Новости

Клайпедский СПГ-терминал потеснит «Газпром» в Венгрии?

Венгры могут покупать сжиженный природный газ (СПГ) с терминала в Клайпеде. Об этом 13 ноября после встречи с президентом Литвы Далей Грибаускайте заявил президент Венгрии Янош Адер. Сам факт появления СПГ-терминала в прибалтийской республике он назвал «большим шагом» (не уточнил, правда, к чему), а о планах своей страны сказал следующее: «У нас есть большая цель, чтобы с севера, скажем, из Польши или Литвы, мы могли получать газ».

Грибаускайте на пресс-конференции поспешила заверить своего визави, что он мыслит в правильном направлении. По мнению Дали Поликарповны, закупки СПГ у Литвы помогут Венгрии диверсифицировать поставки энергоносителей и снизить ее зависимость от «одной известной нам страны».

Янош Адер и Даля Грибаускайте / Фото: sputniknews.lt

Янош Адер и Даля Грибаускайте / Фото: sputniknews.lt

 

 

Не хватало только добавить, что Литва — наглядный пример этой пресловутой «энергетической независимости». Даже сам терминал, находящийся в управлении оператора Klaipedos nafta, называется Independence («Независимость»).

Вот только результаты его работы пока не радуют: региональным он так и не стал, загружен приблизительно на треть (стандартная ситуация для СПГ-терминалов в Европе). Конкуренции с продукцией «Газпрома» сжиженный природный газ не выдерживает.

То есть пока что Independence приносит литовцам независимость от здравого смысла и объективных экономических и энергетических интересов их страны. Но этот вопрос можно перевести в плоскость философии. Если исходить из того, что «свобода приходит нагая», то у Литвы все в порядке.

Терминал Independence / Фото: laisvaslaikrastis.lt

Терминал Independence / Фото: laisvaslaikrastis.lt

 

А вот у Венгрии, очевидно, о свободе несколько иные представления. Сегодня Будапешт является надежным партнером «Газпрома»: акционерное общество «Панрусгаз», которое с 1994 года занимается импортом российского газа в Венгрию, покрывает примерно 65% потребностей страны в голубом топливе.

Причем в последние годы, пока страны Балтии и Украина кричат о необходимости слезать с российской «газовой иглы», его экспорт из РФ в Венгрию существенно увеличивается.

По итогам 2017 года «Газпром» нарастил объемы поставок до 7 миллиардов кубометров — это почти на 22% больше, чем годом ранее. За первые 9 месяцев 2018 года также наблюдается рост на уровне 8,6%. А ведь доля российского газа и без того велика!

За долгосрочные крупные контракты и многолетнюю надежность Венгрия получает возможность импортировать голубое топливо из РФ по сравнительно низким ценам. И все остаются довольны.

 

Собственно говоря, о том, как Венгрия намеревается найти замену «Газпрому», красноречиво свидетельствует новость прошлого месяца: правительство осудило попытки Евросоюза помешать венграм получать российский газ по «Турецкому потоку».

Фото: i.ytimg.com

Фото: i.ytimg.com

 



 

«Так как Западная Европа по северному маршруту сможет покупать газ, мы, Центральная Европа, тоже требуем это право для себя, — заявил глава МИД Венгрии Петер Сийярто. — Мы требуем, чтобы Западная Европа и Брюссель не ставили палки в колеса, чтобы мы с юга получили такую возможность. Как Западная Европа получит с севера новый маршрут, так мы хотим получить его с юга».

В этом контексте слова Дали Грибаускайте об «одной известной нам стране» выглядят совсем неуместно. По факту Венгрия не только не собирается отказываться от продукции российского концерна, но и наращивает объемы ее поставок.

Почему тогда Янош Адер заговорил о намерениях покупать СПГ из Литвы? За язык его никто не тянул.

Заявление кажется неожиданным в свете того, что на европейском рынке энергоносителей СПГ не выдерживает конкуренции с российским трубопроводным газом. Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков уже рассказывал порталу RuBaltic.Ru, что желающие заполучить сжиженный природный газ должны конкурировать за него с другими рынками. Прежде всего, с азиатскими, на которых сжиженный газ отпускается по самым высоким ценам.

