Новости

Медреформа: что тут может нравиться?

После первого тура президентских выборов будто открыли форточку – в страну зашел свежий воздух. Но есть ряд вопросов. Я не об отмене Окружным админсудом Киева решения о национализации «Приватбанка». Это было ожидаемо, и «Версии» об этом писали. Я – о медреформе. Лидер гонки Владимир Зеленский до первого тура вроде бы поддерживал Ульяну Супурун. Но в недавнем интервью на РБК жестко на нее наехал. И это мадам не понравилось. Сегодня вечером запланированы дебаты на стадионе. Была бы возможность, спросила бы: так что там с медреформой? 

 

Если коротко, год назад в Украине стартовала реформа медицины. За это время денег у семейных докторов и проблем у пациентов стало больше, шансов вызвать на дом врача и “Скорую помощь” меньше. Врачей насильно превращают в бизнесменов, заставляя распихивать друг друга в конкурентной борьбе. Качество услуг от этого не улучшилось

Главный лозунг медреформы – "Деньги идут за пациентом". Ключевое слово – деньги. Пациент здесь вторичен. На первый взгляд, возможность выбрать себе терапевта, педиатра или семейного врача, независимо от места прописки (регистрации), выглядит передовой и соблазнительной. 

 



Приезжаешь хоть в другой город с паспортом и налоговым кодом, оговариваешь с доктором, скажем, возможность проконсультироваться в нерабочее время по телефону и подписываешь декларацию. Другими словами, контракт. На практике часто оказывается, что это еще и кабальный договор. 

За каждого пациента, подписавшего декларацию, врач получает 370 грн. в год. За не подписавшего – 190 грн. в год до 30 июня 2019 года. Потом совсем ничего. Понятно, что врачи заинтересованы набрать как можно больше пациентов: от этого зависит их зарплата. 

И. о. министра Ульяна Супрун утверждает, что в 2019-м средняя зарплата врачей составляет от 15 до 25 тыс. грн. (в то время как до реформы 5-7 тыс. грн.). В качестве примера приводят врача из Закарпатской области Антонину Кучеренко, оформленную как физлицо-предприниматель, которой за март из бюджета перевели 190 тыс. грн. 

Но отдельные “стахановцы” в белых халатах не отражают ситуации с зарплатами в целом. Чтобы получить 20 тыс. грн., доктору надо подписать намного больше плановых 2 тыс. деклараций. Это удается специалистам из крупных населенных пунктов с многолетним (как правило, больше 10 лет) опытом, наработанными связями и бизнесовой жилкой. Лучше всего при этом оформиться ФОПом. 

Молодой врач, если он не будет крутиться и заманивать к себе пациентов, едва насобирает больше 500-800 деклараций. И получит свои 5 тыс. грн. в лучшем случае. К тому же имеет значение численность жителей населенного пункта и количество в нем врачей. Если их не хватает, то план будет выполнен. Если избыточно – то высокой зарплаты не жди.

Наша американская пани и.о. министра посчитала, что от традиционной участковой системы, когда за одним терапевтом закреплена группа домов в шаговой доступности или на расстоянии нескольких остановок общественного транспорта от поликлиники, надо отказываться. Долой прогнившее совковое прошлое!

Писали, что врачи Мукачево, которые стали “первопроходцами медреформы“, при 85 тысячах населения зарабатывают всего по 5 тыс. грн. Потому что в городе трудятся 60 семейных докторов. То есть на каждого приходится 1416 пациентов при условии 100% подписания деклараций. 

Но общая численность “нижеподписавшихся”, по информации Нацслужбы здоровья, всего 26,2 млн. человек, включая младенцев и стариков. Минимум 14 млн. украинцев проявили несознательность и отказались от шикарных перспектив, нарисованных Супрун. Почему? Сейчас расскажу. 

Наша американская пани и.о. министра посчитала, что от традиционной участковой системы, когда за одним терапевтом закреплена группа домов в шаговой доступности или на расстоянии нескольких остановок общественного транспорта от поликлиники, надо отказываться. Долой прогнившее совковое прошлое! 

Она также отменила запись через регистратуру и возможность оставить свою заявку о вызове доктора на дом, описав в двух словах жалобу. Раньше, когда у врача заканчивалось время приема в поликлинике, ему передавали заявки из регистратуры, и он отправлялся к больным домой. Благо, это должно было быть недалеко. 

Лежишь себе с температурой в теплой постельке, ждешь доктора, чтобы зафиксировал факт болезни, послушал хрипы, заглянул в горло, поставил диагноз. Заодно и открыл больничный. Так было раньше. В дореформенные времена. 

Сейчас врачи “заточены” набирать как можно больше пациентов. Поэтому их контрактники могут жить и в разных концах города, и за городом, и вообще в другой области. Обойти их всех по вызову за полдня невозможно. 

