Новости

Киев готовит почву для нового воровства российского газа

Украина предприняла новые шаги против Газпрома. На этот раз один из киевских судов разрешил изымать имущество российской компании. По сути это означает юридическую санкцию на воровство транзитного российского газа. Действительно ли Киев готов пойти на подобные меры?

Хозяйственный суд Киева изменил способ исполнения судебного решения относительно взыскания с Газпрома штрафа на 171 млрд грн (6,4 млрд долларов) в рамках антимонопольного дела. «Если до сих пор можно было взыскать только средства Газпрома, размещенные в банках, то теперь взыскание распространяется на все имущество должника», – написал в «Фейсбуке» министр юстиции Украины Павел Петренко. Решение будет обнародовано через несколько дней.

Речь идет о совершенно абсурдном штрафе, который ранее выставил в адрес Газпрома Антимонопольный комитет Украины (АМКУ). Он оштрафовал российскую компанию на 85 млрд грн, или около 3,5 млрд долларов за так называемое злоупотребление монопольным положением на рынке транзита природного газа. Логика АМКУ такая: Газпром прокачивает через Украину менее 100 млрд кубометров газа в год, нарушая транзитный контракт, и в стране нет альтернативного поставщика газа, а причина тому – монопольное положение Газпрома на украинском рынке. Однако, во-первых, в транзитном контракте нет обязательств прокачивать определенный объем газа. Во-вторых, искать других транзитеров газа через Украину должна явно не Россия.

Газпром считает штраф абсурдным, тем более что российская компания вообще не осуществляет предпринимательской деятельности на Украине. Украинские же суды несколько раз подтверждали решение АМКУ. А в начале этого года штраф для Газпрома вырос с 85 до 172 млрд грн, или 6,5 млрд долларов по текущему курсу.

В этом году Киев уже начал производить арест имущества Газпрома.

Под прицел попали четыре украинские компании, связанные с Газпромом. Это компания «Газтранзит», акционерами которой являются Газпром (40,2%), Нафтогаз (40,2%) и турецкая Турусгаз (19,6%).Создана она была в далеком 1997 году для инвестиций в газотранспортную инфраструктуру для транзита газа через Украину в Турцию и на Балканы. В частности, Газпром инвестировал здесь 232 млн рублей.

Отобрать имущество, которым Газпром владеет через Газтранзит, а это здание в Киеве и оборудование для транспортировки, оказалось сложно, поэтому в качестве уплаты штрафа Украина взыскала дивиденды на 80 млн грн. По сравнению с многомиллиардным долгом это, конечно, копейки, но больше взять особо нечего.

Хотя минюст Украины наложил арест еще на три компании, в которых Газпром принимает участие. В частности, он арестовал 40% акций, принадлежащих Газпрому в компании «ЮжНИИгипрогаз», которая территориально находится в Донецке, на неподконтрольной Киеву территории. Сама компания сейчас не функционирует, поэтому каким образом Киев арестовал акции, сложно представить.

Также минюст арестовал акции компании «Газпром сбыт Украина», которая является стопроцентной «дочкой» Газпрома. Она была создана в 2008 году для исполнения соглашения об урегулировании газовых отношений между Украиной и Россией, ей была выдана лицензия на поставку природного газа сроком на пять лет, которые уже истекли. Поэтому поживиться Киеву здесь опять же нечем.

Наконец, был наложен арест на 50-процентную долю Газпрома в Международном консорциуме по управлению и развитию газотранспортной системы Украины, созданном в еще более далеком 2002 году. С тех пор, конечно, ни о каком совместном с Украиной управлении или развитии украинской ГТС и речи не было. Поэтому эта компания – тоже пустышка.

Минюст Украины, вероятно, сильно задело, что ему приходится арестовывать «бумажные» компании. Поэтому Киев решил пойти дальше и застолбить за собой право на арест единственного реального имущества Газпрома, которое он может найти на своей территории – это транзитный газ для европейских потребителей. Иными словами, Киев подготовил юридическую базу для оправдания воровства российского газа. Но почему Украина идет на это именно сейчас?

Вероятно, все дело в Стокгольмском арбитраже. Как ожидается, уже в конце ноября он примет окончательное решение по встречным искам Нафтогаза и Газпрома.

«Это часть информационной атаки. В последнее время Украина все чаще стала заявлять, что Нафтогаз якобы победил по иску в Стокгольмском арбитраже против Газпрома. Все это попытка заранее объявить себя победителями», – считает гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Ранее Стокгольм вынес общее предварительное решение, и Киев поспешил заявить о своей победе. Газпром же высказался на эту тему только через три дня, прочитав и более детально оценив многостраничный документ из Стокгольма – решение суда, по его оценке, благоприятно для Газпрома.

«На мой взгляд, победит тот, кому придется хоть что-то заплатить. И я сильно сомневаюсь, что заплатить придется Газпрому», – говорит Симонов.

В предварительном решении Стокгольма было признано, что Нафтогаз недоплатил Газпрому за поставленный газ в 2013–2014 годах. «Наш анализ показывает, что по Стокгольмскому арбитражу Нафтогазу придется заплатить этот долг более чем в 1 млрд долларов», – говорит Симонов.

Не исключено, что Киев в рамках выполнения этого решения Стокгольма спишет часть антимонопольного штрафа Газпрома.

Остается главный вопрос – пойдет ли Киев на арест российского газа, идущего транзитом по украинской территории?

Симонов считает, что Украина не пойдет на этот радикальный шаг как минимум до осени 2018 года. Потому что арест газа в трубе станет прекрасным подтверждением слов Газпрома о ненадежности Украины как транзитера. Украина подставит ЕС и тем самым поднимет позиции «Северного потока – 2» и «Турецкого потока».

Но вот осенью 2018 года может наступить критический момент – останется год до окончания договора Украины с Газпромом, и тогда Украина действительно может арестовать газ по решению киевских судов.

«Зима 2018/2019 гг. станет последним отопительным сезоном, когда Украина еще может что-то предпринять. И к тому моменту уже будет ясно, что стройка и «Северного потока – 2», и «Турецкого потока» входит в завершающую стадию», – говорит глава ФНЭБ. Ведь что будет с украинской трубой, когда Газпром построит обходные маршруты? Она перестанет иметь какую-либо цену и значение.

Поэтому важнейшей задачей и для Украины, и для Газпрома становится решить, каковы будут их взаимоотношения после 2019 года. От того, как обе стороны будут смотреть на эти взаимоотношения, и будет во многом зависеть решение Киева – арестовывать или нет российский газ на своей территории.

Ольга Самофалова

фото: Gleb Garanich/Reuters