Новости

Мнение: Иной образ врага

Тревожные времена настали для радикальных националистов в Незалежной. Последние пару недель мы наблюдаем поток информационных сливов о разоружении киевскими властями организации, признанной в РФ террористической. Речь идёт о «Правом секторе»* и других смежных военизированных структурах, выстроивших свои боевые и политические концепции на культах Бандеры и Шухевича

Слухи и инсинуации о том, что роль боевиков «Правого сектора» в донбасской войне начнут поэтапно срезать, не только лишая батальоны правосеков тяжёлой техники — танков, самоходок, артиллерии и т. д., — но и вовсе в скором времени отодвинут их от фронтовой деятельности, оставив худо-бедно существовать в рамках зыбкого и болотистого поля внутренней украинской политики, ходили на протяжении последнего полугодия. 

 

На какое-то время националистов действительно чуть ли не поголовно сняли с передовых позиций и вывели в глубокий тыл. Но почти тут же вернули, быстро сориентировавшись, что киевский политический истеблишмент, а также органы элементарного правопорядка не готовы разруливать перманентный накал страстей, спровоцированный повальным ветеранским синдромом вернувшихся с войны бандеровцев. Киев спит спокойней, когда правосеки на фронте.

Однако обязательства, данные, судя по всему, европейским и заокеанским кураторам, вынудили порошенковскую команду всё же вернуться к вопросу разоружения националистических подразделений. Первой ласточкой стало видео, слитое в сеть, очевидно, самой СБУ, на котором спецназ украинских чекистов, не церемонясь, задерживал группу боевиков «Правого сектора», попутно называя их «грёбаными бандеровцами» (цитата, близкая к реальности, но приблизительная, потому что настоящая фраза из видео подцензурна по нормам Роскомнадзора, отнюдь не идеологически, а с точки зрения лингвистики).



Видео со штурмующими красно-чёрных боевиков украинскими спецназовцами наделало много шуму по обе стороны донбасского фронта.

Особенно въедливые эксперты пытались подловить данный контент на предмет несоответствия проведению реальных спецопераций. То есть, проще говоря, утверждали, что это постанова. Если вы спросите меня, на мой дилетантский взгляд, если это и постанова, то достаточно правдоподобная, но по большому счёту глобального значения подлинность самой зачистки, по сути, не имеет.

Главное — информационный посыл, который проводит некую ментальную черту между украинскими силовиками и вооружёнными националистами. О противостоянии тех же ВСУ и «Правого сектора» говорилось много, но это были публичные разговоры за пределами территорий, подконтрольных Киеву.

Власти Украины предпочитали, что называется, выносить сор из избы, дабы не раздробить некий сформированный в процессе «евромайдана» и посредством дальнейшей агрессивной пропаганды общественный костяк. 

Теперь же эту самую социальную группу (надо полагать, достаточно разношёрстную и многочисленную), которая так или иначе зациклена на концепте антироссийской «незалежности» и проамериканской геополитической опеки, киевский режим пытается приучить к тому, что «евромайдан» — в широком его понимании — не должен быть обязательно бандеровским, способен существовать в менее радикальных и в не столь откровенно фашистских формах и не нуждается в опеке снискавших одиозную славу на весь мир украинских националистов. То есть можно обойтись и без карикатурных историй про «прародителей шумеров», окологитлеровской символики и прочих правосековских атрибутов.

С одной стороны, это, конечно, не может не радовать, но радость эта, на мой взгляд, в корне своём крайне обманчива. Отказ от услуг адептов Бандеры и Шухевича отнюдь не означает, что Киев взял курс на мирное урегулирование конфликта в Донбассе.

Демонстративное разоружение националистических батальонов при специальном информационном сопровождении призвано отчасти развернуть общественное мнение граждан ДНР и сочувствующих им россиян.

Только ленивый «ватник» втайне не порадовался и не сказал про себя: «Ай да молодцы!», — посмотрев, как спецназовцы (и неважно, что они украинские) заломали фашистов с криками: «Грёбаные бандеровцы!» Эти бравые парни из СБУ глубоко в душе теперь симпатичны заядлым «ватникам». В этом, возможно, и есть цель той киевской (а может, и не киевской?) команды, которая курирует данные процессы.  

Раньше российские добровольцы в Донбассе и местные восставшие против откровенно гитлеровских идеалов шахтёры воевали против отморозков-фашистов. А теперь для них в том числе — за счёт разоружения этих самых «грёбаных бандеровцев» — создают образ совсем иного врага. Для которого эти отморозки — это тоже враги. И создаётся ранее не существовавший психолого-ментальный барьер, перешагнуть через который не подготовленному идеологически человеку гораздо сложнее. 

Правосеки с поля боя уйдут, но останутся реальные специалисты. Так называемой операцией объединённых сил на Украине командует офицер, в своё время закончивший Московское общевойсковое командное училище. А там специалистов готовили лучше, чем в лесах Западной Украины. Вот и думай теперь: против кого сложней воевать? Против правосеков или специалистов нашей собственной военной школы?

* «Правый сектор» — украинское объединение радикальных националистических организаций, признанное экстремистским и запрещённое на территории России (решение Верховного суда РФ от 17.11.2014).

Семён Пегов

Загрузка...
Загрузка...