Новости

Макларен и Родченков напоролись на систему: Роман Носиков против чрезвычайщины

Все мы помним пафос обличающих речей в адрес России со стороны международных спортивных чиновников, МОК и ВАДА. Помним, как у наших олимпийских атлетов отобрали форму, право идти под флагом России, право на гимн. Как многие наши граждане возмущались поведением спортсменов, все же явившихся на Игры. Как западная пресса выпускала одну статью за другой про «накачанных допингом русских жуликов». Помним мы и то, как не допустили до Игр даже тех спортсменов, которые выиграли иск в Международном спортивном арбитражном суде.

Все эти обвинения в адрес России и ее спортсменов базировались на двух источниках, двух документах. Показаниях российского перебежчика Георгия Родченкова и его дневнике. А также на докладе канадского адвоката Роберта Макларена.

Суд, вынесший оправдательное решение в адрес 28 российских спортсменов, проигнорированное международным спортивным чиновничеством, состоялся еще до начала Олимпиады в Пхенчхане. А вот сейчас была опубликована мотивировочная часть этого судебного решения.

Выяснилось страшное

Из опубликованного текста следует, что в процессе судебного исследования доказательств существования у России государственной допинговой программы, а также нарушений снятых с Игр российских спортсменов, два главных спортивных разоблачителя — Родченков и Макларен — наперегонки отпирались от всего ранее сказанного.

Родченков, будучи пойманным на лжи, был вынужден признать, что «никогда не давал «коктейль» российским спортсменам; не видел, чтобы они его употребляли; не видел, чтобы спортсмены или тренеры получали инструкции по употреблению коктейля; ни разу не видел, чтобы российский спортсмен сдавал специально заготовленную «чистую» мочу; не видел, чтобы российские спортсмены как-то манипулировали со своими допинг-пробами».



Макларен и Родченков напоролись на систему: Роман Носиков против чрезвычайщиныtwitter/@igorunia21

Суд указал Родченкову, что его показания легли в основу отчетов «комиссии Макларена» — о том, что «некий атлет или человек из его окружения лично отправлял Родионовой [замглавы Центра спортивной подготовки сборных команд России Ирина Родионова — ред.] фото допинг-проб». И Родченков вынужден был признать, что ничего такого не было, «но планировалось».

Кроме того, Георгий Родченков, химик, автор знаменитого допингового коктейля «Дюшес», на котором, по его утверждению, «сидела» вся олимпийская сборная России — не мог назвать суду состав «коктейля».

Далее, в «дневнике Родченкова» — документе, который якобы вел информатор и который также лег в основу решения по дисквалификации российских атлетов, — при судебном исследовании выявлены неточности, способные возникнуть лишь если документ составлялся не во время событий, а «задним числом». Так, в дневнике Родченкова было отмечено, что он ночью прекрасно спал, в то время как из его позднейших показаний следовало, что он в ту конкретную ночь подменял пробы. Или, как теперь уже ясно, не подменял…

Присутствовавший на суде посредством видеосвязи почтенный адвокат Ричард Макларен смотрел-смотрел на то, как его главный информатор отпирается от своих показаний и колется до места, где спина теряет свое гордое имя... И в итоге заявил: если его группа и получала какие-либо доказательства того, что какой-либо спортсмен мог входить в вероятную схему по скрытию допинга, то «это не означало, что это могло принесли спортсмену какую-либо пользу. Это также не означало, что он совершил антидопинговое нарушение».



«Вы нас неправильно поняли»

Когда суд спросил Макларена, являются ли показания Родченкова единственным источником его расследований, почтенный адвокат ответил, что он пытался найти другие доказательства и свидетелей и нашел четверых, имена которых он назвать не может. На вопрос о том, пытался ли он опросить обвиненных тренеров и спортсменов, тот ответил, что «они предоставляли информацию в обстоятельствах, неприемлемых для комиссии».

То есть атлеты были готовы предоставить показания в письменной форме на высланные списки вопросов. Как заявил Макларен, в результате его команда «не смогла поговорить со спортсменами до такой степени, чтобы можно было полагаться на то, что они сказали».

 

Макларен и Родченков напоролись на систему: Роман Носиков против чрезвычайщины Федеральное агентство новостей/Евгения Авраменко



Что же касается Родченкова, то почтенный адвокат заверил суд: мол, он явно надежный свидетель, так как… сильно заинтересован в программе защиты свидетелей в США, то есть полностью зависит от Вашингтона. Очевидно, надежность свидетеля, по представлениям почтенного адвоката, прямо пропорциональна его зависимости от американцев.

