проведённое журналистами BBC, норвежская государственная социальная служба по помощи и поддержке детей и подростков «Барневарн» часто отбирает детей у родителей «без адекватного правового обоснования». В России о «Барневарн» заговорили после того, как в 2011 году с помощью польского частного детектива Кшиштофа Рутковского россиянка Ирина Бергсет вывезла в Россию своего старшего сына, которого служба опеки поместила в приёмную семью. А в 2013-м россиянке Татьяне Бендикене суд вернул двух дочерей, отобранных после того, как их одноклассница сообщила, что видела, как родители их шлёпают. Таких историй, и не только в российских семьях, в Норвегии было множество.

 

Загрузка...

 

Примечательно, что хотя МИД Норвегии оценил действия польского консула как «несовместимые со статусом дипломата», в том числе и в связи с «неподобающим поведением по отношению к сотрудникам органов общественного порядка» (источники сообщали, что Ковальский набросился с кулаками на норвежских полицейских, которые пытались забрать детей у польской семьи), в Варшаве к своему дипломату претензий не имели. В феврале из Польши симметрично был выслан один из консулов Норвегии, а уже в марте Славомир Ковальский был награждён медалью «За заслуги в защите справедливости» и назначен заместителем директора департамента МИД по сотрудничеству с полякам за границей.

К сожалению, по отношению к семьям с детьми из Украины, которые ходатайствуют об убежище, польские власти не столь благосклонны. Например, второй год находится под угрозой депортации из Польши семья Шокотовых, дом которых на Донбассе уничтожила украинская армия. Наталья и Андрей, а также их дети, 8-летняя Катерина и 6-летний Максим, получили уже шесть отказов от польских чиновников в ответ на свои просьбы о статусе беженцев.

Олег Хавич

Загрузка...
Загрузка...