Новости

Кровное землячество. Был ли в КПСС белорусский «партизанский клан»

«Партизаны» могли достичь высших ступеней в иерархии СССР, но в этом социалистическом соревновании победили «армейцы»

В истории позднего СССР отчетливо прослеживается рост влияния национальных землячеств, которые часто называют кланами. За годы «развитого социализма» национальные республики Союза достигли впечатляющего развития, которое для большинства до сих пор является непреодолимой планкой. Без помощи высокопоставленных земляков сделать карьеру было сложно.

Генезис советской элиты

Революция разрушила элиты Российской империи. Гражданская война была объявлена классовой, в которой места «эксплуататорам» не оставляли. Хотя были единичные исключения. Граф Алексей Алексеевич Игнатьев, представитель древнего рода, не просто попал в высший эшелон при самом Сталине, но совершил поистине исторические деяния. Это ему принадлежит идея вернуть погоны в Красную армию и создать Суворовские училища. Но это неслыханное исключение.

 

 

В основном же бывшие сословия подверглись в 20-е дискриминации, слово «лишенец» оттуда: семьи «эксплуататоров» были лишены многих гражданских прав, даже права выбирать. И когда писалась новая Конституция СССР 1936 года, гарантировавшая равноправие, партийная номенклатура добилась массовых репрессий в отношении бывших офицеров, священников, дворян и царских чиновников. Кое-кто боялся, что культурных, образованных и известных «царских» могут выбрать, и они составят «пролетариям» конкуренцию. С этих репрессий и начался Большой террор.

 

Советская элита в дальнейшем формировалась уже не из «бывших» — царских и революционных. Так называемую «ленинскую гвардию», а на самом деле троцкистов уничтожили вместе с «эксплуататорскими классами». Все, кто уже после войны, при Хрущеве и Брежневе возглавит Советский Союз, — это молодежь, родившаяся в самом начале ХХ века. Они пришли на руководящие посты именно в конце 30-х годов.

Поколение Великой Отечественной

В 20-е высшие посты занимали те, кто имел в биографии заслуги в подпольной борьбе, революции и гражданской войне. После разгрома Троцкого и троцкистов, на рубеже 20-х и 30-х, их стали заменять более молодыми представителями периферии, в том числе национальной. Глобальная реконструкция СССР, предпринятая под влиянием индустриализации и коллективизации, связанный с этим Большой террор вызвали к жизни еще более молодую элиту, кому на момент начала войны не было сорока. Именно поэтому после войны ведущие посты заняли уроженцы Украины и Белоруссии, республик, на территории которых шли бои Великой Отечественной. Победили в конечном счете кадры УССР — донецкий и днепропетровский «кланы», как называли их впоследствии.

Но и белорусы вписали интереснейшие страницы в книгу истории. После войны прогремели имена Андрея Громыко, Пантелеймона Пономаренко, Кирилла Мазурова, Петра Машерова, Ивана Маргелова, Валентина Пеньковского, Ивана Якубовского и так далее, и так далее. Все они, начиная с Громыко, получили возможность выдвинуться на самый верх исключительно благодаря своим заслугам перед страной во время войны. Без участия в ней дальнейшей карьеры могло и не быть. Важно отметить, что будущий глава МИД СССР стоит здесь особняком. Карьера Андрея Андреевича стала уникальным исключением, она не похожа на остальных уроженцев Белорусской ССР. Остальные, кто выдвинулся во время Великой Отечественной, делились на две категории: армейцы и партизаны.

«Армейцы» и «партизаны»

Первые сражались на фронтах, в Красной армии. Вторые — во вражеском тылу, в составе партизанской армии. Первые после войны пошли по линии Министерства обороны и, как Иван Маргелов, были Союзного уровня. Вторые более республиканского значения. Но благодаря им слово белорусы и слово «партизаны» неотделимы и даже являются предметом добрых шуток. Командующим партизанским движением был Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко, до войны первый секретарь ЦК Компартии БССР. С Белоруссией его связало только это. Он родился на Кубани, заселенной потомками запорожских казаков. Но и Хрущев, родившийся в Курской губернии, до конца жизни считался украинцем.

 

 

 

Они любили те республики, где служили своей партии, своему СССР. Никита Сергеевич не скрывал особого отношения к Украине, уделял ей много внимания, в том числе из союзного бюджета, очень любил носить украинскую вышиванку. Пономаренко белорусских вышиванок не носил, но Белорусскую республику СССР очень любил. Именно он принимал первый в истории партизанский парад в Минске, в 1944 году. Командующего советской партизанской армией Пантелеймона Пономаренко сегодня считают вероятным преемником Сталина.

 

«Была подготовлена записка с предложением П.К. Пономаренко Председателем Совета Министров СССР вместо настаивавшего на своей отставке Сталина», — свидетельствовал председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов. Впрочем, эта версия полулегендарна. Никаких документальных подтверждений не существует, кроме косвенных свидетельств. В любом случае белорусские партизаны получили назначения на крупные должности в советской Белоруссии, а многие были вызваны оттуда в Москву, в Политбюро. Уроженец Гомельщины, партизан Кирилл Мазуров стал первым заместителем Верховного Совета СССР. А партизан с Могилевщины Петр Машеров занял его место в руководстве республикой.

