Новости

The Korea Times: Мистер Трамп, когда мы уже, наконец, поедем?

Главной целью саммита 12 июня в Сингапуре Для президента США должно было стать разоружение Северной Кореи.

Таким образом, Трамп чуть было не провалился, но со скрипом наскреб на три с минусом. И, тем не менее, есть шансы, что он — дай ему время — исправит свою оценку на твердую тройку или респектабельную четверку.

Перед встречей с Ким Чен Ыном, северокорейским диктатором, годящимся ему в сыновья, Трамп хвастал, что заставит Северную Корею пойти на полный, окончательный и проверяемый демонтаж ядерной программы (CVID, Complete, Verifiable, and Irreversible Dismantlement — прим. ред.). Ранее КНДР подошла вплотную к испытаниям водородной бомбы с международным радиусом поражения. Кроме того, для разоружения предполагались жесткие временные рамки.

 

В совместном же заявлении после саммита приоритетный вопрос был упомянут лишь на третьем месте из четырех возможных.

 

«… КНДР обязуется стремиться к полной денуклеаризации Корейского полуострова», — говорится в заявлении.

Таким образом, Трамп где-то потерял слова «окончательный» и «проверяемый».

 

Слово «полный» в этой аббревиатуре также имеет принципиальное значение. Некоторые могут заметить, что «окончательный» и «проверяемый» в таком случае уже излишни. В данном же случае не обойтись безо всех трех, поскольку КНДР склонна к жульничеству, или, по крайней мере, принято так считать.

Денуклеаризация Севера должна быть подтверждена инспекторами, которым будет предоставлен неограниченный доступ к замороженной ядерной программе Пхеньяна, иначе о восстановлении доверия и речи быть не может.

По десятибалльной шкале за «полное» разоружение полагается семь баллов, за «проверяемость» — два, и за «окончательное» — еще один. Так что пока что Трамп едва получил проходной балл.

Кроме того, в договоре имеется уточняющее обстоятельство: «В подтверждение Пханмунджомской декларации от 27 апреля 2018 года…».

Эта пространная декларация была принята на встрече президента Мун Чже Ина и Ким Чен Ына. Вопроса создания безъядерной зоны на Корейском полуострове она касается в пункте 4 параграфа 3, где подтверждается цель полной денуклеаризации.

В другом пункте Южная Корея признает серьезные усилия КНДР: Пхеньян добровольно ввел односторонний мораторий на ракетные и ядерные испытания, закрыл свой ядерный центр и пообещал Трампу закрыть и ракетный полигон. Ранее КНДР совершенствовала технологию межконтинентальных ракет, чтобы при необходимости покрыть всю территорию США.

Наконец, в третьем пункте обе Кореи договорились искать помощи международного сообщества.

Иными словами, полное разоружение по Трампу имеет смысл лишь в сочетании с другими пунктами межкорейского соглашения.

Можно ли считать саммит в Сингапуре блистательной победой северокорейского вождя?

Слово «блистательно», пожалуй, вполне уместно. На итоговую пресс-конференцию Ким попросту не явился, предоставив Трампу в одиночку держать речь на фоне двух государственных флагов.

Без спарринг-партнера, который бы мог оспорить результаты саммита, Трамп попытался было устроить самопиар, но сам чуть было не испортил себе всю малину, признавшись, что пообещал Киму отменить совместные южнокорейско-американские учения. В КНДР давно выражали свои опасения по этому вопросу и требовали, чтобы готовящиеся учения остановили. На переговорах они считались одним из ключевых аргументов.

Поскольку в Сеуле на это заявление никак не отреагировали, президент Мун скорее всего дал Трампу свое добро заранее.

А как же насчет победы, можно ли считать саммиты в Пханмунчжоме и Сингапуре победой Кима?

В краткосрочной перспективе, по-видимому, да.

В долгосрочной же перспективе на это рассчитывать не приходится.

Ким, король государства-изгоя, больше смахивает на игрока, а США и мировое сообщество — на Лас-Вегас. Несмотря на отдельные удачи, у казино выиграть невозможно. Трамп сам говорил, что разоружение Севера может растянуться на долгое время. Это значит, что на скорое решение он и сам не рассчитывает, скорее готовясь к долгой гонке.

Все только начинается, и присуждать победу пока еще рано.

Другими словами, может показаться, что Трамп долго запрягает, но, если у нас хватит терпения, поедем мы, в конце концов, так, что мало не покажется.

О Ён-чжин (Oh Young-jin)

Оригинал публикации: Mr. Trump, where’s the beef?

Загрузка...
Загрузка...