Новости

Как Зеленский может избежать выполнения Минских соглашений

Накануне парламентских выборов 53 депутата Верховной Рады подали обращение в КС о признании неконституционными закона об особом статусе Донбасса, а также принятого одновременно с ним в 2014 году закона об амнистии, который так и не вступал в силу, поскольку не направлялся спикером на подпись президенту

Документ подписали депутаты от «Самопомощи» практически в полном составе, многие радикалы, включая Олега Ляшкои некоторые представители  других политических сил, в частности еврооптимисты: Мустафа Найем, Сергей Лещенко, Светлана Залищук.

Как сказала инициатор обращения, вице-спикер Оксана Сыроид, «Закон об особом статусе нарушает 26 статей Конституции Украины, и самую большую угрозу он несет принципам суверенитета, независимости и унитарности страны, а также нарушает право на местное самоуправление». А его признание неконституционным «фактически остановит попытки в дальнейшем внедрять особые статусы для любых оккупированных территорий. Это означает — нет федерализации».

 

 

После них — хоть потоп

Полностью аргументация депутатов изложена на 42 страницах обращения. Впрочем, вряд ли есть смысл ее цитировать — авторы обращения многократно публично высказывались против особого статуса и Минских соглашений вообще и с парламентской трибуны и в СМИ. Куда интересней понять причину, по которой будучи непримиримыми противниками закона в течение всего его существования, то есть почти пяти лет, они решили обжаловать его только сейчас.

Первое объяснение лежит на поверхности. Так, с одной стороны, фрондерство всех подписантов закона в отношении Порошенко было если не фейковым, то ограниченным. На словах осуждая президента в частности за этот закон, они нередко с ним взаимодействовали и вполне могли не желать того, чтобы Порошенко попал в неудобное положение перед Западом в случае его отмены. К этому добавлялось, вероятно, и давление Запада на  эту часть парламента. Вполне возможно, имели место и тайные договоренности и с Порошенко и с Западом (или с обоими сразу), что противники статуса не будут обращаться в КС. С другой стороны, с 2016 года окончательно стало ясно, что на практике этот закон выполняться все равно не будет, а смысл его  декларативного существования для тогдашней власти лишь в том, чтобы Запад мог говорить: Украина не выходит из Минских соглашений.

Сейчас же, со сменой президента, подписанты обращения могут опасаться, что новая власть попробует реализовать особый статус. Кроме того абсолютное большинство их на момент подачи обращения понимали, что депутатами не останутся. Непроходимость в Раду и «Самопомощи» и РПЛ выглядела очевидной. А значит, можно было руководствоваться принципом Людовика XV — "после нас хоть потоп".

Второе объяснение, которое не противоречит первому, а лишь дополняет его, заключается в том, что противники особого статуса недавно получили от КС сигнал, который их вдохновил.

Так, до нынешнего июля Конституционный суд не оценивал ситуацию в Донбассе. Можно было отметить лишь два момента. Во-первых, в 2015 КС дал зеленый свет законопроекту об изменениях Конституции в части местного самоуправления, где в переходных положениях говорилось, что «особенности осуществления местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей определяются отдельным законом». Это означало, что КС в принципе не отрицает возможности предоставления этим районам Донбасса особого статуса. Но в данном случае речь не шла об оценке конкретных элементов этого статуса, содержащихся в принятом в 2014 году законе. А именно эти элементы и оспаривают депутаты от «Самопомощи» и их союзники.

 

 

 

Кроме того, 20 июня 2018 КС отказал в открытии производства по обращению депутатов о признании неконституционным закона о реинтеграции Донбасса на том основании, что в  нем, дескать, нет правового обоснования неконституционности оспариваемых статей этого акта. Еще раньше (в 2015-ом) на том же основании этот суд также отказывал депутатам от «Оппозиционного блока» в оспаривании других актов о Донбассе. Такими действиями КС бесспорно подыгрывал власти, но с другой стороны, он не оценивал проблему по сути, сохраняя для себя свободу рук на случай, если соответствующие акты оспорят при другой политической конъюнктуре. С учетом этого обстоятельства можно предполагать, что Сыроид и компания раньше не подавали подобное обращение, поскольку опасались, что КС  найдет его неаргументированным и оставит без  рассмотрения.