«Мистер нет»

Андрей Андреевич Громыко родился на Гомельщине. Он из тех западнорусских краев, где фамилия большинства «тутейших» деревенских жителей происходит из названия деревни. Старые Громыки — так называлось место рождения известного всей планете министра иностранных дел СССР. Сегодня в нем никто не живет. По несчастью, деревня пострадала из-за радиоактивного облака с Чернобыльской АЭС и была отселена — сегодня туда ездят только туристы. Много легенд о его фантастическом взлете. Одна такая: отец дипломата ездил на заработки в Канаду, где изучил английский язык, а потом вернулся и учил ему сына. Так или иначе, знание английского в дальнейшей карьере потребовалось.

«Громыко был поднят из глубин народной жизни мощным и страшным процессом смены политической элиты», — свидетельствует о нем писатель Святослав Рыбас. Это не совсем так. Громыко пригласили в Москву раньше Большого террора, в то время, когда требовались специалисты в экономике, призванные индустриализацией. Но на ключевую в своей биографии должность Андрей Андреевич получил приглашение только после того, как в НКИД СССР образовалось много вакансий в 1939 году. «Я стал дипломатом по случайности», — говорил он много лет спустя своему сыну. По случайности же в 34 года Громыко стал самым молодым послом в США — ключевой стране-союзнице СССР. Его роль в великой Победе неоспорима. Тегеран, Ялта, Потсдам — заслуга и его тоже. А после войны он стал одним из главных лиц СССР. Но вот говорить о его принадлежности к гипотетическому «клану» нельзя. Как и основатель ВДВ Маргелов, он был уникальным человеком Союзного уровня, который не делил советских людей по национальному признаку.

 

Легенда о Машерове

4 октября 1980 года на автостраде Москва — Минск «Чайка» кандидата в члены политбюро ЦК КПСС, первого секретаря ЦК компартии Белоруссии Петра Машерова врезалась в ГАЗ-53, груженный 3,5 тонны картошки. В этот день родилась легенда об убийстве ключевой фигуры белорусского «партизанского клана», который готовился занять пост председателя Совета министров СССР, стать преемником Косыгина, а затем самого Леонида Ильича Брежнева. Эти слухи обсуждались на каждой советской кухне.

Слухи усугублялись схожими случаями. 10 апреля 1970-го в ДТП погиб заместитель Председателя Совета Министров БССР Киселев — его «Чайка» в центре Минска столкнулась с военным грузовиком. 26 декабря 1976-го в ДТП погиб Председатель Президиума Верховного Совета БССР Сурганов — при выезде из Беловежской пущи его «Чайка» столкнулась с автобусом. Правда или нет, но отголоски тех слухов ощутимы на белорусских дорогах до сих пор — не уступить спецавтомобилю считается более серьезным нарушением, чем в России или на Украине.

Петр Машеров был партизаном. Причем сражался не только с немцами, но и после войны, по собственным воспоминаниям, ложился спать с наганом под подушкой. Ибо в лесах Белоруссии воевали не только советские партизаны, но и боевики Армии Крайовой, самые настоящие бандеровцы, а также диверсанты, оставленные их фашистскими хозяевами. В любом случае закономерностью является то, что Машеров был выходцем «партизанской» группы, в которую входили и Пономаренко, и его предшественник на посту лидера БССР Мазуров. Уже после войны Петр Миронович построил все то, чем сегодня гордится Белоруссия, в том числе ту самую автостраду, на которой он погиб.

 

Загрузка...

 

Был ли «белорусский» клан?

Партизанское послевоенное братство — это реальность. Те, кто сражался, хранили верность дружбе до конца жизни. Как знаменитые партизаны Кирилл Орловский и Василий Корж. А если и были ссоры, то порой свою вину признавали на смертном одре и каялись в грехах перед давно ушедшими соратниками, как это делал Пантелеймон Пономаренко. Но не больше. Так называемый днепропетровский и донецкий «кланы» никакие не украинские. Это сообщество профессиональное, с ударных строек. Именно они в лице Хрущева и Брежнева руководили СССР.

Мазуров, Громыко и Машеров имели слишком разные биографии и никогда не имели близких отношений. То же можно сказать о других белорусах в Кремле — завотделом культуры ЦК Шауро и главреде «Правды» Зимянине — они не составляли «белорусского» клана. Белорусы не считали себя чем-то отдельным от русских — они были русскими. Если считать по происхождению, то и Громыко, и Мазуров, и Маргелов очень удивились бы, если бы кто-то из будущего им рассказал, что они воевали за то, что советских людей будут делить на русских, украинцев и белорусов.

Максим Максимов

Загрузка...
Загрузка...