Согласно показаниям Макларена, подлинность «дневников Родченкова» не проверялась, так как адвокаты последнего могли предоставить сфальсифицированные документы. А кроме того, дневники не были положены в основу заключения. Когда же суд указал Макларену прямую ссылку на «дневники Родченкова» в заключении «комиссии Макларена» в той части, которая касается участия в допинговой программе российского министра Виталия Мутко, почтенный адвокат не нашелся с ответом.

Что же произошло?



Выйти из кулуаров

Произошло то, что господа Родченков и Макларен угодили в систему, которая предназначена специально для решения споров и проблем такого рода. В международную систему, состоящую из институтов и процедур, созданных и предназначенных для специальной цели — выносить законные и обоснованные решения по спорам и приговоры по обвинениям.

Эта выработанная множеством сторон и за много лет система действует по давно выработанным принципам, среди которых, например, важной считается обязательная оценка доказательств: как вещественных, так и свидетельств, — и заключений экспертов. Да и просто подразумевается состязательность процесса с равенством сторон.

Система может работать некорректно. Система может быть подвержена коррупции и политическому давлению. Но в данном случае система столкнулась со своей противоположностью — с чрезвычайным органом. С «комиссией Макларена» — органом, созданным специально для того, чтобы избежать соблюдения процедур и принципов — то есть оценки доказательств и состязательности сторон. Система прожевала постмодернистский новодел и выплюнула.

Роковая ошибка нашего чиновничества от спорта заключалась в ставке не на системную правовую работу с имеющимися спортивными институтами, а на кулуарные договоренности, с помощь которых российских спортсменов и «кинули».



 

Макларен и Родченков напоролись на систему: Роман Носиков против чрезвычайщиныnytimes.com/The New York Times

Обратите внимание: подобные казусы всегда возникают в тех случаях, когда США удается протолкнуть создание чрезвычайного, исключительно полномочного для данного конкретного случая, органа — и вывести конкретное дело из-под юрисдикции традиционных международных институтов. Так было с судом по Югославии, так было с крушением рейса MH-17, когда Россию не допустили до расследования и подписали протокол о том, что результаты, не устраивающие одну из сторон, — то есть и Украину, главную подозреваемую, — не будут обнародованы. И так же будет везде, где Россия и мир позволят им проделывать этот фокус. Точно так же США хотели поступить и с расследованием применения химического оружия в Сирии.

Все это делается специально, чтобы заменять расследования на «как бы» расследования. Делать все ненастоящим. Превращать все в спектакль. Лишать все подлинности.



Давайте по-настоящему

Одна их основных линий политики России на международной арене — это сохранение и упрочение традиционных международных институтов. Сохранение подлинности — в себе самих и во всем, в чем мы участвуем.

Тут мы играем против США, которые хотят подменить международное право своей исключительной юрисдикцией методом диктовки... даже не условий, а видения мира. Власть чрезвычайных органов, к которой так стремятся США, всегда оборачивается произволом и террором.

Перейдем к очень важному вопросу: «А что теперь будет?»

Отвечаю: если наши спортивные чиновники ничего не сделают — не будет ничего.

Взглянем на то, как ведут себя наши уважаемые западные партнеры в отношении не в их пользу развивающегося расследования ОЗХО в сирийской Думе. Они просто не приходят на заседания ОЗХО, чтобы не слышать и не видеть того, чего не хотят видеть и слышать. С одной стороны, это хорошо, потому что рано или поздно при такой политике им придется не ходить никуда. Но это — из разряда розовых мечтаний.



 

Макларен и Родченков напоролись на систему: Роман Носиков против чрезвычайщины kremlin.ru/пресс-служба президента РФ

В наших целях — принудить наших уважаемых партнеров к исполнению партнерских обязанностей. А следовательно, нужно использовать полученные инструменты и возможности для давления на уважаемых партнеров и разрушения созданных ими чрезвычайных институтов.

Иными словами, решение спортивного суда в Лозанне мы должны использовать для полной нейтрализации «комиссии Макларена», а также результатов этой комиссии, юридического будущего для самого почтенного адвоката и его «свидетелей».



Для этого правовая процедура должна быть продолжена и доведена до логического конца. Макларен и Родченков должны ответить по закону за фабрикацию доказательств, клевету и махинации. Российские спортсмены должны быть восстановлены в правах и получить миллионные компенсации. 15 миллионов, отданные Александром Жуковым за работу «комиссии Макларена», должны быть возвращены.

Да, это долго и неприятно. Да, это означает конфликт в почти уже ставшей уютной среде международного спортивного чиновничества. Но нейтрализация Макларена, Родченкова и их наследия — единственное реальное доказательство того, что российские спортивные чиновники умеют и будут защищать наших спортсменов даже ценой конфликта. И единственная гарантия, что это безобразие больше не повторится.



Точно такая же, как российские С-400 в Сирии.

Автор: Роман Носиков

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.


Загрузка...