Новости

Кто боится Уильяма Барра?

Похоже, либералы и прочие демократы намерены замести следы ЦРУ в «Рашагейте»

Может показаться, что Уильям Барр — в 1970-х годах он служил в ЦРУ, а недавно был в третий раз назначен на должность генерального прокурора — должен быть «своим в доску» человеком в Вашингтоне. Как явствует из его биографии в Википедии, у него «отличная репутация» как среди республиканцев, так и среди демократов — или по крайней мере была отличная.

Ситуация изменилась, когда Барр объявил, что продолжит расследовать корни «Рашагейта». Это принципиальный вопрос, которым доводилось заниматься и мне.

 

Как объяснил сам Барр: «Вот что мы собираемся выяснить. На каком основании контрразведка вообще затеяла расследование кампании Трампа? <…> И откуда взялась ложная легенда, будто Трамп вошел с Россией в сговор, чтобы повлиять на результаты выборов?». Более того, Барр — а он уполномочен рассекречивать секретные документы — дал понять, что главной целью расследования станет не бестолковое ЦРУ под началом Джеймса Коми (James Comey), а ЦРУ под началом Джона Бреннана (John Brennan, директор ЦРУ с марта 2013 по январь 2017 года, при президенте Обаме, известен тем, что начал кампанию дистанционных убийств подозреваемых в терроризме при помощи дронов-беспилотников в далеких от США странах — прим. перев.). Ведущий сенатор-демократ Чарльз Шумер (Charles Schumer), похоже, счел, что это чересчур, и разнес Барра за то, что тот «собственноручно уничтожил последние крупицы доверия к себе». Не отличаясь особой ироничностью, Шумер обвинил Барра в том, что он «пользуется лексиконом конспирологов». Можно подумать, что «Рашагейт» — не одна из самых злокозненных теорий заговора в американской политике, а что-то другое.

Еще показательнее то, как на расследование Барра отреагировали «Нью-Йорк Таймс» и «Вашингтон Пост», крупнейшие в стране издания либерально-демократического профиля. Опираясь на «экспертное» мнение бывших сотрудников разведки и ударившихся в маккартизм* конгрессменов вроде Адама Шиффа (Adam Schiff), газеты подняли переполох. «Таймс» посетовала, что Барр «с головой бросился в атаку на разведку, помогая Трампу, который ведет войну с нашими спецслужбами уже много лет». Газета отринула «голословные заявления президента, будто за его кампанией шпионили», хотя факты внедрения агентов ФБР и ЦРУ в штаб Трампа хорошо документированы. (См., например, репортажи Ли Смита/Lee Smith).

Умолчав о деятельности обеих спецслужб, газеты зловеще предупредили, что расследование Барра «по сути лишает [ЦРУ] его главной силы — права выбирать, какие тайны хранить, а какие делать общественным достоянием». Якобы это «сильно навредит как ЦРУ, так и другим спецслужбам». Учитывая, что «Таймс» уже три года как раздувает обвинения вокруг «Рашагейта», нет ничего удивительного в том, что там решили обезоружить расследование Барра, представив «тайные операции американских спецслужб» «законным расследованием иностранных попыток вмешательства в американские выборы». Учитывая все ранее известные обстоятельства, это обобщение выглядит попыткой обелить как спецслужбы, так и журналистов «Таймс». (Что касатеся «Вашингтон пост», см. статью Толуза Олоруннипы/Toluse Olorunnipa и Шейна Харриса/ Shane Harris).

Хиллари Клинтон, что неудивительно, с этими выводами согласилась. Как выразился Мэтт Стивенс (Matt Stephens) в публикации «Таймс» от 3 мая, она обвинила Барра в том, что он отвлекает внимание «от реальных событий». А «реальные события» — это «вмешательство России в наши выборы». Как сообщает проигравшая выборы кандидатка от демократов, русские «посеяли в стране раздор и разногласия», чем «помогли г-ну Трампу». Но кто в итоге посеял больше «раздора и разногласий» — русские или же сама г-жа Клинтон и ее сторонники, так до сих пор и не признавшие собственное поражение и победу Трампа?

 

К сожалению, как и следовало ожидать, расследование Барра раскололо общественное мнение. Так, «Фокс Ньюз» (Fox News) каждым сомнительным разоблачением «Рашагейта» бравирует, а «Таймс» и «Пост» их, как правило, вовсе игнорируют. Демократы, к спецслужбам всегда относившиеся скептически, превратились в партию, где царит культ спецслужб, а значит — и культ новой холодной войны между США и Россией. Немногие из лидеров партии противятся этой опасной глупости — среди них выделяется кандидатка в президенты Тулси Габбард (Tulsi Gabbard). (А что, если отмалчиваются демократы еще и потому, что под расследование попали боссы разведки, которых назначил бывший президент Обама? Кстати, сам он за всю эпопею с «Рашагейтом» не обмолвился об этом ни единым словом. Я уже задавал этот вопрос: что именно Обама знал тогда — и если знал, то как он отреагировал?).

Всякий, кому небезразлично качество американской политической жизни, расследование Барра должен поощрять — как бы он ни относился к Трампу. Да простится мне это избитое выражение, но «Рашагейт» разросся, как раковая опухоль: кандидаты в Конгресс от демократов уже собирают средства, обещая побороться с обосновавшимся в Вашингтоне «путинско-трампскими» силами зла, хотя доклад Мюллера никакого сговора не обнаружил. Между тем, ряд республиканцев, вопреки массе имеющихся доказательств, выступает со вздорными обвинениями в адрес самой России — припоминая, помимо прочего, досье Стила. (Для пущей нелепости вышеупомянутые издания то и дело обвиняют Трампа, что тот своим отрицанием сговора «занял сторону Владимира Путина» — хотя точно к такому же выводу пришел и сам Мюллер. Тем самым, Трампа, Путина и Мюллера как бы кладут на одну чашу весов).

В идеале, следует провести отдельное расследование деятельности спецслужб, полностью независимое от Белого дома. Возглавит его видный политический деятель, но не назначенец президента. Получится что-то вроде комиссии Чёрча в 1975 году (расследовала законность разведывательной деятельности ЦРУ и ФБР в ходе Уотергейтского скандала, прим. перев.). Пока же в нашем распоряжении есть лишь генеральный прокурор Трампа, Уильям Барр. И тем не менее мы должны его поддержать, с какими угодно оговорками. «Беспредельщики» из спецслужб подрывают демократию, и следующей их мишенью после Трампа может оказаться и ваш кандидат.

 

Загрузка...

 

Стивен Коэн (Stephen Frand Cohen)

* Маккартизм — общественное движение в США в 1940-х и 1950-х, сопровождавшееся гонениями на коммунистов и политическими репрессиями против «антиамерикански настроенных» граждан. Название получило по фамилии сенатора Джозефа Маккарти)

Оригинал публикации: Who’s Afraid of William Barr?

 

Загрузка...
Загрузка...