Новости

Либеральные репрессии: о журналисте, пострадавшем из-за Алексиевич

Анатолий Вассерман, для РИА Новости

Издание "Деловой Петербург", изначально отказавшееся публиковать скандальное интервью нобелевского лауреата Светланы Алексиевич, уволило своего журналиста, опубликовавшего интервью на другом ресурсе. Формально — за сотрудничество с другим изданием, однако есть основания подозревать, что истинной причиной увольнения стало непослушание, то есть невыполнение запрета на публикацию.

Что хотелось бы отметить по этому поводу.

Я уже неоднократно говорил о том, что современный термин "либерализм" не имеет ничего общего с классическим определением этого слова.

Традиционное понимание либерализма предполагало, что свобода личности совместима с развитием общества. И изначально либерализм как учение занимался поиском форм, в которых свобода личности и развитие общества могли бы сочетаться, не мешая друг другу.

Однако, говоря о современных нам либералах, мы говорим о сторонниках идеи, провозглашающей благотворность неограниченной свободы личности — безо всякой оглядки на общество. Фактически они говорят о том, что свобода личности во всех обстоятельствах важнее интересов социума, о том, что личность изначально является жертвой общества и государства.

На самом же деле свобода личности без опоры на развитие общества, конечно, невозможна, а отстаивание безграничной свободы личности — изначально ложный тезис. Который для своего доказательства привлекает ложные факты, а в итоге, естественно, приводит к искаженным выводам.

В действительности, когда мы в угоду свободе личности пренебрегаем развитием общества, то в конечном счете подрываем и саму свободу личности. В полном соответствии с диалектикой явление, будучи доведено до своего крайнего выражения, переходит в собственную противоположность. И в результате из искателей гармонии и баланса между свободой личности и развитием общества либералы превратились к нынешнему моменту в нечто, имеющее все признаки типичной тоталитарной секты.

Как происходит перерождение идеи свободы в свою противоположность — мы имели возможность видеть на примере истории с Алексиевич и ее интервью.

 

Вообще, Нобелевский комитет в ее лице присудил премию по литературе фактически литературному обработчику, то есть документалисту, занимающемуся литературной обработкой рассказов людей, подобранных с большей или меньшей тенденциозностью для доказательства либерального тезиса о личности как жертве общественных интересов.

© AFP 2017 / TT News Agency/Marcus Ericsson

Лауреат Нобелевской премии по литературе 2015 года белорусская писательница Светлана Алексиевич в Стокгольме. Декабрь 2015 года

Этим Нобелевский комитет, отмечу, сильно уронил престиж премии — подобно тому, как ранее дискредитировало Нобелевскую премию мира ее присуждение авансом американскому президенту, пообещавшему установить мир на Ближнем Востоке. В действительности на президентство Обамы, как мы помним, пришлось разжигание войны на Ближнем Востоке, разрушение Ливии как государства, расцвет терроризма и так далее.

Так вот. На этой неделе мы получили возможность увидеть, как сторонница будто бы неограниченной свободы личности внезапно сообщает, что, напротив, любыми свободами личности (включая право на жизнь) можно пренебречь в интересах государства и "нации". Причем сделать это можно по той причине, что люди, чьими базовыми правами пренебрегают, не являются сами носителями свободы.

Таким образом, мы видим, что, говоря о свободе личности, современные либералы всегда и во всех случаях имеют в виду свободу только и исключительно своей личности. Когда они говорят о свободе мысли — подразумевают свободу исключительно либеральной мысли. И так далее.

Что касается попыток запретить публикацию интервью и увольнения журналиста, сделавшего беседу со Светланой Алексиевич достоянием общественности: это тоже наглядный пример воплощения известного либерального тезиса о том, что "свобода слова — не для противников свободы слова".

 

На практике этот тезис, кажущийся на первый взгляд разумным (стоит ли, в самом деле, давать возможность призывать к затыканию ртов), выливается в фактический запрет на критические рассуждения — и даже просто на вопросы, адресованные либералам.

Это вырождение либеральной идеи в свою противоположность и было продемонстрировано увольнением из либеральной редакции журналиста, оказавшегося сторонником слишком широкой свободы слова.

К счастью, в нашей стране действовать подобным образом идейные либералы могут лишь в ограниченном пространстве собственной секты.

 

Загрузка...
Загрузка...