Новости

«Мне 67, и я не знаю, что делать...» О роли А.П.Чехова в жизни и смерти российских олигархов

Это могила миллионера, олигарха, одного из владык России Березовского. 

В связи со зрелищем напоминаю: 

Наш мир, наша страна, человечество и человек нашего мира находятся в глубоком кризисе. Фактически -- глубокого личностного кризиса удаётся избегать только тем, кто в определенный момент отделил себя от текущего мира и за счёт этого отделения приобрёл способность не терять собственный смысл жизни.

Я говорю сейчас не о лицемерах, отряхнувших прах наш с ног своих и сваливших во внутреннюю эмиграцию, параллельные вселенные и субкультуры с сектами. Нет. Я говорю о тех, кто продолжил выполнять свой долг по отношению к людям, невзирая на постоянно меняющиеся правила игры, постоянное размывание грани между добром и злом, их подмену друг другом и так далее. Я говорю о наших учёных, врачах, военных, педагогах и прочих не принявших на веру известия, что их идеалы в этом мире больше не нужны. Я говорю о людях, для которых в самый жуткий, пробующий на прочность момент – обобщённый А.П.Чехов оказался куда главнее якобы «рациональных» соображений.

Этим людям пришлось чудовищно тяжело. Им и сейчас тяжело. Но им лучше, чем тем, кто от смысла жизни отказался. Им есть чего ждать -- и они ждут, что наступит время, когда всё ранее вынесенное окажется ненапрасным.

Совершенно другое настигает сейчас других – тех, кто оказался «первым учеником».

…Я не хочу выдумывать только что умершему человеку биографию, приписывать, припрятывать и авторски переосмысливать его жизнь. Пусть он сам скажет про себя.

«Я был абсолютно счастлив в Советском Союзе, рос в классической советской семье. Отец — инженер-строитель. Мать, когда я был маленький, — домохозяйка, а потом лаборантка в институте педиатрии, проработала там двадцать пять лет. Отец так и умер на работе. Школа, институт, сначала один, потом университет, потом аспирантура, потом диссертация кандидатская, диссертация докторская, член-корреспондент Российской Академии наук. Повторяю, был абсолютно счастлив, потому что занимался любимым делом. А потом эта жизнь закончилась, в 89-м году, когда в институте перестали платить зарплату, и я почувствовал, как повисла в воздухе какая-то неопределенность, угроза, и жить стало неуютно. Я — человек, чувствительный к внешним изменениям. Эту угрозу, эти подземные гулы я почувствовал раньше других».

«Мы стали богатыми, потому что быстрее других поняли, что начались новые времена»

Главное, что я недооценил, — что мне настолько дорога Россия, что я не могу быть эмигрантом.

 «Я изменил многие свои оценки. В том числе самого себя. Это касается того, что есть такое Россия и что есть Запад. Я абсолютно идеалистически представлял возможность построения демократической России. И идеалистически представлял, что такое демократия в центре Европы. Недооценил инертность России и сильно переоценил Запад. И это происходило постепенно. Поменял свое представление о пути России...

Я не должен был уезжать из России...

Я не знаю, что мне делать. Мне 67 лет. И я не знаю, что мне дальше делать».

Три интервью, данные в разное время. Слова о прошлом, о перерождении и о конце. Конец настолько страшный, что пропадает всякое желание злорадствовать или иронизировать. Не знаю, понял ли сам Борис Абрамович, что его из России не Владимир Владимирович выгнал, а уехал Борис Абрамович из России, когда «быстрее других понял», когда «подземных гулов» послушался. Останься Борис Абрамович математиком, он, мне кажется, и в свои 67 лет знал бы что делать.

И самое главное -- с кем.

…Я это всё к чему.

В мире и России существуют силы и группы, которые тащат как Россию, так и весь мир по пути Бориса Абрамовича.

А русский народ как-то бессознательно (то, что покойный называл словом «инертность») упирается и по данному пути не идёт.

А не идут русский народ и Россия за этим вот «подземным гулом» потому, между прочим, что им не велит русская культура. Та самая культура, которая мешает модернизации, и которую нужно «выпаривать».

…Та самая культура, которая велит лечить, учить и защищать до последнего – даже когда все крутят пальцем у виска и называют тебя придурком и лузером, доказывая: «вот ты двадцать лет бьёшься лбом о стену, и где результат?».

…Та самая культура, которая прямо словами Антона Павловича велела: «...Кто искренне думает, что высшие и отдалённые цели человеку нужны так же мало, как корове, что в этих целях «вся наша беда», тому остаётся кушать, пить, спать или, когда это надоест, разбежаться и хватить лбом об угол сундука».

И поэтому для того, чтобы выжить, нам нужно не только сохранить русскую культуру от выпаривания. Нам надо сделать её смысловым стержнем предстоящих изменений общего курса страны.

Иначе мы коллективно окажемся на полу у сундука. Или в ванной.

Роман Носиков