Создан прецидент

Однако 16 июля КС впервые в истории высказался о ситуации в Донбассе по сути. Это имело место в обнародованном им решении по закону о декоммунизации. В частности, в пункте 10 мотивировочной части вердикта (где речь идет о запрете красной звезды и серпа и молота) утверждается, что «символы коммунистического режима активно применялись в 2014 году для искусственной дестабилизации обстановки в Украине, оправдания аннексии РФ Крыма и Севастополя, а также вооруженной агрессии и временной оккупации Россией части Донецкой и Луганской областей, в пределах которых вооруженные формирования, созданные, поддержанные и профинансированные Российской Федерацией, захватили органы государственной власти местного самоуправления…».

В вердикте упоминается решение ЕСПЧ по делу «Вайнай против Венгрии» от 08 июля 2008, который поддержал истца, использовавшего коммунистическую символику, однако утверждается, что «с учетом временной оккупации Российской Федерацией АРК и города Севастополь, а также части Донецкой и Луганской областей» ситуация в Украине существенно отличается от той, что была в Венгрии в 2008, поскольку «красную звезду и другие символы коммунистического режима широко используют на временно оккупированной территории Украины военные формирования Российской Федерации, незаконные военные формирования, созданные поддержанные и профинансированные Российской Федерацией, а также самопровозглашенные органы, подконтрольные Российской Федерации, которые узурпировали властные функции на этих территориях и именно поэтому являются реальной угрозой государственному суверенитету Украины…».

 

Загрузка...

 

То есть КС, не рассматривавший вопрос о законе о реинтеграции Донбасса, впервые заговорил языком этого закона, языком как режима Порошенко, так и более радикальных оппонентов Порошенко. Конституционный суд впервые  назвал Донбасс «оккупированным», а именно «оккупация Донбасса» — является одним из ключевых аргументов в обращении Сыроид и ее единомышленников в обоснование неконституционности особого статуса.

Поскольку КС принимает новые решения с учетом предыдущих, ссылаясь на их формулировки, то, бесспорно, вердикт от 16 июля должен был вдохновить  противников особого статуса. Примечательно, что обращение было направлено ими через три дня.

Хитрый ход Зеленского

Да, все, что недавно сказал КС о Донбассе, отнюдь не гарантия того, что он сочтет неконституционным закон об особом статусе. Как много раз бывало и раньше, он может просто не захотеть брать на себя лишнюю ответственность — тем более, что, как было видно выше, у него есть возможность  отказать в рассмотрении дела, сославшись на недостаточность аргументации.

Однако такой отказ — отнюдь не предопределен. Опасность нельзя недооценивать. Ведь использование темы Донбасса в вердикте о декоммунизации (на мой взгляд, совершенно не обязательное для этой темы) показывает, каковы настроения в суде. А, кроме того, мы не знаем, ни насколько Зеленский может влиять на КС, ни — главное — насколько он  реально заинтересован в полном выполнении Минских соглашений. Если  не заинтересован, то  признание неконституционным закона о статусе Донбасса или отдельных его статей, будет выгодно президенту. Ведь тогда можно задекларировать: «я бы рад выполнить Минские соглашения в этом пункте, но суд не разрешает, а у нас разделение властей, я к этому вердикту не имею отношения и надо заключать новые договоренности».

 

Загрузка...

 

 

Пока же на сайте КС сообщается, что обращение 53-х депутатов «распределено судье-докладчику», а вопрос об открытии производства пока не решался.

Пётр Сафонов

Загрузка...
Загрузка...