Новости

«Не позволим, чтобы Украина вошла в ЕС под флагом Бандеры»

Польша и Украина сошлись в дипломатическом клинче из-за 76-й годовщины Волынской резни. В очередной раз повторяется ситуация прошлых лет, когда Варшава напоминала Киеву о преступлениях украинских националистов, а Киев пытался словесными манипуляциями приуменьшить степень их вины.

 

В этот раз украинский МИД обвинил в манипуляциях Варшаву и призвал не политизировать тему. «Однозначно и решительно осуждаем преступления против мирного населения – украинцев, поляков, чехов, евреев и других пострадавших. В то же время не можем согласиться с односторонней и политизированной оценкой трагических событий 1943-1944 гг. со стороны польских политиков и дипломатов. Недопустимыми являются попытки манипуляций трагической историей», – говорится в заявлении внешнеполитического ведомства Украины. 

Украинский посол в Польше Андрей Дещица разыграл лицемерный спектакль – возложил венки к памятнику жертвам Волынской резни в Варшаве. Венки с жёлто-голубыми лентами, символизирующими флаг самостийной Украины, под которым палачи из ОУН-УПА резали польских женщин и детей.

 «Мы живём во времена, когда усиливаются агрессивные тенденции. Мы хорошо это чувствуем на Украине, когда нас атакует Россия, и мы должны сделать всё, чтобы сохранить мир и покой, помня о прошлом», – заявил Дещица. 

Смешав в кучу гнилое и свежее, украинский посол пытается отвести тему Волынской резни в сторону и спрятаться за выдуманным пропагандистским плакатом «Россия – агрессор». По логике русофобии украинский национализм, вскормленный и вспоенный поляками, слишком необходим и самой Польше как инструмент вредительства России, поэтому она не может однозначно и принципиально его осудить. Осудить хотят не столько сам украинский национализм, сколько одно из проявлений его человеконенавистнической сущности – полонофобию. Русофобская составляющая этой идеологии Варшаву устраивает. 

С конца 1980-х постсоциалистическая Польша строит свои взаимоотношения с соседями на ретроспективном взгляде на историю. Пресловутая историческая политика – основа внешней политики Варшавы. В зависимости от политического контекста и отношений с конкретной страной она то активизирует исторические дебаты, то забывает о них. Например, Швеция является союзником Польши в Балтийском регионе в рамках проекта Восточного партнёрства. Поэтому Польша никогда не вспоминает свои войны со шведами и т.н. Шведский потоп – разграбление шведами Речи Посполитой в 1655-1660 гг. Последствия шведского вторжения были настолько ужасными, что второе название Шведского потопа – Кровавый потоп.

Все исторические обиды Польши предназначены в основном для России. Украина стала объектом исторических претензий Польши во многом случайно, хотя эта случайность закономерна. Польша, поставив во главу угла своих международных отношений историческую политику, в начале 1990-х то же советовала сделать Украине. Импортировав туда идеологический тезис о России как притеснительнице, Варшава недооценила силу рикошета такой политики и сама очутилась в списке притеснителей Украины. 

Загрузка...

Специально к 76-й годовщине Волынской резни газета украинской диаспоры в Польше «Наше слово» разразилась серией публикаций с целью замутить тему резни и увести внимание читателя в сторону. Статьи возвеличивают главаря УПА Романа Шухевича и осуждают внимание Варшавы к геноциду поляков на Западной Украине. Изюминкой на торте стала статья «Как польская историческая политика изменяется в зависимости от героев» о соучастии поляков в убийствах евреев в годы Второй мировой войны.

Надо отдать должное украинским пропагандистам, они нажали на болевую точку польской пропаганды. Изображая из себя исключительно жертву злобных соседей, Польша яростно отрицает свою причастность к холокосту, хотя у Израиля и бежавших в другие страны польских евреев мнение совсем другое. 

Самый известный еврейский погром с многочисленными жертвами произошёл в Едвабне 10 июля 1941 г., т.е. за день до начала Кровавой недели – одновременной атаки банд ОУН-УПА сразу на 99 польских сёл на Волыни. Евреев в Едвабне убивали не гитлеровцы, а поляки с разрешения гитлеровцев. 

Первый день Кровавой недели, 11 июля, с 2009 г. является Национальным днём памяти жертв геноцида граждан II Речи Посполитой украинскими националистами. Украинские СМИ в Польше, сосредоточившись на 78-й годовщине еврейского погрома 10 июля в Едвабне, попытались спрятать в тумане громких лозунгов 76-ю годовщину Волынской резни. Украинский национализм миролюбием к евреям никогда не отличался и сам причастен к их истреблению. Современные украинские националисты вспоминают Едвабне не из-за сочувствия к убиенным.

Острота темы Волынской резни обусловлена не только количеством жертв (по данным польских историков, погибли 100-150 тыс. поляков), но и тем, что в ней содержится территориальный вопрос. Официальная Варшава не может определиться, как обозначить территориальный ареал, где происходила резня, ведь поляков резали не только на Волыни.

До 1939 г. земли нынешних Львовской, Тернопольской и Ивано-Франковской областей административно были поделены на несколько воеводств и считались Восточной Малопольшей. Употребление этого термина сейчас воспринимается Киевом как претензии на украинские земли. В 2016 г. президент Польши Анджей Дуда инициировал пересмотр закона об ответственности за оправдание преступлений ОУН-УПА против поляков, указав, что необходимо уточнить формулировки «Восточная Малопольша» и «украинские националисты». 

