Новости

«На операции Линчевский вел себя как мясник» - Борис Тодуров

Сегодня, 7 июня дисциплинарная комиссия по вопросам высшего корпуса государственной службы приняла решение отправить вопрос этического скандала вокруг замминистра здравоохранения Александра Линчевского на рассмотрение Киевского НИИ судмедэкспертиз. Пока специалисты озаботились этической стороной вопроса, на второй план ушла не менее важная, хирургическая, часть скандала, связанного с Линчевским. На днях соцсети возмутило видео, на котором замминистра здравоохранения, таракальный хирург Александр Линчевский проводит операцию на открытом сердце с нарушением всех допустимых септических норм.

Этим видео поделился и директор Национального института сердца, завкафедрой кардиохирургии Института последипломного образования им. Шупика Борис Тодуров, поэтому мы попросили его объяснить на профессиональном языке, что именно нарушил при проведении операции Линчевский, ведь на записи зафиксировано, как хирург делает операцию, не сняв с руки увесистые часы, и проводит манипуляции буквально голыми руками.

Пациент после такой операции мог умереть

В 8 утра в Институте сердца уже кипит работа. Журналистов Тодуров принимает в конце очереди, приоритет - это пациенты. Тодуров явно не настроен раздувать конфликт с Минздравом, поэтому вслух говорит крайне осторожно, но думает очень громко.

“На видео, безусловно, Линчевский. Я уверен, там четко видно его лицо и голос тоже его. Мне  рассказывали студенты на кафедре, что он это видео сам показывает, чтобы продемонстрировать свой героизм. Нечем больше хвастаться, кроме того, что он, извините, как мясник себя ведет. Не знаю, где и когда это снято, что это был за случай, какая операция, но это ненормально, - говорит Тодуров. - Конечно, мне сложно по этому отрывку судить, какая была изначальная ситуация, но экстренный момент операции, когда нужно было срочно остановить кровотечение у пациента, уже явно позади. Но даже если операция была не плановая, а экстренная - снять часы на пути к операционному столу - это пару секунд”.

Тодуров объясняет, что явным нарушением септических норм является то, что Линчевский проводил манипуляции, не снимая часов. “Когда человек носит часы, на них собирается огромное количество микроогранизмов, там может быть все что угодно - и инфекция, и яйца глист… Такие нарушения могут елементарно привести к попаданию в организм микроорганизмов, которые спровоцируют сепсис. И если остановка кровотечения спасет ему жизнь, то от сепсиса он может погибнуть”,- объясняет кардиохирург.

Еще одним критическим нарушением санитарных норм Тодуров считает то, что Линчевский проводил манипуляции внутри открытой грудной клетки пациента буквально голыми руками - ведь от рукава до перчатки хирурга около 15 см руки не были защищены стерильной тканью хирургического костюма.



Стерильны даже шариковые ручки

“Если бы это видео появилось где-то на Западе, у человека бы просто отобрали лицензию. Но я это обсуждать не хочу. Вы меня спрашиваете, насколько были нарушены хирургичекие правила - они были нарушены на 100%. Если хотите, мы можем сейчас пройти в операционную, и я вам покажу, как одеты хирурги, как обрабатываются руки, как надо готовиться к операции”,- предлагает Тодуров.

Разумеется, мы соглашаемся. Нам выдают стерильную одежду и обувь, камеру обрабатываем спиртом. “За красной линией обувайтесь, обрабатывайте руки “Стерилиумом” и локтем нажимайте на кнопку, открывающую двери”, - просит сестра хозяйка.

В операционную входит гравврач - руки моет почти до локтя специальным антибактериальным мылом. Вытирает стерильной салфеткой, сушит, широко размахивая. “Теперь, после того, как мылом смыт жировой слой, обрабатываю руки “Стерилиумом”, который убивает все: грибы, микробы, он проникает в поры и делает кожу тоже стерильной”, - объясняет Тодуров.

Уже у стола сестра помогает Тодурову надеть хирургический халат, который даже завязывают пинцетом, руки его полностью закрывают рукава, на которые натянуты перчатки.

За полчаса бригада хирургов проводит на остановленном “моторе” пластику пациенту с врожденным пороком сердца. Если не вдаваться в сложные медицинские термины, дырку в перегородке Тодуров зашивает лоскутом собственных тканей перикарда больного. На все - около получаса.

“А теперь смотрите - самое интересное”, - говорит врач и просит нас заглянуть на стол. Разряд - и кардиохирург “заводит” сердце заново. Его миссия выполнена - бригада хирургов завершит операцию без Тодурова, потому что он спешит на следующую. “Хотите со мной?”, - на этот раз мы благодарим и отказываемся. Впечатлений достаточно.

Каждый предмет в оперблоке был стерилен. Наша камера, телефон Тодурова, ручки, которыми ведутся записи. Из украшений на медиках мы увидели только серьги в ушах медсестер. И те - спрятаны под шапочками.

Зачем тянут резину

Журналисты “Вестей” после заседания дисциплинарной комиссии обратились к Александру Линчевскому за комментарием по поводу видеозаписи. Мы хотели узнать о судьбе пациента, которая очень взволновала нас после слов Бориса Тодурова о возможных угрозах. Линчевский лихо увернулся от бесед с прессой, пообещав дать объяснения после заседания. А позже, скрывшись за надежными спинами сотрудников пресс-службы, покинул помещение без комментариев. В свою очередь, его пресс-секретарь попросила нас прислать в Министерство официальный запрос. Бумагу мы, разумеется, направили, и будем рады опубликовать позицию Александра Линчевского, если он, конечно, будет готов ее озвучить.

Руководитель Линчевского, и.о. министра здравоохранения Ульяна Супрун уже вступилась за подчиненного и назвала репутационный скандал, с которым совпала публикация видео операции, “атакой на МОЗ”.

“Я думаю, что да, что это было сделано нарочно. Мы написали письмо в Счетную палату в тот же день, но полную стенограмму нам дали только вчера. При этом у журналистов она появилась раньше, и ответ Ольге Богомолец был дан 25 мая. Да, это атака на МОЗ через Александра Линчевского", - сказала Супрун.

При этом в своем комментарии после заседания дисциплинарной комиссии министр несолько раз назвала заместителя красноречиво: “наш Линч”.

Тодуров свою причастность к каким-либо “атакам”, разумеется, отрицает. Еще бы - ведь он возглавляет государственный институт, который находится в ведении Минздрава. “Я сижу на государственном стуле, в государственном кабинете, какие могут быть конфликты”, - кратко резюмирует врач.

Хотя сам Линчевский заметно волновался на заседании комиссии, которая решала его судьбу, становится очевидным, что Минздрав и Кабмин его поддерживают. Об этом в кулуарах зала заседаний комиссии говорили журналисты. То же мнение нам подтвердили в правительстве.

“Принятое решение о том, что Линчевского нужно оставить в должности, должно быть безапелляционным, иначе руководители КМУ и МОЗ могут понести непоправимые репутационные потери, - рассказал “Вестям” источник в Кабмине. - Именно поэтому одной рекомендацией Комиссии по вопросам высшего корпуса государственной службы оно не ограничивается. Для этого и “тянется резина” с экспертизами. Чтобы решение КНИСЭ было аргументом для принятия решения высшим руководством. Но всем же понятно, каким будет это решение”.

Марина Шевченко

 



Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...