Для Венгрии перекупить СПГ у стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) было бы еще сложнее, чем для Германии, власти который недавно решили поддержать строительство регазификационного терминала в Штаде.

В случае с Венгрией в потенциальную цену топлива вкладываются еще и расходы на его доставку от побережья Балтийского моря.

Кроме того, нельзя сказать наверняка, что газ из Литвы вообще получится доставлять в Венгрию. Здесь речь идет о чисто технических моментах. Газопровода, который позволил бы реализовать инициативу Адера, в природе не существует. Не мешало бы его для начала построить. Но весь вопрос в том, на чьи плечи ляжет реализация этого проекта.

Задача осложняется тем, что Венгрия и Литва не граничат друг с другом. То есть газопроводу придется пройти солидное расстояние, пересекая границы как минимум двух стран — Польши и Словакии. Даже с географической точки зрения эта идея выглядит не очень логично.

Игорь Юшков вообще предположил, что заявление Яноша Адера не стоит воспринимать всерьез. Вполне возможно, что венгры просто пытаются показать абсурдность проектов по диверсификации источников поставок газа. «Это какой-то довольно экзотический проект, — говорит эксперт. — "Давайте из Литвы качать СПГ" — это получается некая издевка».

С другой стороны, некоторые видные государственные деятели Венгрии открыто говорят о необходимости диверсификации.

Чего только стоит заявление премьер-министра Виктора Орбана (одного из «европейских друзей» президента РФ Владимира Путина) о завершении «эры российской газовой гегемонии», которое он сделал в феврале этого года!

Виктор Орбан и Владимир Путин / Фото: azertag.az

Виктор Орбан и Владимир Путин / Фото: azertag.az

 

Надежды Орбана связаны с добычей голубого топлива Румынией на шельфе Черного моря. Технические условия для экспорта еще не созданы, но премьер-министр надеется, что вскоре румынские месторождения будут покрывать более половины потребностей его страны. Конфликт интересов с «Газпромом» здесь просто неизбежен.

Венгрия проявляет интерес и к строящемуся СПГ-терминалу в Хорватии. Янош Адер не преминул напомнить об этом после встречи с Грибаускайте: «Мы тогда (после завершения строительства — прим. Rubaltic.Ru) могли бы закупать газ с севера или с юга». То есть речь идет о создании множественности выбора.

Российский газ зачастую все равно оказывается выгоднее. В той же Венгрии разговоры о диверсификации начались отнюдь не вчера. К примеру, еще в 2006 году главы правительств Венгрии и Хорватии подписали меморандум по вопросам энергетического сотрудничества, который зафиксировал стремление двух стран к сокращению зависимости от поставок российского газа. Через 12 лет зависимость (как и стремление) никуда не делась…

Так что не факт, что даже в случае решения технической стороны вопроса хоть какие-то объемы газа из Литвы пойдут в сторону Венгрии. И это, пожалуй, ключевой момент для понимания позиции президента Венгрии. Он ведь говорит не о планах закупать газ с терминала в Клайпеде, а о создании условий, при которых эти закупки были бы в принципе возможны.

 

Загрузка...

 

Та же ситуация, по сути, складывается у Германии с ее проектом СПГ-терминала в Штаде. Но если на его строительство Меркель согласилась выделить 500 миллионов евро, то венгры едва ли горят желанием тратиться на создание условий для закупок газа из Литвы. Слишком туманные открываются перспективы.

А вот если технический вопрос решит кто-то другой, будет здорово! Чем плоха для Будапешта ситуация, при которой появляется дополнительный (пусть и бесполезный) источник поставок? Ничем.

Вот почему вопрос финансирования выходит на первый план. Литве стоит готовиться к тому, что Венгрия попытается переложить на нее бремя расходов, ограничившись весьма символическим участием в проекте. И если он, подобно терминалу в Клайпеде, окажется нерентабельным, то горевать у разбитого корыта будет не Янош Адер или Виктор Орбан, а Даля Грибаускайте. Точнее, тот, кто сменит ее на посту президента в 2019 году.

 

Алексей Ильяшевич

Загрузка...
Загрузка...