Новости

Киркук – Банияс: взорвать сирийский нефтепровод могли только боевые пловцы

Диверсия на нефтепроводе была организована перед встречами Николая Патрушева в Иерусалиме

 

Сирийское государственное информационное агентство SANA сообщило, что пять линий подводного нефтепровода возле города Банияс на северо-западе Сирии были взорваны 22 июня, что привело к разливу нефти. Министерство нефти и минеральных ресурсов Сирии не сообщило подробностей о нападении, заявив, что ущерб будет исправлен экспертами в течение нескольких часов, пишет The Washington Post.

 

 

Нефтепровод Киркук (Ирак) – Банияс (Сирия) протяжённостью 880 километров имеет стратегическое значение и для Сирии, и для всего Ближнего Востока. Важен этот нефтепровод и для России, что хорошо знают на Западе. В августе 2017 года Вашингтонский институт ближневосточной политики опубликовал доклад «Энергетические цели России в Сирии», в котором говорится, что после разгрома боевиков-исламистов и упрочения позиций правительства Башара Асада «Россия нашла новую возможность укрепить свои позиции в регионе». Российские энергетические компании стремятся возобновить и расширить свои инвестиции в сирийский энергетический сектор, но их цель, отмечают американские аналитики, состоит не в том, чтобы добывать в Сирии нефть, которой там мало. Российские компании стремятся участвовать в восстановлении и эксплуатации сирийской нефтегазовой инфраструктуры, включая значительную часть трубопроводов, установок для сжижения, нефтеперерабатывающих заводов и терминалов. Для энергетиков Сирия важна, прежде всего, в качестве транзитного узла. При этом, отмечается в докладе Вашингтонского института ближневосточной политики, Россия «не только расширяет свое господство в Восточном Средиземноморье, о котором она мечтала после Кавказских войн девятнадцатого века», но и укрепляет свои позиции в поставках газа в Европу.

 

 

С точки зрения нефтедобычи, Сирия действительно никогда не имела большого значения. Запасы сирийской нефти составляют 2,5 млрд баррелей, это всего 0,2 процента общемировых запасов, а сирийских 8,95 млрд кубометров газа недостаточно для удовлетворения даже внутренних потребностей. Тем не менее в 2010 году российская «Татнефть» начала разработку месторождения Южная Кишма около Дейр-эз-Зора, где, по экспертным оценкам, содержится 4,9 млн тонн нефти. В 2013 году российская компания «Союзнефтегаз» выиграла тендер на разведку и разработку морских запасов газа на блоке 2 в территориальных водах Сирии, а также на блоках 12 и 26 вблизи границ Сирии с Ираком и Турцией. Затем военные действия вынудили обе компании приостановить свою деятельность.

В 2015 году исполнительный директор Союза производителей нефти и газа Сирии Гисса Гучетль заявил: «Когда боевые действия прекратятся и ситуация в Сирии стабилизируется, российские компании, которым пришлось заморозить свои операции из-за гражданской войны, будут готовы быстро возобновить свои операции и выполнять контракты, подписанные до войны, на сумму не менее $1,6 млрд США».

В феврале 2016 года сирийская делегация прибыла в Москву, где встретилась с министром энергетики РФ и руководителями нефтяной промышленности для переговоров о восстановлении разрушенного энергетического сектора Сирии. Министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем заявил, что его страна готова предложить «все возможные стимулы» компаниям, участвующим в реконструкции. А в середине апреля 2016 г. президент Сирии Башар Асад пообещал предоставитьмаксимальные преференции российским компаниям в строительной и нефтегазовой областях.

Ценность Сирии как нефтегазового транспортного узла несомненна. Если российские компании займут прочные позиции в сирийском энергетическом секторе, каждому желающему транспортировать нефть и нефтепродукты через сирийские порты и трубопроводы придётся обсуждать этот вопрос с российской стороной. В результате российские нефтяные компании, как говорится в докладе вашингтонских экспертов, «сведут к минимуму конкуренцию со стороны Ирана, Ирака, Катара или Саудовской Аравии». Кроме того, «у России будет по крайней мере частичный доступ к 50,5 млрд кубометров экспорта природного газа (ежегодно), что в 5,5 раз больше, чем все запасы Сирии, и составляет примерно 27 процентов годового экспорта СПГ в России».

Американцев беспокоит также, что инвестиции в сирийскую энергетическую инфраструктуру могут помочь защитить российские нефтяные и газовые интересы в соседнем Ираке. В 2008 году российская компания «Стройтрансгаз» подписала соглашение с иракским правительством о восстановлении трубопровода Киркук – Банияс, который соединяет месторождения, разрабатываемые российским ЛУКОЙЛом возле Басры и Газпромом около Киркука, с сирийским портом Банияс, расположенным в 35 км к северу от пункта материально-технического обеспечения ВМФ России в Тартусе.

 

 

По этому трубопроводу нефть с северных месторождений Ирака доставлялась на НПЗ в сирийском Хомсе, а оттуда на морской терминал в порту Банияс, а из Банияса по подводным линиям – на НПЗ в Дейр-Аммаре, в окрестностях ливанского порта Триполи. В 2003 году во время войны в Ираке трубопровод был выведен из строя в результате американских бомбардировок.

Проект восстановления трубопровода был отложен в 2011 году из-за вспыхнувшей в Сирии войны. А несколько дней назад российские СМИ сообщили, что Россия приступила к восстановлению нефтепровода Куркук – Банияс – Триполи. И диверсия на нефтепроводе была организована перед встречами 24 июня в Иерусалиме секретаря Совета Безопасности РФ Николая Патрушева с помощником президента США по национальной безопасности Джоном Болтоном и главой Совета национальной безопасности Израиля Меиром Бен-Шаббатом.

Характер диверсии исключает причастность к ней боевиков. Такое под силу лишь боевым пловцам спецназа крупных военных держав.

 

ВЛАДИМИР ПРОХВАТИЛОВ