Так в обиход было введено словосочетание «Восточная Галиция», против чего протестуют многие польские оппозиционные политики и общественные и религиозные лидеры. Они видят в этом отказ Польши от исторических прав на эти земли, пусть даже прав, понимаемых ретроспективно. 

 

 

Варшава видит попытки Киева сгладить впечатление от масштабов совершённых украинскими националистами злодеяний посредством включения в список жертв Волынской резни украинцев как равно пострадавшей стороны. Украинцы от рук ОУН-УПА гибли тоже, но это были украинцы, не принявшие животную идеологию украинского национализма. Если им и быть в памяти о тех событиях, то только рядом с польскими жертвами ОУН-УПА. МИД Украины вспоминает о таких украинцах в своих нотах в совсем ином контексте – как о жертвах встречного геноцида поляками украинского населения. 

Нюанс в том, что некоторые польские отряды самообороны, действительно, проводили ответные атаки на сёла ОУН-УПА. Потеряв своих жён и детей, эти поляки хотели отплатить оуновским бандитам той же монетой. Это были отдельные случаи, потому что волынским полякам приходилось больше думать об обороне, а не о нападении. 

Об этом говорит колоссальная разница в количестве жертв. Даже украинские власти, зная о 100-150 тыс. мёртвых поляках, не называют количество жертв со стороны боевиков ОУН-УПА и их семей, потому что жертвы эти были во много десятков раз меньше. Волынская резня была успешно осуществлена ОУН-УПА как раз потому, что нападения на поляков были произведены внезапно и одновременно в нескольких местах. 

11 июля в Польше отметили Национальный день памяти жертв геноцида поляков

Тема Волынской резни постепенно обрастает собственными мифологемами. После введения Украиной в 2016 г. запрета на эксгумацию поляками жертв резни на территории Западной Украины поляки сравнивают свою страну с древнегреческой Антигоной. Героиня Софокла вопреки запрету царя погребла останки своего погибшего брата, и это стоило ей жизни. С такой же пылкостью поляки требуют погребения каждой жертвы геноцида.

 Киев пойти на это не может, потому что тогда чуть ли не на каждом километре в Львовской, Тернопольской, Ивано-Франковской, Ровенской, Волынской областей появятся мемориальные кресты, таблички, памятники «Здесь жил/работал/убит руками ОУН-УПА такой-то». Вся Западная Украина превратится в большой акрополь, и масштаб зверств украинских националистов станет очевиден. 

Директор Украинского института национальной памяти (УИНП) Владимир Вятрович (кстати, институт создан тоже по наущению поляков, и есть полная калька с Польского института национальной памяти) поставил Варшаве условие: запрет на проведение польской стороной поисково-эксгумационных работ на Украине будет снят после того, как в Польше восстановят хотя бы один из демонтированных памятников ОУН-УПА. 

Такие памятники впервые появились в приграничных с Украиной польских воеводствах в начале 1990-х. Варшава отнеслась к этому снисходительно, рассчитывая потаканием украинскому национализму привлечь его на свою сторону в противостоянии Запада с Россией. В 2000-х наметилась тенденция к автономности украинского национализма в том смысле, что в нём зазвучали антизападные нотки, выраженные преимущественно в антипольском тоне. Например, официальная страница «Правого сектора», тогда ещё маргинальной организации, содержала список территориальных претензий к соседним странам, в т.ч. Польше. 

После 2014 г. пресс-секретарь «Правого сектора» Андрей Тарасенко уже прямо говорил, что Польша обязана вернуть Украине восемнадцать повятов, поскольку это этнические украинские земли. Варшава поняла, что пришло время спросить с украинских националистов за прошлые преступления. Зарождавшийся в середине 2000-х вопрос ответственности ОУН-УПА за Волынскую резню после 2014 г. встал ещё острее. Поляки приступили к демонтажу памятников ОУН-УПА на своей территории, пользуясь тем, что большинство из них установлены нелегально. Были снесены памятники в Верхрате, Грушовицах и т.д. Теперь УИНП требует их восстановления.

Узел польско-украинских противоречий затянут слишком туго, чтобы его можно было легко развязать. Обоюдно претендуя на звание самой благородной жертвы самых беспощадных соседей, Украина и Польша сцепились в припадках эгоизма, не желая лишаться политических дивидендов, которые они надеются получить от своей исторической политики. 

* * *

По поводу скорбной даты 11 июля высказался маршал (спикер) Сената Польши Станислав Карчевский. По его словам, Польша является «послом» Украины в её стремлении в Евросоюз и НАТО, но нельзя забывать о трудных страницах истории. «Мы никогда не позволим, чтобы Украина вошла в ЕС под флагом Бандеры. Для нас это принципиальный вопрос, который мы будем решительно отстаивать», – заявил маршал Сената.

В свою очередь, президент Польши Анджей Дуда назвал важнейшее условие для налаживания польско-украинских отношений. Им является согласие Киева на проведение эксгумации жертв Волынской трагедии.

фото: news.ru​

Владимир Марков

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.
Тэги: 
Загрузка...
Загрузка...