Новости

Краеугольный камень брексита

Обо что сломала свои крепкие зубы Тереза Мэй, бывший премьер-министр Великобритании, а ныне рядовой депутат нижней палаты парламента?

На переговорах с Брюсселем касательно сделки по выходу Британии из ЕС евробюрократы в качестве джокера использовали Ирландию. Как известно, северная часть этого острова — это часть Объединённого Королевства, вторая часть — Республика Ирландия.

 

 

До начала XIX века тут ещё процветала работорговля. До 1970-х годов прошлого века в Ольстере шла перманентная гражданская война. Сегодня Ирландия — член Европейского союза и входит в зону евро. С участием Ирландии в ЕС притупились многовековые противоречия и претензии. Многие вопросы перешли на уровень решения в Брюссель. Конечно, это раздражало Лондон, но там вынужденно соглашались и в конце концов привыкли.

В контексте выхода Британии из ЕС возникает вопрос установления реальной границы на острове между британской частью Ирландии и Республикой Ирландия. По поводу жёсткой границы негативное отношение не только в Дублине, но и в Брюсселе.

Евробюрократы придумали форму, так называемый бэкстоп, который, по словам председателя Еврокомиссии Дональда Туска, «является страховкой для избежания появления жёсткой границы на острове Ирландия». На самом деле это не страховка, а мина под брексит, детонатор которой находится в руках брюссельских чиновников.

Это условие, по которому вводится режим пребывания Северной Ирландии в составе таможенного союза ЕС и единого европейского рынка после наступления переходного периода брексита. То есть пусть на время, пусть и только экономически, но Ирландия становится объединённой. О чем мечтают ирландцы 100 (!) лет. А Британия частично теряет суверенитет над Северной Ирландией, как бы передавая свои права Брюсселю. Такая вот сделка. Выход из ЕС в обмен на территории?!

Конечно, подобный подход ни при каких обстоятельствах не мог быть одобрен британским парламентом. И на что тут надеялась Тереза Мэй, обещая своим друзьям в Берлине и Брюсселе, что она дожмёт несговорчивый парламент, — загадка.

 

 

 

Тут даже громкий русофобский скандал с отравлением Скрипалей и их кота «злыми русскими шпионами» в Солсбери не помог.

Британцы не склонны никогда ничего отдавать. Пиратская максима «бери всё — не отдавай ничего» впитана каждым британцем с молоком матери.  

Вчера мнение большинства британцев по этому поводу выразил новый премьер-министр Объединённого Королевства Борис Джонсон.

«Мы считаем, что сейчас есть хорошая возможность для всех, чтобы отказаться от этого бэкстопа, а затем в ходе переговоров по соглашению о свободной торговле, к которым мы собираемся приступить после 31 октября (после выхода из ЕС. — А. М.), мы будем предлагать все варианты, благодаря которым мы сможем осуществлять беспрепятственную торговлю на североирландской границе», — заявил глава правительства.

В официальном письме в Европейскую комиссию такой подход Брюсселя по поводу мягкой аннексии Северной Ирландии в переходный период выхода Британии из ЕС назван «антидемократичным и не соответствующим суверенитету Соединённого Королевства как государства».

 

Загрузка...

 

Собственно говоря, этот самый ирландский вопрос становится краеугольным камнем процесса выхода Британии из ЕС. Лондон готов обсуждать сделку с Брюсселем только без так называемого бэкстопа Северной Ирландии. А Брюссель ставит этот вопрос во главу угла, понимая все нюансы и последствия для британской внутренней политики. И очевидно, кто-то надеется таким незатейливым шантажом удержать Британию в ЕС и заставить отказаться от брексита вообще.

Такой вот террариум ещё вчера единомышленников по европейской солидарности.

«Мы готовы к любому развитию событий. Хотя отсутствие соглашения — это не тот сценарий, который мы бы предпочли. Мы осуществили масштабную серию подготовительных мероприятий, чтобы защитить 27 членов ЕС и наши интересы в том случае, если это произойдёт», — заявили в Европейской комиссии.

Комфортные европейские времена заканчиваются, как обычно, большим скандалом.

 

Загрузка...
 
 

 

Тэги: 
Загрузка...
Загрузка...