Тем более что после приема в поликлинике надо оформлять электронные карточки, заносить данные в компьютер, выписывать виртуальные рецепты, писать отчеты для налоговой (если ты ФОП), для администрации поликлиники (если кабинет в аренде). В общем, появилось много новой увлекательной работы, не связанной с клятвой Гиппократа. 

Супрун утверждает, что прямого контакта врача с пациентом при получении запроса через регистратуру раньше не было. А теперь он есть. Врачу можно позвонить напрямую и получить диагноз, консультацию и прочую медицинскую помощь по телефону. Есть, конечно, некоторые доктора старой закалки, которые ходят к своим пациентам. Но это, скорее, исключение из правил. 

Раньше тоже была возможность поговорить с доктором напрямую по телефону, если твой участковый врач был адекватным и дружелюбным человеком. Но это не мешало делать вызов на дом. Помню, в тяжелейший для меня период, когда мама угасала в инсульте и ее попросили забрать из больницы домой, невропатолог из районной поликлиники приходила почти каждый день. Я звонила ей и говорила: у нас новая проблема. Она отвечала: “Дай заявку в регистратуру, скажи, что лежачая больная, и вечером зайду”. 

Сейчас моя знакомая мучается со своей мамой, которая уже 8 лет не выходит из квартиры – после осложненного перелома тазобедренного сустава. Врач не хочет приходить “пешком на пятый этаж”, предлагает “снести бабушку на руках” и доставить в поликлинику на такси. “Скорая” тоже не хочет ехать на жалобы “плохо, давление, приступ стенокардии”. Советует выпить нитроглицерина и... обратиться к семейному врачу. Уже вторую декларацию подписали – то же самое. 

 

 



Спросите, почему не найти хорошего врача, который согласен приходить домой? Проблема в том, что докторов “системой им. Супрун” превращают в бизнесменов. Они с удовольствием рекламируют свои услуги и себя до подписания декларации. А потом делают все, чтобы вы доставляли им меньше хлопот. Понимаю, что не от хорошей жизни, но все же. 

Сейчас к офтальмологу, хирургу и всем остальным можно попасть только через семейного врача. Государство не позволяет пациенту самому поставить себе предварительный диагноз. Даже если он очевиден. Сначала показал нарывающий палец семейному, получил направление, пошел к хирургу, вернулся назад – отчитался. Круг почета замкнут

Еще один недостаток персонального врача в том, что он не машина. Кстати, недавно врачи запустили флешмоб по всему миру: «Мы люди, а не машины». Действительно, люди. И сами они болеют. И дети у них болеют. И родственники приглашают – в село на шашлыки “бухнуть”. Семинары, конференции, поездки в отпуск... 

Если раньше поликлиника автоматически давала “подменного доктора”, то сейчас надо его где-то выпрашивать. А в некоторых поликлиниках вообще перешли на арендную систему кабинетов и ликвидировали регистратуру по умолчанию. Может, там и сидит барышня за прилавком, но полномочий выдавать вам доктора на замену у нее нет. 

Предлагают в экстренном случае вызывать «Скорую», которая опять-таки не едет. Или отправляться в ближайшую больницу в поисках медпункта, который в рамках медреформы вполне могли ликвидировать. Ну да, еще можно поболтать с диспетчером «Скорой», чтобы поделился такой информацией. Если у него будет время и настроение для подобной беседы. 

Отдельный прикол – это узкопрофильные специалисты (ЛОРы, хирурги, кардиологи, отоларингологи, офтальмологи, эндокринологи, урологи и проч.). До них реформа еще не добралась. Зарплаты там просто копеечные. Минздрав обещали запустить реформу на "вторичке" с 2020 года. А пока, в 2019-м, в госбюджете не запланировали дополнительных средств на повышение зарплат. Квалифицированные специалисты высокой категории зарабатывают не намного больше санитарок или медсестер. 

Конечно, они злые и недовольные. А самое обидно, еще и недозагруженные. Потому что раньше, если у тебя нарывал палец и надо было вскрыть нарыв, ты шел к хирургу. И он “дешево и сердито” все делал. Или глаза воспалились – конъюнктивит. Топаешь на прием к офтальмологу, он прописывает лечение. 

Сейчас к офтальмологу, хирургу и всем остальным можно попасть только через семейного врача. Государство не позволяет пациенту самому поставить себе предварительный диагноз. Даже если он очевиден. Сначала показал нарывающий палец семейному, получил направление, пошел к хирургу, вернулся назад – отчитался. Круг почета замкнут. 

Ладно, если бы целью этого мероприятия было упорядочивание расходов на обслуживание больных. Но программа "Бесплатная диагностика" стартует только во второй половине 2019 года. С июля нам обещают бесплатно (по направлению семейного врача) проходить пять видов рентгена, шесть видов УЗИ, четыре вида биопсии, эхокардиографию и тесты на патологии сердечнососудистой системы. На это из бюджета выделят около миллиарда гривен. 

Конечно, спасибо. Но как быть с условным конъюнктивитом, которому не нужно ни четыре вида биопсии, ни УЗИ. Просто посмотреть и что надо прописать из лекарств? Какие тут допзатраты? Врач уже и так получает зарплату. И рабочий день у него идет. Ну ладно – нельзя так нельзя. 

А что можно? Можно, как говорит Супрун, убрать бюрократию, и в рамках медицинской реформы чиновники решили ликвидировать больничные листы. Непонятно, чем их заменят, чтобы было доказательство перед работодателем, но говорят о каких-то специальных справках. Для получения которых отпадет необходимость вызывать врача в первые дни болезни. Вопрос, как он зафиксирует, что я действительно заболел, а не симулирую? По голосу или по скайпу? 

Ну, а теперь немного личного опыта. Или сочинение на тему: “Почему я не подписала декларацию с семейным врачом?”. В разгар эпидемии кори, когда ряд знакомых и коллег уже слегли от этой гадости, у меня резко поднялась температура, появились все “прелести” гриппозного состояния, а в добавок непонятного рода красная сыпь. 

Приехала вменяемая усталая тетка. Внимательно обсмотрела меня со всех сторон. Потом изучила аптечку. Выбросила лечебный чай: “У вас, – говорит, – от него аллергия. А кори нет. Температуру вирус дает. Ходит сейчас такой противный по городу. Каждый третий пациент с аналогичными симптомами...”

Понятно, что я запаниковала. Первым делом позвонила в платную “неотложку”, которая раньше базировалась у нас на районе, в большой городской больнице. Звонишь, и в течение пары часов на невзрачном “Ланосе” приезжает доктор (скорее всего, дежурный из больницы), медсестра или фельдшер. Отличная вещь, я вам скажу. Недорого, удобно, врачи всегда опытные, практикующие. Не раз помогали и мне, и знакомым. А однажды даже спасли от анафилактического шока. Но... “Неотложку” в рамках реформы ликвидировали. Кому она мешала? 

 


Загрузка...

Звоним в “Скорую”. Температура? Сыпь? Звоните семейному или отправляйтесь в поликлинику. “А ничего, говорю, что у меня может быть корь? Нормально будет с инфекцией в транспорте проехать, в очереди постоять? Снова ответ: звоните врачу, заказывайте надомное обслуживание. Звоню в поликлинику. Мол, так и так. Нет у меня контракта, но может быть корь. Могу я заказать врача домой, любого? Потом подпишу с ним декларацию. Мне отвечают: нет, сначала нужно подписать декларацию, а потом договариваться с доктором лично. А раз у вас неотложное состояние, звоните в “Скорую”. 

Второй раз звонить в “Скорую” я не стала. Вызвала платного. По объявлению в интернете. Обычный семейный доктор. Только подрабатывает. Несмотря на реформу и “резкий рост зарплаты”. Начинали с 500 грн., сторговались за 350 грн. – оказалось, ей как раз по пути с работы. 

Приехала вменяемая усталая тетка. Внимательно обсмотрела меня со всех сторон. Потом изучила аптечку. Выбросила лечебный чай: “У вас, – говорит, – от него аллергия. А кори нет. Температуру вирус дает. Ходит сейчас такой противный по городу. Каждый третий пациент с аналогичными симптомами...”. 

Мы выпили с ней кофе на кухне, поругали Супрун, пришли к выводу, что советская участковая система была самой рациональной и человечной. Помощь получали все. И эпидемий ужасных, вроде туберкулеза, в Украине не наблюдалось. Да, проблема низких зарплат была и остается. Надо было поднять врачам зарплату и упорядочить управление в отрасли. Хотя и 10 тыс. грн., которые доктор, по ее словам, теперь зарабатывает, ей не хватает, чтобы тащить двоих детей и мать-пенсионерку. 

Реформа, по ее мнению, не решила главной проблемы отечественной медицины: врачи не стали от нее более квалифицированными. Кто был хорошим специалистом, тот им остался. А кто не был, тот опасен для пациентов в любом статусе: на “Скорой”, в больнице, в поликлинике. Медицина – это сфера, где кадры решают все. И трагические истории это подтверждают. 

P.S. 16 марта в Киеве от внутреннего кровотечения умер журналист «Фокуса», редактор ленты новостей Святослав Секунов. Вечером “Скорая” не захотела забирать его. Вкололи что-то и сунули маме бумажку – мол, подпишите, что мы приехали и сделали укол. Мама подписала. Потом выяснилось, что это был отказ от госпитализации. Утром его все-таки доставили в реанимацию на Оболони с температурой 40,5. Но даже не сделали УЗИ: на выходных в больнице нет врача-узиста. Через пару часов Святослав скончался. 

Незадолго до этого, 25 января, от неудачной анестезии во время простой плановой операции в киевской больнице умер известный журналист Николай Бабич – замруководителя отдела экономических новостей УНИАН. Остались жена и трое детей…

Галина Акимова

Загрузка...
Загрузка...